Главная » Статьи » Воспоминания ветеранов 85 СД

Воспоминания Цикункова Б.М.
Я был начальником штаба 2-го батальона. Наш 59-й полк 85-й стрелковой дивизии до 7 мая 1941 года дислоцировался в военном городке у д. Станьково Дзержинского района Минской области. После этого был переведен в г. Гродно. Размещены мы были в казармах неподалеку от вокзала. На рассвете 22 июня на город, в том числе и на наши казармы, посыпались немецкие бомбы.

Поднятые по тревоге, мы в тот же день вступили на юго-западной окраине Гродно в бой с немцами. Я был тогда капитаном, командовал стрелковым батальоном. 23 июня мы оставили Гродно и по приказу командования дивизии отступили к Скиделю, где два дня вели бои с гитлеровцами на Котре, затем отошли дальше на восток, к г. Мосты. Там был тяжело ранен наш командир полка полковник Терентьев, ввиду чего мне пришлось принять командование полком, несмотря на мое капитанское звание.

После 13-суточных беспрерывных боев и отступления наш полк оказался у д. Великое, расположенной в двадцати километрах от Минска. Там заместитель командующего Белорусским военным округом генерал-лейтенант И.В. Болдин из остатков 3-й и 10-й армии Западного фронта создал сводный отряд в несколько тысяч человек, с которым он надеялся прорвать кольцо вражеского окружения под Минском. Но сделать этого не удалось. Потеряв большое количество людей в неравных боях, мы были отброшены назад, в Налибокскую пущу.

6 июля 1941 года И.В. Болдин собрал уцелевших командиров и приказал им небольшими группами самостоятельно пробиваться к своим, а в случае невозможности это сделать, оставаться во вражеском тылу и вести с немцами партизанскую борьбу.

В моем полку уцелело всего 63 человека. В ночь на 7 июля мы попытались прорваться через вражеское оцепление, но снова неудачно. Потеряв в бою 11 человек убитыми и четверых ранеными (в их числе ранило и меня), мы оставшейся группой в 52 человека пошли в Добриневские леса, расположенные километрах в восемнадцати от д. Станьково - места нашей недавней дислокации. Там и решили пока обосноваться.

10 июля по моему указанию была проведена глубокая разведка окружающих мест. Было выяснено, что вокруг нас почти во всех деревнях расположились немецкие гарнизоны, в том числе и в нашем бывшем военном городке. Гитлеровцы повсеместно устанавливали в районе свои порядки, создавали органы власти, полицию, лесничества, назначали старост и бургомистров, вербовали себе среди населения сочувствующих помощников.

Наша группа, состоявшая почти на 75 процентов из раненых, голодных и оборванных солдат свыше недели прожила в лесу в тревожном выжидании, не зная, что же делать дальше. Наконец, кажется, на девятый или десятый день у нас созрело решение: мелкими группками по 5—7 человек рассредоточиться по окрестным деревням, где мало немцев и нет предателей, чтобы в домах колхозников подлечиться и набраться сил. Набралось восемь таких групп, которым было рекомендовано в течение двух-трех недель прожить таким образом, затаившись у местных жителей. Перед уходом бойцов из леса были назначены старшие групп из комсостава, принята присяга на верность Родине и воинскому долгу и поставлена задача: собирать оставшееся после боев оружие и боеприпасы, выявить всех военнослужащих, проживающих на нелегальном положении, гитлеровских приспешников из местного населения. Установить, кто и что вывез из оставленных нами перед войной складов обмундирования, оружия и боеприпасов. Были определены места явок. Наш бывший полк в одну ночь рассосался по окрестным деревням. В лесу осталось всего четверо: политрук Дозмарев, младшие командиры Тактасинов и Веселов, и я. Мы выбрали место для нашего будущего партизанского лагеря и базы, вырыли две землянки.

Каждую ночь встречали в лесу старших наших групп, которые докладывали о том, что делается в окружающих деревнях. Вскоре политрук Дозмарев был направлен в село Станьково для руководства молодежной подпольной группой, избрав местом своего пребывания чердак дома Анны Александровны Казей. Ее сын Марат и дочь Ада стали выполнять все наши боевые поручения.

