Главная » Статьи » Воспоминания ветеранов 56 СД » Воспоминания ветеранов управления и штаба 56 СД

Инструктор политотдела Дейнега М.А.




Я, Дейнега Михаил Андреевич, 1916 года рождения, уроженец села Звановка Донецкой области Артемовского района. После окончания техникума в 1935 г. защитил диплом плановика-экономиста и был направлен в Славянский райпотребсоюз на должность референта планово-финансового отдела. В 1938 г. был призван в Красную Армию, в 22 отдельный батальон связи 56 СД, дислоцировавшейся в Пскове. Командир батальона майор Кузнецов и комиссар - батальонный комиссар Емельянов были отцами-командирами для красноармейцев. Вспоминаю их душевную внимательность, спокойную высокую требовательность, их стремление всегда прийти на помощь. Их примеру следовали подчиненные им командиры. Наш командир штабной роты ст.лейтенант Азаркин, политрук - мл.политрук Григорьев, командир взвода лейтенант Семенов. Мои физически крепкие товарищи были направлены в полковую школу младших командиров. Я же физической силой не вышел и был зачислен в штабную роту связи.  Рота состояла из автовзвода, линейного взвода, отделения велосипедистов, конников, мотоциклистов и авиазвена. В то время бойцов со средним образованием в батальоне было очень мало, а в моей роте я оказался один, поэтому явился как бы находкой для политрука. Сразу избрали меня комсоргом роты, редактором стенной газеты, политинформатором, заведующим ленкомнатой. Всю эту работу я вел после занятий, а овладевал военным делом связи наравне со всеми, да еще как комсоргу надо было быть для всех примером. За время службы я имел 32 благодарности, денежные и другие поощрения. Спустя 4 месяца после призыва, мне было присвоено первичное звание - зам.политрука.  В сентябре 1939 г. дивизия в числе других соединений получила приказ сосредоточится на границе с Эстонией. Войска очень умело маскировались, движение только ночью, днем все мертво. Запрещены разговоры по телефону и радио. А в это время нарком иностранных дел Молотов вел переговоры с правительствами Латвии, Литвы, Эстонии, в результате в эти государства было введено по одной дивизии. Наша же 56 СД получила приказ следовать в Карелию, куда мы прибыли в октябре 1939 г. По прибытии рассредоточились по финской границе на Петрозаводском направлении. Командир дивизии комбриг Евстигнеев и комиссар дивизии полковой комиссар Ковальский, начальник штаба полковник Ковашук готовили войска к наступательным боям. Командование нашего батальона проводило с нами практические занятия в лесу с ночлегом не зажигая костров в течение 2-х суток. Никто не болел, бойцы закалялись.  Комдив Евстигнеев часто связывался по телефону с частями дивизии. Наша внутренняя связь работала бесперебойно и четко. А вот связь с соседними частями велась через постоянные телефонные линии и часто нарушалась. Плохая слышимость, невнимательность телефонисток районных узлов связи и т.д. Случались и курьезы: мы стояли в д.Сям-Озеро. Я, как обычно, дежурил ночью на коммутаторе Р60. Через коридор в этом же здании находилась телефонная станция гражданского узла связи. Поздно ночью звонит комдив и вызывает райцентр Пряжу (г. Пряжа Карельской АССР). Долго я бился пока Пряжа ответила, а затем после нескольких минут снова пропала. Комдив терпеливо ждет повторяя: "Пряжа, Пряжа....". А затем терпение его начало сдавать и дальше слышу: "Пряжа, Пряжа, ... суконная Пряжа, простая Пряжа, ...зараза, сифозная Пряжа!". Тут я вскочил, перебежал коридор и увидел, что девушка телефонистка спокойно дремлет, положив голову на коммутатор. После этого связь была налажена...
В ночь на 30 ноября на участок одного из наших полков белофинны предприняли провокацию - обстреляли наши дозоры, были убитые и раненые.  30 ноября 1939 г. войска 56 СД после артподготовки перешли финскую границу, смяли передовые части и в первые же сутки продвинулись на 25-30 км. Помню наша полуторка с катушками кабеля, телефонными аппаратами, когтями и другим имуществом связи застряла в болотистой лощине перед финской заставой, мы взяли по катушке кабеля, аппараты и пошли пешком. У заставы командир роты ст.л-т Азаркин получил приказ обрезать постоянную линию связи, идущую вглубь финской территории.  Когтей не оказалось. Связисты роты тщетно пытались взобраться на обледенелый столб. Комроты нервничает и тут подходим мы с комвзвода Семеновым - оба малого роста, легковесные. Одного взгляда на меня комроты было достаточно чтобы понять - мне надо попытаться залезть на столб. Я взял в зубы кусачки, нашелся шест для подвески телефонных линий, которым меня немного поддержали под каблуки ботинок пока я не ухватился за железный крючок. Одно прикосновение кусачками к проводу и он со звоном летит вниз. Так я получил первую благодарность командования в военное время. Вечером первого дня наступления мне с красноармейцем Моисеевым был вручен секретный пакет - донесение в штаб корпуса, который находился на нашей территории в 4-х км. от границы, а от штаба дивизии в 35 км. Доставить мы должны были пешком, т.