56-я Московская стрелковая дивизия - одно из боевых соединений Красной Армии, родившееся в годы гражданской войны. Основой ее стали части 6-й Орловской бригады, 54-й и 18-й дивизий, отдельные полки, отряды и запасные части, принимавшие в январе-феврале 1919 г. участие в боях на Севере-под Усть-Подвинском, Высокой Горкой, Лукьяновском и Шенкурском. Приказом РВСР от 24.11.1919 г. из них и была создана 56-я стрелковая дивизия, состоявшая из девяти пехотных полков и двух дивизионов артиллерии. Быстро приняв вид регулярной части, она совместно с другими соединениями перешла в наступление и в результате трехнедельных непрерывных боев под Пулковом, Гатчиной, Детским Селом при 25-градусном морозе отбросила противника за реку Нарову, заняла Ямбург. На участок фронта 56 СД у Ямбурга был переброшен с севера 499 СП, состоявший почти сплошь из поморов. Полком командовал Боговой Василий Григорьевич. Полк В.Г. Богового отразил психическую атаку Талабского полка, стремившегося прорвать фронт. При этом Боговой проявил хладнокровие и выдержку, подпустив белых на дистанцию прицельного огня.
Затем дивизия была отведена на станцию Вруда Елизаветино-Балтийской железной дороги, где кроме боевой подготовки занималась хозяйственными делами: заготовкой дров для ж.д. и петроградской промышленности. Но мирная передышка оказалась короткой и в марте 1920 г. дивизия была переброшена на польский фронт - в район Витебска и включена в состав 15 Армии. 14 мая она перешла в наступление и, прорвав проволочные заграждения противника, заняла города Лепель и Малые Доказицы, отбросила поляков за Березину. После передачи дивизии из 15-й армии в 3-ю, она закрепилась на Березине, ожидая подкреплений, а затем вновь оказалась в боях, ведя их непрерывно с 5 июля по 14 августа. Форсировать Березину пришлось под сильным артиллерийским огнем противника. Наведя мост через Неман, бойцы дивизии заняли города Новогрудок, Волковыск, Бельск, Косов и вышли к фортам Новогеоргиевска, дружным ударом под селением Жидомля и прорывом к реке Лебедь смели польские войска, захватив в плен 900 человек, 12 орудий и 65 пулеметов.  Кавалерийский полк дивизии лихой конной атакой во фланг Познанской дивизии захватил 250 пленных и 5 пулеметов. Дивизия оказалась в 20 км. от Варшавы, но под влиянием общей обстановки, сложившейся не в пользу Красной Армии, она 17 августа начала вынужденный отход ведя арьергардные бои под Островом и Гродно. Под Гродно дивизия оборонялась почти месяц, но ухудшившаяся обстановка потребовала дальнейшего отхода вдоль шоссе Гродно-Лида. Шедшая в авангарде отступавших войск, при подходе к местечку Жидомля,
она сумела 26 сентября выручить попавшую в окружение 168-ю бригаду, быстро развернулась в боевой порядок и смела поляков, захватив 500 пленных, 6 орудий и 20 пулеметов. Вновь отличился своей лихой атакой кавалерийский полк, уничтоживший до 400 солдат противника.  
Продолжая отход, дивизия вечером 27 сентября избежала угрозы окружения, переправилась через р.Лебедь и, несмотря на сильный пулеметный огонь противника, маневром очистила путь для других частей армии, захватив одновременно до 400 плен­ных, 6 орудий и 35 пулеметов. Выйдя в район Новогрудок - Молодечно, дивизия к 1 октя­бря заняла сохранившиеся со времен Первой мировой войны окопы, а с началом мирных переговоров с Польшей была отведена в рай­он Невеля. Всего в период польской кампа­нии части дивизии прошли с беспрерывными боями к Варшаве и обратно более 1000 верст, а дивизия получила название «славная из славных». За успешные и героические действия постановлением РВСР по согласованию с ЦК РКП(б) 20.10.1920 г. дивизии было присвоено название «Московская», а на сле­дующий день Исполком Московского Совета принял над ней шефство. Один из полков ди­визии за боевые отличия одним из первых в Республике получил Красное Знамя ВЦИК. С переходом на мирное положение ча­сти дивизии временно несли охрану грани­цы с Латвией и Эстонией, а в 1921 г. были перебазированы в Новгородскую губернию, в район Старой Русы. Но и после этого от­дельные ее части использовались при ликви­дации локальных конфликтов и внутренних неурядиц: борьбы с бандитизмом и дезертир­ством в Старорусском, Демянском и Холмском уездах, кавполк 10.02.1921 г. был пере­брошен в Тамбовскую губернию для ликви­дации «Антоновщины», в марте того же года - артиллерийский и 501-й полки (командир полка Фабрициус Я.Ф.) - на подавление восстания в Кронштадте. Со стороны Орани­енбаума, по льду Финского залива, под силь­ным ружейным и пулеметным огнем «московцы» первыми ворвались в Кронштадт. В декабре 1921 г. кадровая учебная бригада была переброшена в Карелию для отражения вторгшихся белофиннов, а в апреле 1922 г. учебно-кадровый полк направлен для борьбы с басмачеством в Туркестан, где сражался под кишлаками Баба-Доги и Гыдждуван, у городов Кермен и Хотырчи. Основные силы дивизии, оставшиеся в Новгородской губернии, помимо боевой учебы оказывали помощь крестьянам в уборке урожая, в сплаве леса. Лишь в июне 1922 г. дивизия была свернута в три полка и окончательно перешла на мирную учебу. «Московские» названия стали носить и полки дивизии: 166-й - Краснопрес­ненский, 167-й - Замоскворецкий, 168-й-Рогожско-Симоновский. В октябре 1923г. на дивизию была возложена задача по проведению в опыт­ном порядке перевода на территориально-милиционный принцип формирования. Она провела первый опыт территориальных сбо­ров в Новгородской и частично в Петроградской и Псковской губерниях, а в 1924 г. ди­визия окончательно стала территориальной, получив район дислокации в Петроградском военном округе - опять же в Новгородской губернии, и частично в Петроградской и Псковской.
Сущность проводившейся в 1924-1925 гг. военной реформы раскрывают в сво­их воспоминаниях советские военачальнику бывшие непосредственными ее очевидцам и участниками. Руководство страны, - пи­сал впоследствии Маршал К.А. Мерецков - пошло «по линии создания такой армии, в составе которой будут и кадровые части, и территориально-милиционные. Посто­янными кадрами явятся высший, старший, средний командный состав, часть младшего комсостава и рядовых (сверхсрочники, особые службы). Все мужчины трудового социального происхождения будут призываться для военного обучения. Одни из них пройдут службу в регулярных частях в течение разных сроков (в зависимости от рода войск), другие - непродолжительное обучение в территориальных частях, а в дальнейшем, по мере надобности, их станут призывать на краткосрочные воинские сборы...».
Солидарен с этим утверждением и Мар­шал Г.К. Жуков: «Одним из наиболее важных мероприятий реформы явилось введение территориального принципа комплектовали Красной Армии. Территориальный принцип распространялся на стрелковые и кавале­рийские дивизии. Сущность этого принципа состояла в том, чтобы дать необходимую военную подготовку максимальному количеству трудящихся с минимальным их отвлечением от производительного труда. В дивизиях примерно 15-20 % штатов составляли кадровые командиры, политработники и красноармей­цы, а остальной состав был временным, ежегодно призывавшимся (в течение пяти лет) на сборы сначала на три месяца, а потом по одному месяцу. Остальное время бойцы работали в промышленности и сельском хозяйстве. Такая система обусловила возможность быстрого развертывания в случае необходи­мости достаточно подготовленного боевого состава вокруг кадрового ядра дивизий. Причем расходы на обучение одного бойца в территориальной части за пять лет были гораздо меньшими, чем в кадровой части за два года. Конечно, лучше было бы иметь только кадровую армию, но в тех условиях это было практически невозможно. Мероприятия военной реформы были скреплены в Законе о военной службе, принятом в сентябре 1925 г. ЦИК и СНК СССР. Это был первый общесоюзный закон об обязательном несении военной службы всеми гражданами  нашей страны, одновременно определивший и организационную структуру Вооруженных Сил».
Из политдонесений по 56-й Московской дивизии за летние месяцы 1924 г. видно, что "некомплект младшего комсостава доходит до 60-65%, в результате сильно увеличивается нагрузка на комсостав, что порождает усталость в работе», «в 168-м полку за первую неделю июля самовольно отлучившихся свыше 20 человек, 80% их падает праздничные дни, по окончании которых терармейцы возвращаются. В начале месяца отмечено шесть случаев пьянства комсостава", "материально-хозяйственное состояние дивизии удовлетворительное. Недостаток летнего обмундирования был ликвидирован. Неважно с постельными принадлежностями переменного состава. Эпидемических заболеваний не было», «ежедневно проводятся строевые занятия по 5,5 часов» и др.
В июле - августе 1925 г. дивизия была перебазирована в Псковскую губернию, что было сопряжено с немалыми трудностями размещения и устройства частей на новом месте. 29.06.1925 г. Президиум Псковского губисполкома обсудил вопрос «О расквартировании частей 56-й стрелковой дивизии», решив «подыскать помещения, квартиры для комсостава и др.». Для размещения командования и штаба решено было отвести здание бывших Присутственных мест в Пскове, для временного расквартирования семей комсостава к 20.08.1925 г. приготовить на первое время два дома, губвнуторгу организовать обслуживание частей через кооперацию, ГУБОНО оказать помощь в оборудовании клубов, «Ленинских уголков», организовать театральное и кинообслуживание и т.п. 3.08.1925 г. губисполком создал специальную «тройку по расквартированию воинских частей в Пскове», решившую дополнительно закрепить для квартир комсостава три дома, в Острове перевести в другое место инвалидный дом, приспособить помещение винного склада, решить вопрос о сокращении нормы жилплощади на человека. Вскоре по последнему пункту стали поступать ходатайства от уездных исполкомов, и губисполком 10.08.1925 г. разрешил произвести сокращение в уездных городах установленной нормы жилой площади на человека, не понижая ее, однако, за пределы 8,1 кв.м. Мера эта считалась временной, при этом губисполком рекомендовал «проявлять максимум осмотрительности, не отступать от существующих законоположений и тем самым не создавать повода к возбуждению населением каких-либо ложных слухов», одновременно поставить вопрос о строительстве специальных зданий, а также «ввиду острого недостатка помещений для размещения переменного состава терчастей во время сборов» разрешил временно занять пустующие винные склады в Порхове, Острове, Опочке и Новоржеве.
Местом дислокации 166-го Краснопресненского полка стала Опочка, 167-го Замоскворецкого - Псков (3-й батальон его разместился в Острове), 168-го Рогожско-Симоновского - Порхов (3-й батальон его дислоцировался в Сольцах), артиллерийского полка - лагеря близ Струг Красных, кавэскадрона - Красное Село Ленинградской губернии. В Пскове сохранились дореволюционные здания для размещения воинских частей, поэтому здесь вопрос решался проще: основная часть 167-го полка разместилась в Омских казармах на Завеличье, саперная рота и рота связи - в Иркутских казармах. Управление дивизии, как и планировалось, разместилось в здании бывших Присутственных мест, освободившемся с переездом губернских учреждений в восстановленное здание Дома Советов. В сентябре 1925 г. губисполком передал в распоряжение воинских частей для использования часовню «Владычный крест» и под клуб бывшую церковь Иркутского полка. Командный и политический состав 167-го полка на своем собрании принял решение назвать Омские казармы именем комиссара Жаброва, погибшего 19.05.1920 г. при переправе через Березину, но имя это за помещением не закрепилось. Зданию Присутственных мест губисполком 4.11.1925 г. присвоил имя М.В. Фрунзе, а Иркутские казармы получили имя Л.Д. Троцкого (носили до 1929 г.).
Гораздо больше проблем с размещением частей возникло в уездных городах губернии. В Опочке, например, в августе 1925 г. «вследствие жилищного кризиса и полного отсутствия приспособленных помещений» наиболее подходящим было признано здание винного склада, требовавшее ремонта, каковой надлежало произвести самому полку. В Порхове уисполком передал в «арендное бессрочное пользование» полка ряд строений: флигель при бывшей женской гимназии, пожарное депо, дома бывших владельцев Тютчева и Ардамацкого, имение «Ольгино», здание бывшего духовного училища, а также ранее занимаемые кинотеатром и Домом пионеров.
 
                           


Здание женской гимназии г. Порхов, в котором размещалась полковая школа 168 Краснознаменного Рогожско-Симоновского
(после 1930 г. Пролетарского) стрелкового полка 56 Краснознаменной Московской стрелковой дивизии.



В Острове таким помещением оказался бывший Симанский монастырь, ранее занимаемый инвалидным домом и требующий ремонта. Вскоре в Порховском уезде в дополнение к уже отведенным помещениям воинским частям были переданы бывшие имения «Подоклинье», «Горамулино» и «Никольское», а также признано целесообразным передать пустующий дом в имении «Дирины горки», находившийся в ведении губпрофобра. Но губоно выступил против передачи последнего, т.к. это имение представляло собой «учхоз Волышовского сельскохозяйственного техникума, где летом учащиеся проходят практику", отметив, что «пустующих зданий там нет, лишь четыре небольшие комнаты в бывшем помещичьем доме не заняты зимой и осенью, летом в них размещаются практиканты». В сентябре 1925 г. перед губисполкомом и ГубЗУ был поднят вопрос о передаче полку фруктового сада имения "Ольгино", находившегося в ведении конезавода.
«В связи с быстрым переходом частей 56-й дивизии на территорию губернии размещение таковых по уездам произошло не везде полностью по намеченному плану. Частью оттого, что уисполкомами не предоставлены в распоряжение воинских части ранее намеченные помещения, частью оттого, что отведенные помещения требуют капитального или восстановительного ремонта», - отмечал 24.08.1925 г. Псковский губисполком. Не все благополучно обстояло и в Пскове: «Так, например, помещение, предназначенное для штаба дивизии и управления терокруга в бывших Присутственных местах за неосвобождением его гражданским учреждением, а именно штаб дивизии, подив и комендантская команда находятся в стесненных условиях. Трибунал, прокуратура и управление терокруга размещены в помещениях бывших офицерских флигелей, что крайне неудобно, т.к. от перевода этих учреждений зависит расквартирование семей военнослужащих, кои сейчас уплотнены настолько, что дальнейшее проживание в таких условиях невозможно. Расквартирование же воинских частей в Иркутских казармах, хотя ввиду ремонта помещений корпусов № 5, 9 и 10 проведено не по плану, но все же можно считать удовлетворительным, т.к. части временно впредь до окончания ремонта размещены в помещениях сборного пункта (корпус N°4)... Семьи комсостава ютятся к казармах, совершенно неприспособленных помещениях, в гостиницах... Затягивается устройство шести хлебопекарных печей, оборудовано до 75 % конюшен».
В период перебазирования дивизии Псковскую губернию из состава ее выделилась самостоятельная 43-я СД, части которой разместились в Себеже, Невеле, Великих Луках и Торопце. «43-я дивизия выделена из состава 56-й дивизии и еще полного комплекта командного, политического и рядового состава не имеется" - отмечалось в одном из докладов в августе 1926 г. - "Имеющийся состав средний, по своей подготовке, значительно слабее командно политического состава 56-й дивизии...».
«Общее состояние дивизии признать удовлетворительным и боеспособным, подчеркивалось в докладе о состоянии 56-й дивизии от 22.09.1925 г. - Отметить, что нормальное расквартирование воинских частей по губернии может быть достигнуто только путем постройки военведом специальных казарменных помещений по территории губернии. До этого внимание руководящих органов дивизии и партийно-советских организаций губернии должно быть направлено к дальнейшему ремонту и приспособлению ныне занимаемых частями помещений». Некоторые улучшения в обустройстве частей дивизии, хотя и медленно, но происходили. «Если к моменту прибытия 56-й дивизии квартирно-бытовые условия не были совсем готовы, - отмечал в апреле 1926 г. начальник теруправления Балуков, - то к зиме уже были в удовлетворительном состоянии и расквартирование было произведено. В Острове и Опочке условия расквартирования сносные, хуже дело обстоит в Порхове, где соответствующих помещений нет и 168-й полк расквартирован распыленно. Тяжелыми остаются условия батальона, расквартированного в Сольцах. Помещения под склады тоже отсутствуют, и таковые размещены в семи местах...». 168-й полк в Порхове и уезде занимал 32 различных строения, разбросанных по территории.
Дивизия находилась в Псковской губернии еще в стадии размещения, но уже 7.08.1925 г. был подписан приказ о подготовке к 21-дневным сборам терармейцев 1899-1900 гг. рождения, проживающих в пределах Псковского уезда. Проживающие в Пскове и Псковоградской волости должны были явиться 24.09.1925 г. в помещение бывших Омских казарм, остальные-23 сентября на сборные пункты, размещавшиеся преимущественно на ж.д. станциях: Подсевы, Карамышево, Новоселье, Красные Пруды, а так же в дер.Ветошка. Предписание гласило: "Перед отправкой вымыться в бане, коротко подстричься и захватить с собой: служебную книжку терармейца, проездное свидетельство, продукты на два дня, две смены белья, постельник, две подушечные наволочки, простыню, одеяло, кружку, ложку и два мешка для хранения собственных вещей". Первые сборы 167-го полка прошли в целом организованно, иной оказалась ситуация в 166-м Краснопресненском полку в Опочке, которому в октябре 1925 г. необходимо было приступить к ружейным и пулеметным стрельбам, в противном случае сбор был бы сорван. Но стрельбища - не то что специально оборудованного, а вообще никакого - вблизи Опочки не было. Необходимо было срочно приступить к расчистке отведенного УЗУ участка, на что утверждения Наркомзема еще не было, а дело не ждало. И Опочецкое УЗУ взяло на себя смелость, разрешив полку расчистку отведенного участка. Весь материал от расчистки (лес) был использован для устройства и оборудования тира. Но позже выяснилось, что полку за использованную древесину необходимо уплатить 107 руб. 20 коп., каковых в его распоряжении не было. 12.02.1926 г. вопрос об отводе земли под лагерь и артполигон рассмотрело секретное заседание Порховского уисполкома, принявшее решение закрепить для этого участок в районе Крючкино - Стуголь, где соорудить учебное поле и стрельбище. Так же этим же решением военным передавалось и имение Вячек. Директивой РВС ЛенВО от 24.10.1925 г. расположенным на территории Псковской губернии дивизиям - 56-й и 43-й надлежало в период с 1.12.1925 г. по 1.04.1926 г. обучить в две очереди 11,5 тыс. допризывников 1904 г.р. и в одну очередь - 8 тыс. допризывников 1905 г.р., а также оставшихся ранее необученными новобранцев 1902-1903 гг. рождения.  Для этого в срок до 25.11.1925 г. предстояло закончить оборудование и ремонт учебных пунктов, провести медицинское освидетельствование призывников. В соответствии с этим штаб 56-й дивизии предложил следующий порядок проведения военного обучения: в декабре 1925 - марте 1926 гг. - обучение допризывной подготовке граждан 1905 - 1906 гг. рождения по всем уездам губернии (27 тыс.), в апреле-июне 1926 г. - трехмесячное обучение новобранцев 1903 г.р., и в сентябре - одномесячные сборы но Псковскому, Порховскому и Островскому уездам (12 тыс.). В начале 1926 г. 56-я дивизия провела учебные сборы новобранцев 1903 г.р. Из подлежавших явке 4018 человек прибыли в срок 3790 (94,3%), не явились 228 чел. (5,7%) - главным образом по уважительным причинам (хозяйственные дела, болезнь, нахождение в отхожих промыслах и т.п.). Hа 96,3 % новобранцы были крестьянами, на 96% - беспартийными, грамотными - всего 3,5%. "Общее развитие новобранцев довольно низкое, - отмечалось в отчете - даже об основных вопросах текущих событий в большинстве представление самое смутное, 52% совершенно не читали газет".
В августе 1926 г. кадровый состав 56-й дивизии насчитывал 2410 чел., из которых: 326 - командного состава, 91 - политического и 1916 - красноармейцы. По социальному составу в дивизии преобладали крестьяне на 80%, 413 были членам ВКП(б), 583 - комсомольцами. В период 16-29 сентября 1926 г. дивизия провела на территории Островского и Новоржевского уездов большие маневры, в которых участвовало несколько тысяч красноармейцев и терармейцев.
В том же 1926 г. дивизия провела призыв терармейцев 1904 г.р. Из тех, кто должен был явиться (21 504 чел.) 95% прибыли своевременно, 346 - с опозданием, не явились по различным причинам 734 чел. (3,4%). Допризывная подготовка проводилась в четырех уездах - Псковском, Порховском, Островском и Опочецком - на 25 допризывных пунктах: 166-й полк проводил обучение на шести пунктах, 167-й - на пяти, 168-й - также на пяти, артиллерийский полк- на шести, саперная рота, рота связи и кавэскадрон - каждый на одном. В 1926/27г. допризывной подготовке подлежали в четыре очереди 11553 человека 1905 - 1906 гг. рождения. Осенью 1926 г. 91 человек окончил при 167 СП полковую школу. Официальный выпуск производился на торжественном заседании в помещении театра им. А.С. Пушкина. Окончившему школу с отличием курсанту Кузнецову преподнесли книгу "Спутник молодого командира", по окончании торжественной части силами курсантов был поставлен спектакль. В ноябре того же года из прибывших в полк 252 новобранцев в полковую школу направили 171. И в том же 1926 г. впервые на территории Псковской губернии дивизия праздновала очередную, годовщину своего основания. Открывая митинг, военком дивизии Васенцович сказал: "Этот  славный победоносно-героический путь устлан телами рабочих и крестьян. Память об этих славных бойцах, их революционных заветах повелительно требует от нас впредь стоять твердо на завоеванных постах». В тот же день Васенцович выступил с докладом на торжественном заседании, состоявшемся в помещении кинотеатра «Аврора». С приветствиями выступили секретарь губкома ВКП(б) П.И. Струппе, представитель РВСР Ефимов, председатель губисполкома А.М. Смирнов, сказавший о гордости губернии за то, что на ее «территории находится такая доблестная дивизия». Были оглашены приветствия от шефа - Московского Совета во главе с Л.Б. Каменевым («По-прежнему стоять на охране Советской Республики, идти по пути Ильича!»), приказ по войскам ЛенВО: «Прошедшая тяжелый боевой путь, покрывшая себя славой побед в гражданской войне, заслужившая почетное звание имени Московского Совета - дивизия и на фронте строительства Красной Армии на территориальных началах идет от победы к победе». На торжественном заседании вспоминали и называли имена героев гражданской войны, огласили список ветеранов. В расположении Омских казарм в связи с годовщиной дивизии состоялся военно-спортивный праздник. Кроме вольных упражнений, «пирамид» и перетягивания каната проводилась военная игра «лисичка», езда по колышкам и с заряженными орудиями, скачки, рубка лозы, футбольные состязания команд 167-го полка и артиллеристов. Во всех частях политотдел провел встречи с участниками Гражданской войны и торжественные собрания с участием представителей гражданского населения. Непременно вспоминали награжденных бойцов и командиров дивизии. Орденом Красного Знамени, например, был награжден начальник моботдела теруправления Ерохов, захвативший в 1919 г. у селения Виделибье пленных, повозки, снаряжение и снаряды белых, такой же награды был удостоен начальник штаба дивизии Ф.И. Толбухин, отличившийся в боях на западном берегу р.Неман в 1920 г. Всего же в Пскове тогда насчитывался 21 награжденный орденом Красного Знамени. Различных наград в день 8-й годовщины РККА (февраль 1926 г.) были удостоены 29 командиров и бойцов дивизии. 23.02.1928 г. на имя командира дивизии была получена телеграмма, сообщившая о том, что «в ознаменование 10-летия РККА за боевые отличия и подвиги на разных фронтах» по представлению РВСР ЦИК СССР наградил 56-ю стрелковую дивизию Почетным Революционным Знаменем. Такой награды дивизия удостоилась одной из первых в Республике, еще раз подтвердив свой лозунг «Всюду первая и всегда с победами». «Поздравляю, телеграфировал Председатель РВСР К.Е. Ворошилов. - Убежден, что бойцы твердо и уверенно понесут свои красные боевые знамена к будущим победам».  Поздравил с этой наградой дивизию и ее шеф - Московский Совет, делегация которого 24.02.1928 г. прибыла в Псков. В тот же день в здании бывшей городской думы открылся Дом Красной Армии, где оборудовали выставку о 10-летии дивизии. Знамя же ЦИК было вручено ей председателем окрисполкома А.М. Смирновым 28.09.1928 г. по окончании «военной недели», завершившей очередные дивизионные маневры и летнюю боевую учебу. На маневрах присутствовал камандующий войсками ЛенВО М.Н. Тухачевский, давший высокую оценку действиям частей. Вручение же знамени состоялось на Советской площади Пскова в присутствии делегаций фабрик и заводов, учебных заведений, официальных органов.
В январе 1928 г. решено было начать устройство постоянного летнего лагеря дивизии. Выбор РВС ЛенВО пал на предместье Пскова - Череху, т.к. район был близко расположен к городу, имел хорошие подъездные пути - железнодорожные и грунтовые, важен он был и по стратегическим соображениям: находился неподалеку от государственной границы с Латвией и Эстонией, и нахождение здесь значительного воинского контингента отвечало задачам укрепления обороны страны. Особая комиссия обследовала намеченный участок площадью 3 тыс. га и признала его вполне пригодным для устройства лагеря. Предстояло провести большие работы по землеустройству, оборудовать учебное поле и стрельбище, переселить в другое место расположенные в д. Барбаши, попадавшей в зону лагеря, шесть крестьянских хозяйств, построить несколько столовых-кухонь с разовой пропускной способностью в 500 человек, конюшни - на 48 лошадей каждая, здания для штабов, складов, амбулаторию, медпункт, 20 стационарных уборных и др., и сделать это в короткое время - уже летом 1928 г. предполагалось провести первый сбор.
Лагерь в Черехе находился еще в начальной стадии оборудования, но уже был открыт для сборов и учений. К тому времени были оборудованы нары, пирамиды для винтовок, умывальники, тир, спортивная площадка, радиоустановка, силами учащихся школы «Сельстроя» - «Ленинская палатка». На трехмесячный лагерный сбор были призваны первые 50 человек. 16.07.1928 г. в Черехинский лагерь прибыл для прохождения практических занятий артиллерийский полк. На середину мая 1929 г. был намечен учебный сбор терармейцев, а одной из основных целевых установок предстоящего лагерного периода была отработка совместных действий с авиацией. С этой целью в расположение 56 СД в мае 1929 г. прибыл авиаотряд, расположившийся в районе Крестов. Там же была оборудована учебная посадочная площадка, устроены кухня, столовая, «Ленинская палатка» и др., т.е. авиаотряд тоже разместился лагерным порядком. Торжественное открытие лагерей, хотя до конца еще не оборудованных, было назначено на 9.06.1929 г. Окружком ВКП(б) в связи с этим рекомендовал райкомам партии направить делегации от всех районов, в Череху прибыли и представители псковских организаций, шефа дивизии - Московского Совета. Митинг по поводу открытия лагерей открыл начальник политотдела дивизии Давыдов, от окружкома ВКП(б) собравшихся приветствовал Степанов, от Московского Совета - рабочий Семенов. В сентябре 1929 г. командование ЛенВО приказало не позднее 1 октября того же года перебросить на постоянную стоянку в Псков отдельный артиллерийский дивизион №82, что вновь потребовало дополнительных помещений, квартир и пр. В октябре 1930 г. для размещения военнослужащих были переданы помещения детского дома и дома инвалидов, рассматривался даже вопрос о возможном переводе из Пскова в другой город или местность льноводного техникума, об освобождении здания совпартшколы и др., т.к. потребность в площадях, особенно в жилых, в городе становилась все более острой.
24.11.1929 г. 56-я дивизия торжественно отпраздновала свое 10-летие. «Находясь на аванпосте западной границы, - говорилось в изданном по этому поводу приказе Председателя РВСР К.Е. Ворошилова. - дивизия надежно охраняет неприкосновенность территории СССР».
Командирами дивизии с момента перебазирования ее в Псков и до начала 1930-х гг. были: Цветаев, Наумов, Хабаров, Букштынович, М.П.Карпов (бывший командир 167-го полка), начальниками политотдела - Марголин, Васенцович, Давыдов, Задорин, И.И. Леднев, а начальником штаба с 1925 по 1930 г. бессменно являлся Ф.И.Толбухин -будущий Маршал Советского Союза. 56-я Московская стрелковая дивизия продолжала дислоцироваться в Псковском крае и в 1930-е годы, однако, сведений о том периоде из-за усиления секретности почти нет.

"56-я Московская" Филимонов А.В.: Псков,№29, 2008 г.
          


 
 


Исторический сборник статей и воспоминаний о 56-й Московской стрелковой дивизии, славной из славных : Ко дню третьей годовщины 24-го ноября 1922 года / Под общ. ред. Л. А. Постникова. - Новгород : Тип. Губсоюза, 1922. - VII, 1, 73 с.
ПРОДОЛЖЕНИЕ

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
Cайт визуально адаптирован под браузер
Mozilla Firefox Скачать/Download
В остальных браузерах сайт может отображаться некорректно!
(IE, Opera, Google Chrome и др.)
Рекомендуется установить программу Adblock. Скачать/Download
Основные источники
ОБД Мемориал Подвиг Народа
Друзья сайта
Песни сайта
Статистика
Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
Форма входа