В августе 1941 года Марат "открыл" неподалеку от ворот нашего военного городка в кустах два склада-погреба с взрывчаткой, капсюлями, бикфордовым шнуром и другими саперными принадлежностями. Ближайшей же ночью мы, сбив замки с дверей погребов, перенесли найденное богатство в укромное место в лесу. Его оказалось немало: 130 гранат Ф-1, килограммов пятьдесят тола, сотни две запалов, моток бикфордова шнура. Найденным боезапасом воспользовались на второй день: взорвали мост между железнодорожными станциями Негорелое—Кайданово, а немного позже из засады на шоссе разбили две легковые автомашины, уничтожив семерых гитлеровцев. Один из них, говорят, оказался важной шишкой. Это были наши первые партизанские операции, и в обеих из них участвовал пионер Марат.
Так семья Казеев, мать и ее дети Марат и Ада, а также семья лесника Бернацкой Ефросиньи Васильевны с тремя детьми стали нашими помощниками, связными и разведчиками, выполняя боевые задания.

Однажды политрук Дозмарев сообщил мне, что староста деревни Станьково Юран вручил 120 местным жителям повестки на отправку в Германию утром 20 октября. Я тут же отдал распоряжение, чтобы в ночь на 20-е ко мне в лес явились старшие групп. Но половина из них по неизвестной причине не выполнила моего распоряжения: в их числе политрук Дозмарев, лейтенант Комаров и двое младших командиров, фамилии которых я забыл. Пришлось узнавать причину. Оказалось, что один из них оказался предателем и выдал немцам наши планы. В результате этого минувшей ночью дом Анны Казей был окружен гитлеровцами, были схвачены там политрук Дозмарев, лейтенант Комаров и хозяйка дома и увезены в минскую тюрьму. В день 24-й годовщины Октября, 7 ноября 1941 года, всех троих в Минске казнили. После смерти матери Марат Казей пришел к нам в лесной лагерь и стал нашим постоянным разведчиком и проводником...

Комаров Павел Тимофеевич 1902 г.р., 11.01.1940 Уфалейский РВК, Челябинская обл., командир роты 59 СП 85 СД ссылка,№289, плен 09.07.1941 г. под Минском. ссылка,№272. Санитар в лагере под Белостоком. Освобожден. приказ,№3.

...В середине ноября наша подпольно-партизанская группа была окружена в лесу гитлеровцами. Нам пришлось вступить с ними в неравный бой, во время которого группа была разорвана на две части. Одна часть ее, большая, в которой было около тридцати человек, потеряв в бою нескольких товарищей, вышла из окружения во главе со старшим лейтенантом Никитиным. В этой группе оказался и Марат. Другая же часть, которой командовал я, вырвалась из кольца несколько позже, не могла соединиться с первой. Проплутав с неделю по окрестным лесам в поисках группы Никитина, которая, как оказалось позже, тоже искала нас почти месяц, я с 18-ю партизанами ушел в бобруйские леса, где был назначен командиром отряда им. С.М. Буденного в партизанской бригаде №100. Там и находился до конца июня 1944 года. За это время отряд им. Буденного подорвал 16 эшелонов, уничтожил 38 автомашин, 2 бронетранспортера, сотни гитлеровцев.

О героическом подвиге моего отважного разведчика, станьковского пионера Марата Казея, который был партизаном отряда им. 25-летия Октября, а затем 200-й бригады им. К.К. Рокоссовского, где весной 1944 года совершил свой бессмертный подвиг, за который ему было присвоено звание Героя Советского Союза, я узнал лишь после освобождения Белоруссии, когда работал в Бобруйском обкоме партии.

"В июне 1941-го" (воспоминания участников первых боев на Гродненщине). Книга вторая. Гродно, 1999.

ПОСЛЕДНЯЯ ГРАНАТА

    Для меня и моих однополчан по 85-й ордена Ленина Челябинской стрелковой дивизии война началась в 4 часа утра 22 июня 1941 года под Гродно. Многие мои боевые друзья пали в том первом бою на белорусской земле.
    Мы остались жить. Но мы остались во вражеском кольце, из которого не смогли прорваться. Спрятаться? Отсидеться? Переждать?
     Бороться! Бороться не на жизнь, а на смерть, пока хоть один фашист топчет нашу землю.
    Так через несколько дней после начала войны 10 июля возник партизанский отряд. До этого я был командиром батальона. Здесь командиров выбирали. Выбрали меня. Три года пришлось мне командовать партизанским отрядом имени Буденного бригады №100 Полесского соединения. Долгие месяцы, проведенные в лесных переходах, ночных атаках. Десятки людей, прошедших суровую партизанскую школу. Всех и все помню. Но Апсатара и Марата не могу забыть и на минуту…
    Апсатара знал еще до войны. Был он старшим сержантом в моем батальоне. И вместе мы слышали первые разрывы, вместе принимали первый бой.
    Наш батальон двигался в голове полка на местечко Мосты. Шел третий день войны. Перед Мостами с опушек сосновых рощ хлестнули по нашей колонне автоматные очереди. Залегли. Вскоре заметили на высокой сосне одного из снайперов. Старший лейтенант Верховинский дал по нему две короткие очереди из «станкача». Бойцы притащили свалившегося фашиста.
    Еще немного спустя, младший лейтенант Ахлюстин доложил мне, что кто-то из младших командиров взял из мешка убитого фашиста его офицерский мундир.

Верховинский Степан Павлович 1903 г.р., Челябинская обл., Каргапольский р-н, с. с.Усть-Миасское, призван по мобилизации в 1941 г., командир пулроты 59 СП 85 СД. ссылка.

 Ахлюстин Анатолий Николаевич 1903 г.р., зам.ком.роты 59 СП 85 СД.

 Ахлюстин Игорь Николаевич 1914 г.р., адъютант командира 59 СП.

    Что это? Кто? Зачем? Разбираться было некогда — мы входили в Мосты. Шли спокойно, там должна быть наша разведка. Но с чердаков, из-за домов и заборов на нас обрушился огненный смерч. И танк, стоявший посреди улицы, развернув башню, ударил прямой наводкой, не давая подняться.
    Со стороны к танку бросился немецкий офицер. Вскочил на броню, постучал по башне. Навстречу ему открылся люк и… вдруг в люк полетели гранаты.
    Мы поднялись в атаку, фашисты побежали, кроме того офицера, который полз к нам, срывая френч и пилотку. Мы разглядели… старшего сержанта Апсатара Тактасинова!
    Апсатар уцелел в тех боях, воевал в партизанском отряде имени Буденного. Был таким же смелым, находчивым.
   Весной сорок третьего с комиссаром отряда Н.М. Альхимовичем Апсатар пошел на задание в окрестности Минска. Комиссара подпольный обком оставил там, а Тактасинов, нагрузив повозку оружием, снова надел фашистский мундир, рассчитывая таким образом проскочить к нашему отряду. В одной из деревенек завязался бой, и тяжело раненный Апсатар подорвал себя последней гранатой…

Тактасинов Апсана (Апсатар) Апсатарович 1914 г.р. извещение.

    В первые дни войны возник наш отряд. В нас жило страстное желание бить врага. Но не было опыта партизанской войны. Поначалу-то и сил не было — все измотаны боями, изранены.
    Решили распределить раненых по селам. Разбились на группы по шесть-восемь человек. Политрук И.Д. Дозмарев, Апсатар Тактасинов и я провели рекогносцировку, выбрали место для лагеря и базы, вырыли первые землянки. Потом направили Дозмарева в Станьково. Там уже был фашистский гарнизон тысяч в пять. Но и была наша подпольная группа. Ею политрук и должен был руководить.
    Порешили, что жить он будет у Анны Александровны Казей. Мы ее знали. Предполагали только жить, но вскоре ее дом стал своеобразным штабом подпольщиков, а дети — двенадцатилетний Марат и четырнадцатилетняя Ада — связными нашего отряда. Марат-связной переправлял мне в лес донесения Дозмарева, оружие, боеприпасы, одежду. Марат-проводник почти каждую ночь водил нас взрывать мосты, уничтожать из засад вражеские машины, мотоциклистов, полицаев. Марат-разведчик разведал два погреба с взрывчаткой и гранатами и помог вынести двести гранат, полсотни килограммов тола, десятки запалов, бикфордов шнур…
    Он был бесстрашным парнишкой, мой двенадцатилетний помощник, пионер Марат Казей. Он погиб в 1944 году.
    И у Марата была последняя граната. Так с нею он и на памятнике в центре Минска. Привстал на колено, взмахнул над головой. Застывшее мгновение подвига, за который он стал Героем Советского Союза…
    Такие люди были в нашем отряде, и много славных боевых дел на их счету. Ни днем ни ночью фашистские захватчики не знали покоя, партизанские пули и гранаты доставали их всюду. Земля горела под ногами захватчиков.
    Особенно памятен мне бой на Золотой горке. Мы базировались в трех километрах от деревни Шумятичи Глусского района Бобруйской области. Густой ельник хорошо маскировал лагерь.
      В начале июня 1942 года мы получили донесение связной: в Глуск прибыла немецкая воинская часть, которая должна сменить немецко-полицейские гарнизоны в деревнях Клетное, Борборово и Катка.
    — Надо организовать фашистам торжественные проводы… на тот свет! — сказал начальник штаба Корбут.
    — Да и новых встретить похоронным маршем! — согласился я. — А кто хорошо знает местность у тех населенных пунктов?
    Корбут говорит:
    — Лучше Якова Зиньковского, пожалуй, никто. Ведь он все свои 55 лет безвыездно прожил в Борборово. В отряд пришел с женой, сыном и дочерью.
    Вызвали Зиньковского. Он помог нам разобраться на карте, описал местность вокруг сел. Вечером в штабной землянке собрались командиры рот и взводов: И.И. Захаринский, С.Ф. Шумовский, И.Г. Гаврон, Г.Г. Русин, М.С. Мартинович, Ф.П. Бондаренко, заместитель мой Ф.Н. Кипель, командир соседнего отряда Д.Н. Гуляев.
    Мы с начальником штаба Корбутом подробно доложили план тщательно разработанной операции, согласовали взаимодействие двух отрядов. Осуществить задуманное решили 6 июня.
    Накануне поздно вечером оба отряда расположились на опушке леса. Жаркий день уступал вечерней прохладе, над болотами поднимался густой туман. Где-то перекликались перепела. На траву ложилась холодная роса, предвещая ночную прохладу.
    Мы с Гуляевым сверили часы, пожелали друг другу удачи, и каждый повел своих людей в отведенное для засады место.
    Глубокой ночью Яков Зиньковский привел отряд к перелеску, за которым находилась Золотая горка. Когда рассвело, мы увидели шоссе, по обе стороны которого находились глубокие кюветы. Метрах в двухстах от горки через шоссе пролегал небольшой деревянный мост, под которым блестел ручей. Место для засады очень удачное.
    Отряд Гуляева в составе 60 человек и наш, насчитывавший 120 бойцов, заняли места на склоне Золотой горки. Замаскировавшись в высокой траве и кустах дикой малины, расположились по обе стороны шоссе. Наблюдатели, забравшись на высокие сосны, зорко следили за долиной, идущей из Борборово на Клетное.
     Напряжение нарастало с каждой минутой. Но вот наблюдатели сообщили:
    — Со стороны Борборово движется большая колонна конных подвод. На каждой — по трое-четверо гитлеровцев. Возы накрыты брезентами и коврами.
    — Ясно, с награбленным добром! — определил комиссар Б.Ф. Любанец.
    Кто-то считал вслух подводы:
    — …45, 46, 47, 48, 49…
    — Передать по цепи: без команды не стрелять!
    Вижу сосредоточенные лица партизан. Крепко прижимая приклады винтовок, автоматов, склонившись над пулеметами, они с нетерпением ждут сигнала. В тот момент, когда первые вражеские солдаты подошли на расстояние 15—20 метров (подводы следовали за ними в нескольких шагах), раздался выстрел, за которым последовал дружный залп. Свинцовый дождь накрыл фашистов так неожиданно, что оставшиеся в живых стали в панике разбегаться.
    — Ур-р-ра! За Родину! — с этим возгласом во весь рост поднялся Любанец, бросившись за удиравшими гитлеровцами.
    Настигая врага, нам на помощь бежали партизаны гуляевского отряда.
    — Из Борборово идет подкрепление! — доносит наблюдатель.
    — Из Клетного вышла небольшая группа немецких солдат, — сообщает другой.
    Партизаны встречают врага сильным ружейно-пулеметным огнем. Гитлеровцы отходят. В небо взвивается зеленая ракета — условный партизанский сигнал об окончании операции. На Золотой горке устанавливается тишина.
    Боевые друзья выносят на руках тело Игната Дробова, несут тяжелораненого Порфирия Мартиновича, следом за ним с трудом шагает раненый Гуляев.
    Мы были разными — солдат казах Апсатар Тактасинов, пионер белорус Марат Казей, один из самых старших среди нас белорусский крестьянин Яков Зиньковский и десятки других бойцов. И часто тогда приходила мысль, да возникнет порой и сейчас, что связывало нас? Дружба, любовь к своей Отчизне. Наш «партизанский интернационал», наш боевой союз был очень нам дорог. Для всех нас он был нерушим и священен. И мы защищали его, защищали Страну Советов. До последней гранаты.

Победа во имя мира.  Южно-Уральское книжное издательство. 1980 г.

Категория: Воспоминания ветеранов 85 СД | Добавил: Admin (10.11.2016)
Просмотров: 144 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
Cайт визуально адаптирован под браузер
Mozilla Firefox Скачать/Download
В остальных браузерах сайт может отображаться некорректно!
(IE, Opera, Google Chrome и др.)
Рекомендуется установить программу Adblock. Скачать/Download
Основные источники
ОБД Мемориал Подвиг Народа
Друзья сайта
Песни сайта
Статистика
Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0
Форма входа