к. вся дорога забита войсками, обозами, машинами, пушками, а по обеим сторонам дороги незамерзающее болото. Пакет мы доставили в 2 часа ночи. Обратно мы вышли часа через два, а в штаб дивизии прибыли когда уже был день. Впервые в жизни я узнал как можно спать на ходу. За выполнение этого задания получил вторую благодарность командования батальона. Дальше начались боевые будни. Меня назначили старшим телефонистом узла связи 56 СД. Дивизия вела трудные бои, часто, почти ежедневно, мы отражали ночные налеты на штаб дивизии финских лыжников и несли потери бойцов-связистов. Я в основном работал с Моисеевым на спаренном коммутаторе, а во время затяжных боев приходилось дежурить без смены по 10-12 часов в землянке, где от каждого разрыва финского снаряда с потолка сыплется земля и песок. Но о себе не думали, накрывали плащпалаткой аппараты связи. Часто заходили в землянку комбат и комиссар, справлялись о самочувствии, распоряжались и следили чтобы мы были сыты. Из нашего батальона связи было откомандировано около 20 физически крепких бойцов в лыжный батальон дивизии и ни один из них живым не вернулся. Мне особенно жаль моих друзей: Белостоцкого - весельчака и балагура, пышущего здоровьем парня и моего земляка Митю Деткина из села Красные Маяки Cлавянского района Донбасса, до сих пор их помню. На войне с белофиннами я впервые увидел смерть, погибших наших бойцов, связистов, танкистов. Трудно это забыть и тем более привыкнуть. Да и сам я чуть не стал жертвой нелепого случая. В начале декабря мы заняли поселок Лоймола и поздно ночью в ней разместился штаб СД. Уцелевших домов было мало. Я дал связь в дом комдиву Евстигнееву. Сходил на ЦТС, проверил, все в порядке. Ищу место, где прикорнуть хотя бы сидя. На ЦТС в маленькой баньке набилось связистов - ступить негде. Вышел на площадь крест на крест опутанную полевыми проводами  на шестах, снег идет крупный, сантиметров на 15 уже застелил землю, тепло, тихо.  Вдруг я обо что-то споткнулся, разгреб снег, оказались большие деревянные двери от сарая. На них-то я и улегся, подложив под голову противогаз. Крепко уснул мгновенно, но вскоре в испуге проснулся от перегазовки танкового мотора. Когда резко поднял голову, каска издала металлический звук, ударяясь о гусеницу танка. Я вскочил и отбежал в сторону. Услышал ругань танкистов. Оказывается, их танковая антенна запуталась в телефонных проводах и танк остановился. Если бы не это, я был бы раздавлен гусеницами своего же танка. Больше я спать не мог, хотя 70-ти км марш, который мы совершили с Моисеевым, крепко нас измотал. 
Тяжелые бои закончились в середине марта и до 14 апреля 56 СД не вела наступательные бои, а 14-го апреля мы узнали радостную весть - финское правительство подписало с нами мир. В начале мая 56 СД вернулась к месту своей дислокации штаба - в Псков. Я получил 10-ти дневный отпуск и поехал в г.Славянск. В первых числах июня 1940 г. дивизия по боевой тревоге вышла на границу с Эстонией. Если в 1939 г. все было замаскировано и спрятано под землю, то теперь наоборот, наши пушки подняли стволы на самой границе, войска передвигаются открыто, связь действует открытым кодом, а 17 июня 1940 г. мы без единого выстрела пересекли границу и к вечеру прибыли в г.Тарту. В 2-х км от города рота сделала привал чтобы привести себя в порядок. Помню подходит к нам человек лет 36, одет по западному и на чистом русском языке спрашивает, зачем мы сюда пришли. Я объяснил, как нас инструктировали. Он улыбнулся и спросил: "Сколько у вас союзных республик?". Я ответил - 12. На что он сказал - так будет 15, встал и ушел. Когда действительно стало 15, я часто вспоминал этого человека, так и не разгадав друг он или враг. Штаб 56 СД разместился в Тартусском университете, а некоторые части дивизии и 22 обс в Красных казармах - большой военный городок на окраине Тарту. Я был назначен начальником ЦТС городка. Эстонцы, покидая казармы, не оставили нам схем связи, пришлось лазить по столбам, прозванивать каждую пару. Я любил читать книги и часто подменял бойцов во время ночного дежурства на коммутаторе. Обычно ночью работы мало, но досаждала телефонистка городского коммутатора, болтала на чистейшем русском языке и настойчиво приглашала в гости на Каштановую улицу №2. Я знал о случаях исчезновения наших бойцов. Приглашением не воспользовался, но командиру роты доложил. Запомнились мне полупустые улицы города. Жителям было запрещено собираться более 2-х человек, полицейские с дубинками были полные хозяева города. Но вот рабочий класс активизировал свою деятельность, начались митинги, демонстрации на улицах города с красными знаменами революционными лозунгами. Полицейские притихли. Как-то утром, комдив Евстигнеев и с ним еще командиры решили из военного городка пройтись в штаб дивизии пешком. Надо идти по небольшому бетонному мосту через ручей. На этом мосту всегда стоял полицейский, который всегда смотрел на нас ненавидящими глазами, а в тот раз меня удивило, что он перед комбригом вытянулся в струнку, взял под козырек. Комдив остановился, подошел к полицейскому, взял у него дубинку и бросил в воду, сказав, что она ему больше не нужна и он больше здесь не нужен - уходи мол. В этот день тысячи жителей вышли на улицы и приняли участие в демонстрациях и митингах. В августе 1940 г. седьмая сессия Верховного Совета СССР приняла в Союз Латвийскую, Литовскую, Эстонскую республики. 56 СД получила приказ на передислокацию в г.Лида, в состав Западного Особого Военного округа.   

продолжение                       
Категория: Воспоминания ветеранов управления и штаба 56 СД | Добавил: Admin (30.07.2012)
Просмотров: 901 | Рейтинг: 4.5/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
Cайт визуально адаптирован под браузер
Mozilla Firefox Скачать/Download
В остальных браузерах сайт может отображаться некорректно!
(IE, Opera, Google Chrome и др.)
Рекомендуется установить программу Adblock. Скачать/Download
Основные источники
ОБД Мемориал Подвиг Народа
Друзья сайта
Песни сайта
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа