Главная » Статьи » Воспоминания ветеранов 56 СД » Воспоминания ветеранов 213 СП

Воспоминания Сучкова Н.С.



Письмо №1. Н.С. Сучков к В. Бардову. 1987 г.

Здравствуйте, Василий! Я получил от Вас письмо, за которое Вам очень благодарен.
Отвечаю на Ваши вопросы:
На встрече ветеранов приграничных боёв под Гродно, организованной Макеевой и сопоцкинцами в 1987 г. я познакомился с Шмелёвым А.Д., приехавшим из Калининской обл. (указывает и его адрес – В.Б.). Мы с ним и с женой лейтенанта Пилькевича, приехавшей из Минской обл. (приводит ее адрес – В.Б.) побывали у ДОТа №59, который он защищал.
Майора Яковлева и комиссара Черных в последний раз я видел после парада 1 мая 1941 г., в первый понедельник, когда по тревоге мы выходили в летние лагеря.
Комбата 2-го батальона Шилова в последний раз я видел, примерно, за 2 недели до начала войны, когда он давал команду командиру нашей 2-й пульроты, лейтенанту Ковалёву, сдать старое оружие. Ковалёв ответил: «Когда я получу новое оружие – тогда и сдам старое». И после этого разговора, больше я не видел ни Шилова, ни Ковалёва.
Комиссара 2-го батальона я не помню.
Командиром нашего взвода был участник финской войны, младший лейтенант Артюшков, но примерно за 15 дней до войны, его направили в танковый полк с сержантами Омаровым и Чильцовым и бойцами Потаповым, Бабенцовым и Черковым. До этого обязанности помощника командира нашего пулеметного взвода выполнял сержант Омаров.
Командиров остальных рот я не помню.
Замполита нашей роты я не знаю. Политзанятия проводили командиры взводов и зам.ком.роты лейтенант Матеров.
В деревне Головенчицы, где занимал (располагался в летнем палаточном лагере – В.Б.) наш 2-й батальон, я до сих пор (после войны – В.Б.) не был. Я всё время (во время встреч организуемых Макеевой – В.Б.) настаивал (на поездке туда – В.Б.), но (всегда – В.Б.) не хватало времени (на это – В.Б.), или, вернее – не доезжали (туда – В.Б.). И если в этом году удастся – я обязательно побываю там, где я оставил в окопах своих убитых товарищей.
Пограничники не сражались (на их заставе №1 лейтенанта Сивачёва – В.Б.), т.к. погранзаставы были порезаны немцами.
В музее (СШ Сопоцкина – В.Б.) есть 3 мои фотографии и четвёртую вышлю и Солодухина, Могилевцева, Потапова.



Лейтенант Панченков был командиром 1-го взвода, а когда он заступал в караул и был начальником караула – я был его разводящим.
Это верно, что перед войной часть наших оставшихся командиров были отозваны из нашего 2-го батальона в тыл (в 1-й и 3-й батальоны и к штабу полка) на курсы переподготовки и не только Панченков, но и другие командиры из стрелковых рот, пулеметных и миномётных взводов. Лейтенанта Панченкова последний раз я видел дней за 10-15 до войны – пока его не отозвали из 2-го батальона на курсы переподготовки.
После войны я в районе д. Гожа и на переправе не бывал, а ведь так хочется побывать там и я рассчитываю побывать там в этом году, и если мне не помогут, то я пойду пешком на место стоянки 2-го батальона (палаточного лагеря в д. Головенчицы – В.Б.) и переправы через Неман под артогнём немцев.
Да, бывали случаи, когда местные националисты били по нам с чердаков, мельниц, 2-х и 3-х этажных домов на 2-й день войны в Гродно и в последующие дни в Желудке и в Белицах. На трассе Желудок-Белица, нацистами были сожжены на трассе 16 автомашин и гусеничный трактор ЧТЗ с тремя прицепами с оружием и боеприпасами.
Адрес сестры Солодухина я сообщу позже, узнаю адрес через Надеженскую школу.
В субботу (т.е. 21.06.1941 г. – В.Б.) в наш 2-й батальон приехала кинопередвижка на машине ГАЗ-ММ и было показано кино «Чапаев». А после окончания кино, у нас не оказалось связи ни с полком, ни с дивизией, ни с погранзаставами. Взвод связи отправился налаживать связь, а погранзаставы были порезаны, как и наши связисты – немцами. А мы в это время легли спать, кто-то из нас и не спал, а кто-то был в пределах сна и вдруг послышались выстрелы – это наши часовые вступили в бой. Начкар лейтенант Матеров поднимает 2-й батальон в атаку и погибает. Атака была отбита. Немцы отступили, понесли большие потери. Многие из наших бойцов и я в том числе вступили в бой в кальсонах, а атака была отбита еще в темноте. Два немецких офицера были убиты поварами возле кухни (я об этом Вам, Василий, попозже напишу подробней).
Яворскую я не знал. Уколы нам делала какая-то другая женщина и нам не докладывали, кто она.
Других офицеров по фамилиям я никого не знал.
Все стрелковые роты батальона, кроме нашей 2-й пулемётной, которая всё время находилась в карауле, рыли противотанковые окопы.
Панченкову я послал свой рассказ о первых боях на границе и такие же фото, что и Вам я послал, попросил его, чтобы он меня поправил – ведь он знает больше солдата, но прошло уже около года, а ответа я так и не получил – только он поздравил меня к Новому году. До свидания.





И к этому письму Сучков приложил 2 тетрадных листка с описанием его товарищей по 2-й пульроте:

1.   Курбатов Григорий Тимофеевич, 1920 г.р., пулемётчик, среднего роста из Ново-Успенки, Булаевского района, Северо-Казахстанской обл. Русский. Лицо полное и круглое. Русявый, колхозник-разнорабочий. Увлекался гармонией. Вступил в бой на посту и там погиб. Из родных осталась сестра – Морозова Евдокия Тимофеевна, жила в Карагуге того же района.

2. Цыганков Дмитрий Никитович, 1920 г.р., пулемётчик, среднего роста из Ново-Успенки, Булаевского района, Северо-Казахстанской обл. Русский. Лицо полное и круглое и угреватое. Русявый, колхозник, рабочий. За несколько дней до войны были отозваны пулеметные взвода из стрелковых рот для переподготовки в полк, (в расположение 1 и 3-го батальонов – В.Б.) и там они и вступили в бой. Сестра его – Уланова Мария жила в том же селе.

3.  Могилевцев Алексей Григорьевич – пулемётчик ниже среднего роста, 1920 г.р., из села Надежка, Булаевского р-на, Северо-Казахстанской обл. Русский. Русявый. Тракторист. В бой вступил первым, примерно в 2 часа, после просмотра кино «Чапаев». Во время боёв отнесся (проявил себя В.Б.) отлично. Семья и родня вымерли. В последний раз я видел его убитым в окопе, в двух метрах от меня, при 4-й атаке в 18-19 часов (22 июня – В.Б.).

4.  Солодухин Пётр Михайлович - пулемётчик, 1920 г.р., среднего роста из села Надежка, Булаевского р-на, Северо-Казахстанской обл. Русский. Работал чабаном в колхозе. Проявил себя героически – сражался до последней пули! Родители вымерли, а сестра жила в Омской обл., в селе Кроны. В последний раз я его видел во время переправы через р.Неман, примерно в 20-21.00, я посадил его и Цибезова на лодку с пулемётом и от разрыва немецкого снаряда лодка опрокинулась и мои товарищи пошли ко дну на моих глазах!

5.  Цибезов - пулемётчик, 1920 г.р., среднего роста из Узбекистана. Русский. Русявый. Лицо полное и круглое. Был всегда весёлый и увлекался песнями. Проявил себя в бою героически.

6.  Ковалёв - пулемётчик, 1920 г.р., среднего роста. Русский. Чернявый, худощавый. Увлекался чтением книг. В бою проявил себя отлично. Погиб на моих глазах при 4-й атаке в 18-19 часов.

7.  Бернов – сержант, командир 1-го отделения. Ниже среднего роста, 1920 г.р., из Северо-Казахстанской обл., г. Петропавловска. Русский. Полный. Лицо круглое, русявый. Парикмахер. Когда часовые вступили в бой – был в карауле разводящим и со своим отделением, с пулемётом побежал занимать заранее закреплённую (за ними В.Б.) огневую точку, примерно в 2-2.30 ночи (тогда я видел его в последний раз). После второй немецкой атаки, Авдеев притащил с поля боя пулемёт из отделения Бернова и 3 коробки патронов. Я считаю отделение Бернова погибшим там.

8.  Шевелёв Константин Петрович – автоматчик 5 роты, среднего роста, 1920 г.р., из села Свет, Булаевского р-на. Чернявый, весёлый, энергичный, резковат. Тракторист. Увлекался пулемётом. Погиб на моих глазах при 4-й атаке в 18-19 часов. Брат жил в Караганде.

9. Фомин Иван Фёдорович – солдат, шофёр зенитной установки,  среднего роста, 1920 г.р., жил на хуторе Буган (но его уже нет). Родители жили в селе Ново-Успенка, где и умерли. Русский. Полный. Лицо круглое, русявый. Со школьной скамьи мечтал быть шофёром. А в армии служил водителем зенитки с четырьмя спаренными Максимами. У него где-то был неродной брат по матери. Последний раз я его видел сгоревшим возле его зенитки на второй день войны, в 11-12 часов, в районе Гожи, в лесах, после немецкой бомбёжки.

10. Асеев Николай Павлович - пулемётчик, 1920 г.р., среднего роста. Из Ростова-на-Дону. Русский. Русявый, весёлый, энергичный. Белое лицо. Погиб на посту. Последний раз я видел его, когда он заступал в караул в 18 часов 21.06.1941 г.

11. Авдеев – служил в батальонной сапожной мастерской. 1920 г.р., из Булаевского района. Русский. Русявый, лицо смуглявое. Во время боёв проявил себя героически. Был глухой. После боёв ходил на поле боя и приносил патроны, собирая их у наших убитых, а потом притащил и пулемёт из отделения Бернова с тремя коробками патронов. А после третьей атаки Авдеев с поля боя не вернулся и я считаю его погибшим там.

12.  Панченко – старший сержант, И.О. старшины. Среднего возраста, полный, с круглым, белым лицом. Когда начался бой – он со взводом отправился в расположение полка за боеприпасами. В последний раз я его видел, когда он бежал в хоз.взвод по тревоге.

13. Лейтенант Матеров – среднего возраста, чернявый, русский. Лицо круглое, чистое. Был 22.06.1941 г. начкаром и поднял 2-й батальон по тревоге – скомандовал: «Батальон, в ружьё! В атаку! За мной»!
И так мы пошли в атаку и атака немцев была с большими потерями отбита. После той атаки я Матерова не видел.

Уважаемый В. Бардов! Я высылаю Вам ответы на Ваши вопросы о моих товарищах, первыми вступивших в бой на гос. границе СССР, в районе Сопоцкино. Узнать подробности о них и увидеть их фото Вы можете в музее СШ в Сопоцкине. В мае я был на встрече (ветеранов – В.Б.) в 14-й школе и в Сопоцкине и остался очень доволен. Мы уезжали домой с хорошими впечатлениями о Гродненщине. Она для меня очень дорогая и за неё многие мои товарищи отдали свои жизни.
С уважением к Вам – Николай Сидорович Сучков.

Письмо №2. Н.С. Сучков к В. Бардову (13.02.1988 г.).

Здравствуй, уважаемый Василий! Я получил от тебя 3 письма и отвечаю на твои вопросы.
1) С Сопоцкинской школой никто конкретно не переписывается – они только поздравительные присылают и приглашения на встречи.
2) Из гродненской СШ-14 (где Макеева работала завучем и вроде бы создала свой музей – В.Б.) со мной тоже никто не переписывается. Хотя я выслал им в июне (1987 г. – В.Б.) свои воспоминания за первый день войны – ответа не получил.
3) О писаре 2-го батальона Храпатове В.В. я постараюсь узнать, когда поеду к друзьям в Северо-Казахстанскую обл. Возможно он что-то им и рассказывал, ну и побываю у его жены. После войны нами никто не интересовался и смотрели на нас с подозрением, как на изменников Родины.
Мы первыми встретили врага на государственной границе СССР в 2 часа ночи. Василий Васильевич Храпатов, 1920 г.р., жил в селе Ново-Успенка, Булаевского р-на. До призыва в армию работал бухгалтером в колхозе. В армию был призван вместе со мной 8.10.1940 г. Он был среднего роста, русявый, неразговорчивый. Личное время проводил в одиночестве. После войны я встречался с ним, но он не хотел ничего рассказывать и говорил: «А разве сам ты не знаешь, как было?». И на этом разговор заканчивался. Я с ним разлучился с 1947 года и по настоящее время. По званию он был солдат, а кому подчинялся – я не знаю. Храпатов мне говорил, что приказ на 23 человека (о присвоении очередных званий?! – В.Б.) есть в (их 2-м – В.Б.) батальоне, но его не успели зачитать.
4) С Вещуновым я не переписываюсь – я не знаю его.
5) В какой танковый полк были направлены мл. л-т Артюшков с сержантами Омаровым и Чильцовым и бойцами Потаповым, Бабенцовым и Черковым – я не знаю, но знаю, что один танковый полк стоял недалеко от наших казарм (казарма их 2-го батальона была за автовокзалом в Гродно – В.Б.).
6) Артюшков участвовал в боях в войне с Финляндией и был ранен в ногу, чернявый, спокойный, требовательный к солдатам, но отзывчивый.

7)  Омаров был чернявый казах, среднего роста, с круглым и корявым лицом. Был очень требовательным к своим подчинённым.
В мае-июне 1941 г. переведен в 29 МСП 29 ТД" (взвод л-та Гиндина Б.А.). 
Возможно, Омаров Туктыбай 1917 г.р., призван 20.03.1939 г., Чаяновский РВК, Казахская ССР, Южно-Казахстанская обл., Чаяновский р-н. ссылка,№455. ссылка,№174.

8) Чильцов был: русявый, низкорослый, худой и очень настойчивый и требовательный к своим подчинённым.

9) Потапов был: 1920 г.р., низкорослый, полного телосложения, круглолицый, русявый, лен
ивый, неповоротливый и неразговорчивый. Свободное время проводил в одиночестве. Внешность его – вечно чем-то был недовольный.

10) Бабенцов был: 1920 г.р., низкорослый, лицо круглое, смуглявое. Русявый и улыбчивый. В последнее время относился хорошо к учебным занятиям.

11) Черков был: 1920 г.р., родом из-за Москвы, из села Черково, низкорослый, чернявый, худощавый, неустойчивый. К занятиям относился безразлично и над ним пришлось много поработать с-ту Омарову и мне, т.к. Черков был в нашем отделении. Но у него была и хорошая черта, он отлично стрелял с левого плеча и как мы над ним не работали, чтобы научить его стрелять с правого – но так и не научили.
Черков Михаил Андреевич 1920 г.р., Московская обл., с. Черково, ныне Калязинский район Тверской области, примерно в 1 км находится село Волосово. Призван 08.10.1940 г. Маргеланский РВК, Узбекская ССР, Ферганская обл. Вероятно, вышел из окружения. Плен 18.05.1942 г. Освобожден 23.05.1945 г. ссылка,№1342.

12) В танковый полк должны были перевестись и я с Могилевцевым - ведь мы были механизаторы, я закончил годичную школу в 1938 году бригадиров-комбайнёров, а Могилевцев – трёхмесячные курсы трактористов. Но командир роты лейтенант Ковалёв нас, пулемётчиков, не отпустил, а вернее – отстоял.
13) Никаких снимков (с прошлых встреч ветеранов в Гродно – В.Б.) я ни от кого не получал, но хотел бы получить.
14) С Максименко я держу связь – обмениваемся поздравительными открытками.
15) Наш 2-й батальон располагался в Липнишках, а в декабре 1940 г. совместно с дивизией проводили тактические занятия. Когда передвигались в Гродно – занятия проходили трое суток. Ночевали по квартирам по отделению в населённых пунктах. Наш 2-й батальон остановился в Гродно, а остальные были в Фолюше. Еще с нами была полковая школа – занимала третий этаж, а остальные два этажа занимал 2-й батальон.
16) В Ивье я не был, но знал по разговорам, что полк находился там.
17) Когда мы вышли из Липнишек в Гродно – особых трудностей не было в наших тактических занятиях, проводимых под лозунгом: «Трудно в учёбе – легко в бою». Занятия – есть занятия и обижаться на них нельзя. Например, с собой у нас были: ранцы с личными вещами бойцов, 2 простыни, 2 одеяла, винтовка, противогаз, на ремне висели: сапёрная лопатка и подсумок для патронов, на голове была каска и еще в состав отделения входил пулемёт Максим, весом в 66 кг! Армия в некоторой степени дала нам развитие. Например, когда к нам в отделение прибыли Потапов, Черков и Бабенцов – я даже не представлял себе, что бывают такие недоразвитые люди, а прослужив 8 месяцев, они вошли в колею армейской жизни.
18) Со Шмелёвым (Андреем Даниловичем из ДОТа №59 – В.Б.), я не переписываюсь, но открытками его поздравляю.
19) С Ниной Пилькевич я переписываюсь (вдова командира ДОТа №59 – В.Б.).
20) Сына майора Яковлева я поздравляю открытками.
21)  Лейтенанта Ковалёва я хорошо знаю – я был у него связным, а он для нас – солдат был как отец родной. Он был низкого роста, полный, круглолицый, с небольшими чёрными усиками, похожими как у Будённого. Среди личного состава он пользовался авторитетом. Наша рота в полку занимала 1 место по боевой и политической подготовке и выходила в победители в соц. соревновании.
Дважды публиковались все с фотографиями в армейских газетах, а я вырезал те фото со статьями и высылал домой родителям. Каждое утро перед занятиями (Ковалёв – В.Б.), построенную старшиной роту обходил, её строй и проверял глазами каждого бойца, его выправочку и заправочку, внешность бойца, сверху донизу и тогда задавал вопрос: «Ну, как, бойцы, пройдём»? И мы в один голос отвечали: «Пройдём»! И тогда Ковалёв давал команду командирам взводов, развести взводы по занятиям. И взводные по команде, строевым шагом, разводили нас согласно расписанию. Вот таким был наш ком.роты Ковалёв и я его никогда не забуду – он всегда со мной в моей памяти. А когда «на улице» была плохая погода (дождь или метель) – он разрешал проводить занятия в казарме. А мы – солдаты не подводили своих командиров взводов и ротного.
22) С Панченковым я переписываюсь и тоже его хорошо помню, но он почему-то плохо отвечает (боролся с раковой опухолью – В.Б.). Он был командиром 1-го взвода и до войны был отозван и в бою в 1-й день войны не участвовал. А в последний раз перед войной я видел его как его отзывали из нашего батальона.
23) С Ракитянским я связь держу – я с ним встретился в 1986 году.
24) От начальника клуба Васильева я снимков не получал и его жену я не знаю.
25) Как я понял, Василий – ты хочешь составить историю г.Гродно в ВОВ. Позже я тебе вышлю свой рассказ о пребывании в первые дни войны на Гродненщине".

213 СП входил в состав 56 СД, штаб дивизии располагался в Сапоцкино. Командиром полка был майор Яковлев Тимофей, родом из Калуги. Зам. командира полка по политчасти майор Черных. Командир во 2-м батальоне капитан Шилов. Командиром 2-й пулеметной роты был лейтенант Ковалев. Командир первого взвода лейтенант Панченков В.И., проживающий в г.Лида. Командиром второго взвода был мл.лейтенант Артюшков. Зам. командира роты был лейтенант Матеров. Названные мной командиры, были участниками финской компании, были награждены орденами и медалями. Командиров третьего взвода и хозвзвода  я не знаю. Старшина роты был Меркулов и старший сержант Панченко, командиры отделений были сержанты: Лукьяненко - первого отделения первого взвода, Омаров - второго отделения второго взвода, а Чильцов - командир первого отделения второго взвода.
Второй батальон располагался в городе Гродно, после парада 1-го мая и празднования его, по боевой тревоге, выходит в военный городок, где располагалась дивизия, совместно с полком выходим в летние лагеря, в Августовские леса. Адрес: полевая почта Сопоцкино, номер не помню. Поступила команда батальонам благоустраиваться, а нашему второму батальону - отдыхать. После ужина поступила команда проверить шанцевый инструмент, ранцы, шинели в скатках, котелки, чтобы не бряцали. Саперные лопатки, подсумки на ремне, чтобы все было в порядке, и как только стемнело, батальон отправился в приграничную полосу, к 9 часам прибыл к месту назначения в лесу, метрах в 300 от речушки Черная Ганча. Батальон стал устраиваться, а вторая пулрота заступила в караул. И так пулеметная рота все время находилась в карауле. Батальон располагался в пределах 1000-1500 м от государственной границы СССР. Батальон строил противотанковые траншеи глубиной 4 метра, ширина по верху 6 метров, по низу 2 метра. И ограждение из проволоки, а строительные батальоны строили ДОТы и дзоты. Полуторки ЗИС-5 возили бетон в ночное время, только был слышен гул машин, прерывающий пение птиц в Августовском лесу. Держали связь с полком, дивизией и погранзаставами. Точное расположение полка и дивизии солдаты не знали. Со стороны Германии нарушалась наша граница, с воздуха самолеты залетали в наши тылы, фотографировали расположение частей, а наземный переход задерживался погранзаставами. Сообщалось ли об этом вышестоящему командованию, я не знаю. Только знаю, что на политзанятиях информировали, что немцы проводят учебные занятия. Нарушения прекратились, примерно, за 10 дней до начала войны. Командный состав был отпущен в отпуска, в том числе, старшина Меркулов, его заменял старший сержант Панченко. Остальные командиры были отозваны в тыл вместе с пулеметными и минометными взводами, которые входили в состав стрелковых рот, для переподготовки. Командир 2-го взвода младший лейтенант Артюшков вместе с сержантами Омаровым, Чильцовым, бойцами Потаповым, Бабенцовым, Чирковым были направлены в танковый полк, то есть, направили не имевших отношения к технике, а механизаторов, вроде нас с Могилевцевым, не направили. На заместителей командиров рот и исполняющих обязанности командиров рот было возложено строительство противотанковых траншей. Замкомроты Матеров назначил из числа отличников боевой и политической подготовки командиром взвода Пучкова, он же - командир второго отделения вместо Омарова, а взамен сержанта Чильцова, - Бернова. Пучкову и Бернову были присвоены звания сержантов.
14 июня 1941 г. батальон выходит на границу, ночью, скрытно, а по утру отбой после тревоги. Заместитель командира роты собрал сержантов, вывели в места построенных огневых точек, закрепили за отделениями. За пулеметной ротой был закреплен ДОТ, в котором была вмонтирована пушка, помимо стрелковых амбразур. 18 июня боевая тревога повторилась, огневые точки было приказано не занимать, окопаться в 20-30 м от них. 18-19 июня бойцы пишут последние письма родителям, знакомым и своим любимым девушкам, которые обещали их ждать. Они письма получили, когда уже шла война, это были последние письма для них, потом получили извещения "пропал без вести".
21 июня зазвонил телефон в караульной палатке, в 2 часа ночи поступила команда вывести батальон по тревоге на границу, огневые точки не занимать, окопаться, что и было сделано. С восходом солнца на немецкой стороне послышался шум моторов, то усиливающийся, то уменьшающийся, так повторилось несколько раз. Через 15-20 минут гул стих, только было слышно пение птиц. В 8 часов утра батальон без шума, по-одному отходит в расположение лагеря, пулеметная рота занимает свое место в карауле. Батальон позавтракал под утреннее пение птиц, приступил к чистке оружия, стирке подворотничков и подшивкой их, кто-то купался в речке, в общем, готовились к выходному дню. К вечеру подъезжает кинопередвижка на полуторке, был показан фильм "Чапаев", после кино проверили, не оказалось связи ни с полком, ни с дивизией, ни с погранзаставами. Взвод связи отправился налаживать связь и не вернулся, они были порезаны фашистами, аналогично с личным составом пограничной заставы. Кто спал из бойцов, кто был в пределах сна, а повара готовили вкусный завтрак к выходному дню. Вдруг, послышались одиночные выстрелы, это стреляли часовые, дали знать, что война. Лейтенант Матеров - начальник караула поднял батальон по тревоге. Поварами было убито два немецких офицера у котлов (вероятно, диверсанты хотели отравить пищу). Батальон побежал занимать свои закрепленные огневые точки, но было уже поздно, огневые точки были заняты немцами. Батальон пошел в атаку, которая была отбита, но немцы отступили. Итог первого боя: лейтенант Матеров убит, мы не досчитались многих своих товарищей. В этом бою погиб сержант Бернов со своим отделением, бежавшим занимать огневую точку. Комсорга роты нет. Оставшиеся в живых бойцы ползли по-пластунски с поля боя в расположение батальона с криками: "Не стреляйте!". После боя, к бойцам пулроты подошел с автоматом в руках боец Шевелев из пятой стрелковой роты, взвода автоматчиков, у него кончились патроны. В пулроте остались свободные места пулеметчиков, которые погибли на постах в карауле, Шевелева ознакомили с пулеметом, как им пользоваться. Когда еще шел бой, старшины отправились в полк за боеприпасами, в том числе, старший сержант Панченко. В 10 часов фашисты пошли в наступление, но их атака была отбита, вновь отличились пулеметчики и в их числе Шевелев, пулемет являлся непроходимой огневой точкой для вражеской пехоты. Фашисты отступили. У Шевелева опять кончились патроны. Не теряя времени, он, где по-пластунски, где короткими перебежками, под прикрытием коротких очередей пулеметчиков пополз на поле боя и стал собирать автоматы убитых немцев, принес их в окопы. Бойцы стали их рассматривать, одновременно изучая. Его примеру последовали бойцы Ушаков Владимир из пятой роты, Пузиков из шестой роты, уроженец села Гринево из Казахстана и другие. Это дало возможность отбить третью атаку фашистов, они отступили. После третей атаки вновь наступило затишье, не слыхать пения птиц, кукушка не кукует, дятел не стучит, как это бывало в Августовском лесу. Только изредка посылают пулеметчики одиночные выстрелы в сторону фашистов, дают знать, что они еще сильны. Прошло какое-то время и у бойцов в груди, на сердце и в душе сделалось плохо, возникло волнение, боеприпасы на исходе, а солнце клонится к земле, старшины боеприпасы не везут, подкрепления все нет и нет, а бойцы второго батальона все ожидают, ожидают и вглядываются в сторону востока. Никто не идет, не едет. Только виднеются дымовые облака в восточной стороне, а с западной стороны хорошая погода, чистое небо, никаких дымовых облаков не видать. Только видно, как в небе немецкие самолеты тяжело летят на восток и обратно. И вдруг из глубины леса слегка доносится тихий шум моторов, приближающийся к окопам батальона, где ожидали их бойцы. Фашисты наступали с участием танков, это была четвертая атака. Один танк заходит с левого фланга, второй в лоб, третий с правого фланга, медленно движутся не отрываясь от пехоты, открывают перекрестный огонь из крупнокалиберных пулеметов трассирующими пулями разных цветов, т.е. светящимися. Атака продолжается, а батальон обороняется, боеприпасы кончаются, подкрепления нет, гранат нет и не было. Могилевцев, Шевелев, Ковалев и два узбека из Ташкента обслуживали новый пулемет имени Скворцова производительностью 1200 выстрелов в минуту, погибли там же, остались в окопах. Из роты осталось трое Цибезов из Узбекистана, Солодухин и Пучков из Казахстана.
Несколько слов хочу сказать про Авдеева. Был он призван из Казахстанской области, село не знаю, гражданская специальность - сапожник. Во время зимних тактических учений Лида-Гродно он заболел гриппом, долго лечился в госпитале, когда вернулся из госпиталя, болезнь дала осложнение и он оглох. Перед войной демобилизовали поволжских и сибирских немцев и больных, в том числе и Авдеева, но он отказался ответив примерно так, что вы меня брали здоровым, здоровым и верните домой. И так он остался в роте, был помощником старшины. Во время боя он набивал патронами ленты, бой утихнет, он меня спрашивает: "не стреляют?", я киваю, он бежит на поле боя в полный рост и собирает патроны, потом набивает ими ленты. С поля боя он притащил пулемет первого отделения сержанта Бернова и три коробки с патронами, а также винтовку Гусева Петра - третьего номера. После третьей атаки он побежал на поле боя и не вернулся, я считаю его погибшим.
О взводах пушечном и минометном на конной тяге, - ни одного выстрела не сделали, - не было снарядов и мин, оптические прицелы были сданы в ремонт и куда эти взводы делись я не знаю. Пучков пытался стрелять по танкам бронебойными патронами, но они не брали броню. По приказанию Пучкова Солодухин и Цибезов разобрали пулемет и закопали в землю. Подкрепления нет, боеприпасы на исходе, мы продержались 19 часов и стали отходить с пулеметом, из которого пулеметчик Медведев во время финской войны очень много перебил финнов и погиб, ему присвоили звание Героя Советского союза посмертно, он был в то время  во взводе Артюшкова. И так мы этот пулемет сохраняли, как пулемет "Медведева".
Подойдя к Неману, где в него впадает Черная Ганча, увидели, что переправится не можем, - на той стороне Немана стоят немцы с автоматами, мы спрятались в камышах. Хорошо видим немцев, они готовят переправу в наш тыл, но поразить их нечем, - нет патронов. Два немца, погрузив оружие, ранцы и амуницию плывут на левый берег Немана и причаливают в 15-20 метрах от нас. Один немец погнал лодку обратно, второй положил свой автомат на ранцы, подошел к реке и стал умываться. Часть немцев поплыла вплавь, а часть стояла на том берегу и что-то друг другу рассказывали интересное. У нас не осталось выхода, Цибезов сказал мне взять на себя немца, оставшегося охранять ранцы и автоматы, Солодухину - поразить немцев, которые стояли на берегу, а на себя взял тех, которые плыли. Мы хватаем немецкие автоматы и стреляем. Немцы открыли ответный огонь по камышам, то есть по нам. Мы побежали, пробежав вдоль берега метров пятьсот, немецкие автоматы побросали в Неман, а с пулеметом дошли до места, где переправлялся наш полк. Переправлялись кто на чем, кто на лодке, кто на доске, на бревне, кто просто вплавь. При этом переправа обстреливалась немецкой артиллерией. Солодухин и Цибезов с пулеметом переправлялись на лодке, которая стояла пустая, а я сбросил шинель, ботинки и пошел вплавь. Взрывом лодку опрокинуло и мои товарищи вместе с пулеметом пошли ко дну. Это была ужасная переправа. На правом берегу меня встретил майор связист тяжелой артиллерии на тракторной тяге С-65, дизельные. Старшина этой части выдал мне сапоги, пилотку шинель и я стал подносчиком снарядов. Таким был первый день войны для моих товарищей и меня. При первой атаке погиб Асеев Николай из Ростова, Коротченко, Матросов, командир второго отделения первого взвода, не знаю откуда они родом.





Сучков Н.С. (в центре) рассказывает о расположении второго батальона 213 СП, второй пулеметной роты у д.Головенчицы и боях в первые дни войны.



Категория: Воспоминания ветеранов 213 СП | Добавил: Admin (24.10.2011)
Просмотров: 931 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 3.3/3
Всего комментариев: 1
1  
Спасибо Роман! Мне приятно было тут увидеть письма моего покойного друга Николая Сидоровича. Со временем я добавлю фоток и цитат из его других писем. А пока, хочу добавить, что в том же месте начинал войну один из лучших танковых "асов" немцев - Отто Кариус - автор очень интересной книги "Тигры в грязи": http://audioboo.ru/kariuso....ta.html По этому адресу можно не только почитать, но и послушать эту книгу. Кстати, в конце войны Кариус командовал воинской частью, в которой были самые мощные немецкие противотанковые САУ - "Ягдтигры". Интересно было бы связаться с его потомками.

Сучков Н.С. рассказывал и писал мне: "Командир 2-го взвода младший лейтенант Артюшков вместе с сержантами Омаровым, Чильцовым, бойцами Потаповым, Бабенцовым, Чирковым были направлены в танковый полк, то есть, направили не имевших отношения к технике, а механизаторов, вроде нас с Могилевцевым, не направили".
Фото Артюшкова мне удалось найти при помощи л-та Панченкова (оригинал которого по видимому остался у его вдовы в Лиде). А следы сержанта Омарова нашлись в книге двух Дмитриев - Лютика и Киенко и благодаря опубликованным там воспоминаниям л-та Гиндина, встретившего войну "... в 29-м мотострелковом полку дислоцировавшемся в казарме возле моста через Неман:
"Горнист заиграл боевую тревогу. Мы разбежались по своим взводам. Мой взвод был уже построен. Помощник командира взвода (кажется по фамилии Омаров) раздавал патроны. У всех солдат были самозарядные винтовки СВТ, а у сержантов и у меня - автоматы ППД. Взвод состоял из 3-х стрелковых и минометного отделения с 82-мм-вым батальонным минометом вместо ротных. Нас: то выводили из казармы, то заводили назад. А мимо двигались машины с зажженными синими фарами".
Так что, то что "были направлены в танковый полк, то есть, направили не имевших отношения к технике, а механизаторов, вроде нас с Могилевцевым, не направили" - не удивительно. В мотострелковом полку, в стрелковом взводе механизаторы были и не особо нужны. А вот толковый сержант - Омаров и опытный л-т Артюшков пришлись весма кстати. Жаль только что л-т Гиндин про Омарова больше не вспоминал. А его потомки вряд ли что-то знают о нем.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
Cайт визуально адаптирован под браузер
Mozilla Firefox Скачать/Download
В остальных браузерах сайт может отображаться некорректно!
(IE, Opera, Google Chrome и др.)
Рекомендуется установить программу Adblock. Скачать/Download
Основные источники
ОБД Мемориал Подвиг Народа
Друзья сайта
Песни сайта
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа