Главная » Статьи » Воспоминания ветеранов 56 СД » Воспоминания родственников ветеранов

Партизанский очерк сына курсанта Гребёнкина Н.И. (213 СП)
НИКОЛАЙ ГРЕБЁНКИН

Судьбы защитников  Новогрудчины, партизанский очерк.

Авторская ремарка

В 1940 году Николай Иванович Гребёнкин был призван в Красную Армию, службу начал в Гродно в качестве курсанта школы младших командиров 213 полка 56 стрелковой дивизии. После вероломного нападения гитлеровцев, этот полк более двух суток держал оборону в пограничном районе на рубеже Августовского канала, позже на северо-западных подступах к Гродно. Потом было отступление на восток, окружение войсками вермахта советских дивизий под Новогрудком. В осенне-зимний период 1941-42 годов именно здесь осталось в селах и лесах много солдат-окруженцев. Этой же зимой многие из них начали организацию подпольных структур, а весной 1942 года на их основе началась партизанско-диверсионная деятельность.
Гребёнкин был одним из первых, кто в годы войны занимался организацией партизанского отряда имени Котовского. Отряд с течением времени превратился в грозную для оккупантов силу и вместе с другими отрядами, которые входили в партизанскую бригаду имени Дзержинского, действовал на территории Новогрудского, Любчанского и соседних районов. Николай Иванович в военное время прошел путь от рядового партизана до секретаря Любчанского подпольного райкома комсомола. Потом работал на воспитательно-педагогических должностях в сельских школах. За боевые и трудовые заслуги он был награжден орденами Отечественной войны, Красной Звезды и Знак Почета.
На пенсии ветеран долгое время жил в г.п. Любча. На протяжении многих лет он записывал и обрабатывал свои воспоминания, выступал перед молодежью с интересными рассказами о партизанской борьбе, о героизме народных мстителей в тылу врага. Его мемуары неоднократно печатались в республиканских журналах, а также в "Гродненской правде" и в новогрудской газете "Новае жыццё".
Эти очерки из истории Новогрудчины проиллюстрированы и отредактированы в печать журналистом Николаем Гребёнкиным ─ младшим сыном бывшего партизана.

В начале

Весна 1942 года хоть и робко, но все же брала свои права. Заметно сползал с холмов почерневший снег, все большими становились проталины. Я решил сходить в Сенежицкий лес. Было там у меня кое-что припрятано из оружия. Рассчитывал найти больше боеприпасов, оставленных отступавшими войсками. Да и слышал, что в этих местах партизаны появляются. Надеялся на встречу. Вот и лес. Понуро стоят темно-зеленые ели, голым ветвями встречают березы. Неширокая дорога, заезженная колесами, тянулась в глубину. И вдруг-подснежники! За горестные дни оккупационного режима, который ввели фашисты, как-то посветлело на душе. Цветы, весна... Неужели они никогда уже не будут дарить радость людям? Неужели "коричневая чума" погубит жизнь?.. Грустные мысли. А кровь аж закипает от ярости. Надо мстить врагу, уничтожать его на каждом шагу ...
Не заметил, как углубился в лес. И каким-то внутренним чувством ощутил, что кто-то следит за мной. Резко оглянулся и заметил, как фигура мелькнула за деревом. Минуту стоял неподвижно. Не то, чтобы испугался, а сначала как-то растерялся. Не знал кто это и как действовать дальше. А из-за дерева вышел человек с топором. Я сразу узнал его. Это был лесник Тихон Дедовец. Узнал и он меня. Разговорились о жизни, о том, что творят оккупанты.
- Однажды заскочили в лесничёвку человек двадцать, - жаловался Тихон, - перевернули все вверх дном. Чего искали, черт их знает. До этого был у меня человек, хорошо, что пошел...
Тихон сказал это и спохватился, что говорит лишнее.
- Не волнуйтесь, - утешил я его. - Я и сам рад бы встретиться с теми, кто ушел в лес. Однако Тихон больше об этом ни слова. И только когда прощались, намекнул, мол, если хочешь встретиться с кем, то наведайся через неделю. Правда, свел он меня с хорошими людьми, с которыми мы потом ночами ходили по деревням, устанавливали связи с комсомольской молодежью, коммунистами, оставшимися в тылу врага командирами и красноармейцами. Михаил Чайковский и еще несколько человек из брольникской конспиративной группы решили объединить все средства, которые имелись в то время, на борьбу с врагами.
- Только в объединении наша сила, - убеждал он товарищей. - Давайте соберемся вместе, решим этот вопрос.
Мы знали, что в окрестных деревнях есть люди, отдельные группы, которые готовы пойти в лес и бить фашистов. Но не было организации, многие ощупью искали путь к борьбе. И вот 5 мая 1942 была назначена такая встреча в Сенежицком лесу.
День был холодным, после свежевыпавшего снега все вокруг мокро. В ложбине, густо заросшей молодыми деревцами, недалеко от лесничёвки Тихона Дедовца, развели костер и уселись вокруг. Кто сушил одежду и обувь, кто молча курил, а кто негромко переговаривался. Иван Стреколовских и Павел Беспалов взялись за приготовление обеда. Котелки висели на приспособленных рогатинах. Желтые языки пламени лизали их бока.
- Вот и чаек готов, - сказал Беспалов и с улыбкой и добавил: - Первый партизанский...
Вода еще бурлила и я не мог понять, чего в ней больше чайной заварки, или обугленной хвои. Пили чай с охотой. Я уже знал многих из числа тех, кто сидел у костра. Вот Михаил Чайковский осторожно дует на кипяток, понемногу отпивает из чашки. Родился он в суровом 1920 году на Украине в семье железнодорожника. Его отец воевал за Советскую власть в бригаде легендарного героя гражданской войны Г.И. Котовского. Вернулся домой тяжело раненым и умер. Умерла и мать, когда Мише Чайковскому не было и десяти. Детство его прошло в детском доме. Затем учеба, армия. Попал служить в Гродно. Здесь и застала его война.
Рядом в задумчивости сидит Константин Думбасар - сын Молдавии ссылка,№1. Волной войны его забросило в село Сулятичи. Он смог там организовать подпольную патриотическую группу, возглавил ее. И вот пришел вместе с товарищами на встречу. Короче говоря, собрались здесь представители так называемых патриотических групп - брольникской, сулятичской и волковичской. Ждали еще прихода товарищей из Полберега, где также была такая группировка.
Собиравший хворост для костра Иван Васильченко сообщил, что по лесной тропинке вместе с лесником Дедовцем идут еще трое. Первым подошел к нам человек в форме лейтенанта Красной Армии.
- Сергей Илица , - протянул он руку стоящему впереди Чайковскому.
Это был стройный, красивый человек с кудрявой шевелюрой, веселыми живыми глазами. Под стать ему и друг Виктор Бульбенко, который до войны служил в Гродно бригадиром 142-го отдельного строительного батальона. Родом из Днепродзержинска. Третий был москвич Александр Абумов - бывший летчик.
Таким образом, 5 мая 1942 года в Сенежицком лесу нас собралось 18 человек. Все были согласны с тем, что надо объединиться в партизанский отряд и начинать борьбу с врагом. В тот же день и был оформлен личный состав отряда. Командиром выбрали Михаила Чайковского. Назвали отряд во имя героя гражданской войны Григория Котовского.
С момента создания отряда и до последних дней своей жизни Михаил Михайлович Чайковский (он погиб в 1944 году) уделял большое внимание вопросам организации и обеспечения отряда, заботился об укреплении боевого духа бойцов. Отряд имени Котовского со временем значительно вырос и принимал участие в разгроме вражеских гарнизонов, в десятках боевых операций на железной и шоссейных дорогах. В момент соединения с Красной Армией в нем насчитывалось более 200 народных мстителей. После гибели первого командира отряд возглавил Александр Никифорович Леошко.
В краткой справке невозможно дать полную картину деятельности нашего отряда. И цели такой автор не ставит. Однако, хочу заметить, что содержательно представлена ​​история отряда в Любчанском краеведческом музее. Посетив его, вы увидите экспонаты, повествующие о героях Новогрудчины, сердцем прикоснетесь к их подвигам. Примеров героизма наших людей немало. И рассказать о них мой ветеранский долг.

Партизанская идеология

Когда начал увеличиваться и совершенствоваться наш партизанский отряд, то та политико-воспитательная работа, проводимая ранее, те стихийно возникшие ее формы уже не могли нас удовлетворить. Поэтому и появлялись новые, которые соответствовали военному времени и требованиям командования.
Каждая боевая операция, независимо от того, какой она была-плановая или стихийно возникшая, - обязательно разбиралась. Причем, делались такие анализы детально, а цель их была, во-первых, воспитательная, а во-вторых, учебная. В отряд вливались новички и учить их тактике ведения боевых операций было делом не лишним. Со временем появился у нас радиоприемник. Стало возможным слушать передачи из Москвы, узнавать о делах на фронте и записывать эти данные. А затем партизаны знакомили со сводками Совинформбюро население, по деревням распространялись листовки. Эта форма пропагандистской деятельности уже носила организованный и целенаправленный характер.
После воссоединения в мае 1943 нашего партизанского отряда с отрядом "Красный мститель" были введены партийно-политические должности. Комиссаром отряда был назначен Николай Иванович Ченцов. До войны он работал в Новогрудском райисполкоме. Была создана и комсомольская организация. Меня избрали ее секретарем. В сентябре 1943 года в отряде появилась новая должность - заместитель комиссара по комсомольской работе. Им был назначен Юрий Георгиевич Баранов - человек самой мирной профессии - артист.
В октябре 1943 года, когда наш отряд вошел в состав партизанской бригады имени Дзержинского, появились должности политрука рот. Ими стали Сергей Митрофанович Илица и Дмитрий Андреевич Козюминский. Первый - по национальности молдаванин, кадровый армейский командир. Вскоре он сменил меня на посту секретаря комсомольской организации отряда, а я был назначен заместителем комиссара вместо Баранова. Проводимая в ротах воспитательная работа носила конкретный, целенаправленный характер и соответствовала требованиям партизанского быта и борьбы.
Жизнь в отряде шла, как и положено. Бои сменялись моментами затишья, отдыхом, учебой. Вскоре у нас появились свои музыканты Борис Бахарь, Геннадий Глушков , братья Антон, Андрей и Иван Антоновичи. Хорошо играли на гитаре и пели командир взвода Иван Виноград, партизан Виктор Драничкин. Хорошим танцором, гитаристом и певцом был у нас Михаил Линевский. Он же - заместитель командира отряда по разведке. С затаенным вниманием в короткие часы отдыха мы слушали Юрия Баранова. Его декламация всегда вызывала восхищение. Подолгу не отпускали с импровизированной сцены Иосифа Арисмана, Павла Беспалова и других любителей самодеятельности, умелых исполнителей.
В проведении воспитательной работы среди партизан и местной молодежи значительную роль играли стихи. Их писал белорусский поэт Валентин Тавлай (под псевдонимом Алесь Шиповник). Его стихи "Сон Гитлера", "Оккупанта на прицел возьми", "Рыбак" и другие, призывали молодежь вступать в ряды народных мстителей и безжалостно бить оккупантов.
Однажды с Валентином Селецким и Владимиром Зеленкевичем мы приехали в деревню Волковичи Новогрудского района. Это было вечером в начале октября 1943г., в воскресный день. Также собралась здесь молодежь и д.Рутки. Началось собрание. Я зачитал сводки Совинформбюро о положении на фронтах. Валентин рассказал о борьбе, которую ведут местные партизаны. Владимир прочитал и прокомментировал новые стихи Алеся Шиповника с меткой сатирой на оккупантов. Все шутили, смеялись. Закончилась встреча тем, что ребята загорелись желанием стать партизанами и бить врага. На следующий же день шесть юношей с Волкович и пять из деревни Рутки пришли в наш отряд. Подобное собрание было проведено и в деревне Сулятичи. И оттуда пришло к нам пополнение.
Жизнь не стояла на месте. Вскоре совет парторганизации отряда пополнились молодыми коммунистами. Словно зарубки в памяти осталось незабываемым одно из собраний в марте 1944 года. Только что вернулась с боевого задания группа партизан, а тут команда:- Комсомольцы на сход!
Расположились на поляне, под соснами. Председательствовала на собрании Людмила Сечко. Она объявила порядок проведения собрания. Обсуждали в тот день Обращение ЦК комсомола Беларуси о расширении ударов по врагу и усилении политико-воспитательной работы среди комсомольцев и местной молодежи. Присутствовали на собрании секретарь Барановичского подпольного обкома комсомола Ф.А. Башкинцев и секретарь Любчанского подпольного райкома комсомола М.Г. Макулик. В конце Людмила предложила обсудить несколько заявлений комсомольцев, которые решили вступить кандидатами в члены партии. Их подали М. Чайковский, К. Думбасар , С. Илица , Л. Сечко , В. Бульбенко и я - Н. Гребёнкин. Все мы волновались. Но вопросов много нам не задавали. Лучше всех нас характеризовали боевые дела каждого. Кто не знал нашего Михаила Чайковского - основателя партизанского отряда? Таким же было и большинство кандидатов. Поэтому решение комсомольского собрания было единым: "Рекомендовать для вступления в партию ... "
Через неделю партийное собрание состоялось в штабе отряда. И снова подобное решение коммунистов:
- Принять! Достойны!..
И еще одна глубокая зарубка в памяти. Она цепко держит дату: 22 марта 1944 года. Отряд имени Котовского в тот день бил вражеский гарнизон в деревне Лугомовичи Ивьевского района. В этот бой шли коммунистами, проявили личное мужество и героизм и погибли смертью храбрых трое наших друзей - Михаил Чайковский, Людмила Сечко и Виктор Бульбенко.
Месть за нарушенную жизнь, за родственников, за друзей вела нас в наступление и тогда, когда Налибокская пуща была блокирована врагом. Кольцо облав сжималось. Почти ежедневно велись бои, менялось место стоянок. Все это выматывало партизан, подрывало последние силы. Но каждый из нас помнил такое решение: бороться в любых условиях, без паники, проявляя боевую смекалку и самоотверженность. Приходилось днями сидеть в болотных зарослях, по горло в воде, без пищи. Мы выдержали, вышли из окружения и не утратили в блокадных боях ни одного партизана.
Партийная и комсомольская организации задавали тон во всей боевой деятельности, в организации воспитательной работы. Не раз в наш отряд приезжали и выступали с беседами секретарь Любчанского подпольного райкома партии Д.Д. Деменщонок, комиссар партизанской бригады имени Дзержинского Е.П. Ляхов. Вообще, отряд имени Котовского в бригаде считался одним из боевых. Он обладал хорошо подготовленными кадрами армейских командиров из числа среднего и младшего командного состава. В составе отряда насчитывалось 11 коммунистов, 106 комсомольцев, 7 партийных и советских работников. Политико- воспитательная деятельность вносила в походную жизнь партизан элементы военной организованности, дисциплинированности, здоровых взаимоотношений.
Победа была добыта невероятным напряжением людских сил, тяжелыми жертвами. Но наша народная идеология оказалась сильнее, чем гитлеровская пропаганда. Это было основой того, что советский народ стал победителем в Великой Отечественной войне.

Выстрел в сердце

Наш отряд постепенно пополнялся новыми людьми. Вооружить их было нечем. Нехватка оружия и боеприпасов в период 1942-43 годов не давала нам возможности стать хозяевами положения в своей зоне. Немцы и их прислужники-полицейские шарили по деревням, чтобы выследить партизан и их связных. Поэтому нам приходилось менять места стоянок, разделившись на несколько группировок. 8 июня 1942 года небольшая часть наших товарищей находилась в Немеровском лесу, неподалеку от деревни Полберег. В этот день полицейские из гарнизонов Новогрудка, Любчи, Вселюба и Вересково организовали облаву на партизан. Надо сказать, что к ней полицейские готовились основательно. За день до этого они начали сосредоточивать свои силы возле урочища Бердячего. Некоторые отправились на мельницу, чтобы проверить, нет ли там партизан. Заодно, они намеревались попьянствовать у мельника. Хозяин мельницы Тарасевич в ту пору уже поддерживал с партизанами конспиративную связь.
- Угощайтесь, господа, - приглашал он, а сам в мыслях догадывался про облаву. Мельник понял, с какой целью собираются полицейские в одном месте. Взглянув во двор, он увидел приехавшую на мельницу партизанскую связную Зинаиду Буй с Дубровиц.
- Оставляй зерно, - сказал ей Тарасевич, - а сама в обязательно разыщи партизан и сообщи, что полицейские подтягивают силы для облавы.
Но как ни старалась Зинаида, группы, вышедшие на задание, предупредить уже не смогла. Утром полицейские столкнулись с партизанами. Завязалась перестрелка. Силы были неравными, поэтому котовцы начали отходить в глубину леса. В ходе боя три человека оказались в окружении. Позиция их была неудобной: глубокий овраг, заросший кое-где кустарником. Это не давало возможности оказывать сильное сопротивление. Редкими, но меткими выстрелами комсомольцы клали наповал наступавших полицейских.
- Что будем делать дальше? - обратился к младшему лейтенанту Михаилу Солнцеву рядовой боец Владимир Чебуров.
- Держаться до последнего патрона. Не паниковать! - приказал младший лейтенант. Не успел это сказать, как вдруг, взмахнув автоматом, он сполз на траву. От тяжелого ранения Солнцев потерял сознание. Володя бросился к лейтенанту, но тот уже был недвижим, не дышал. Взяв оружие убитого, парень начал отстреливаться . На позиции они остались вдвоем - братья Владимир и Николай Чебуровы.
- Партизаны! Сдавайтесь! - кричали полицейские. - Мы все равно вас уничтожим.
- А пули в лоб не хочешь! - отозвался Николай и злобно выругался.
- Будем, Володя, держаться до последнего патрона. Лучше смерть на этой траве, чем на немецкой виселице.
Патроны были на исходе. Враги, услышав затишье, осмелели и снова пошли в наступление, рассчитывая кого-нибудь взять живым. Вдруг вскрикнул от боли Володя. Рана оказалась не смертельной. У братьев осталось несколько патронов.
- Живыми нас не возьмут, - решили братья.
Они уже были окружены  со всех сторон. Настало время принимать последнее решение.
- Брат, застрели меня, - попросил Володя.
Николай посмотрел на него и заплакал. Жаль, ой, как жалко стало родного брата. Вместе росли, с одной миски ели, спали на одной кровати, мечтали о будущем. Началась война - добровольно пошли в партизаны. А сейчас надо выстрелить в брата! Хуже не придумаешь. Трудно решиться выполнить просьбу Володи, но и другого выхода нет - плен еще страшнее: будут мучения, издевательства, пытки и - все равно смерть. Так лучше такая, которой он просит, которой хочет. Он подошел к Володе, стал на колени и трижды поцеловал его. Затем встал, направил дуло винтовки Володе в грудь и нажал на курок... В этот момент он вокруг себя не замечал ничего. Одна мысль сверлила голову: только бы успеть. И он снял сапог, приладил палец ноги к курку винтовки и ... грянул выстрел в сердце.
Сразу враги не осмеливались подойти к ним. Пока, наконец, не убедились, что стрелять уже никто из партизан не может. А после полицейские отправились в Полберег выискивать партизанских связных, бить и грабить население. Троих жителей деревни они расстреляли.
Подробности этого боя стали досконально известны после освобождения Новогрудка от оккупантов. Тогда были осуждены за военные преступления несколько полицейских, окруживших наших партизан в момент облавы.

Разведчик Линевский

Как реликвию боевой дружбы храню я армейский комсоставский ремень - подарок моего бывшего друга Михаила Линевского-Лумпова (он имел двойную фамилию). С этим замечательным человеком свели меня партизанские тропинки. Смуглый, с голубыми глазами, с искренним характером, он сразу же вызывал доверие у всех, кто с ним встречался.
А еще мы стали его уважать после боя по разгрому вражеского гарнизона в городке Рубежевичи. Это было летом 1942. Впереди наступающей группы Михаил подкрался к зданию полицейского участка и бросил в окно две гранаты. А затем и сам вскочил в хату. На него бросились трое полицейских, но он очередью из автомата положил их на месте. Однако в этой схватке Михаил получил тяжелое ранение, которое несколько месяцев не позволяло ему стать на ноги. И все же, благодаря сильному организму и помощи местных крестьян, он смог вернуться в строй.
Вскоре его назначили начальником разведки отряда. Кадровый командир, выпускник Омского военного училища, лейтенант Линевский проявил здесь сполна талант организатора. Из самых смелых и находчивых бойцов он создал взвод разведки. Нелегко было ему наладить широкую сеть связных, проживавших во многих населенных пунктах. Эти люди, в большинстве крестьяне, давали нам нужную информацию о положении в округе. Опираясь на такие сведения Линевский нередко сам разрабатывал многие боевые операции. В период блокады Налибокской пущи, которая продолжалась с июля по август 1943, куда для уничтожения партизан немецкое командование бросило около 50 тысяч войск, наш отряд оказался в очень трудном положении. В конце июля разведчики захватили немецкого штабного офицера и овладели планами проведения блокады. Изучив их, Линевский предложил смелый, но рискованный маршрут выхода из окружения. 2 августа после почти месячных ожесточенных боев с фашистами, на стыке позиций немецких подразделений, по непроходимым болотам наш отряд в полном составе вышел из района блокады около деревни Чапунь и хутора Дрозды. За это Михаил был представлен к правительственной награде.
Много смелых операций совершили разведчики под руководством своего отважного командира. Но одна из них была действительно отличной. Линевскому стало известно, что немцы из Лидского гарнизона совершают поездки для доставки продовольствия и боеприпасов в Ивьевский, Гавьевский и Юратишковский гарнизоны, а интендантские команды этих гарнизонов, в свою очередь, делают объезды более мелких подразделений. Изучив маршруты немцев, Линевский выбрал место для засады недалеко от деревни Николаево. Через нее каждый вторник или среду проходил транспорт в сопровождении бронемашины или танкетки.
План был дерзкий. Решили, что навстречу немцам поедет мотоцикл с тремя переодевшимися во вражеские мундиры партизанами: Леонидом Шестьяном, Павлом Беспаловым и Александром Зубриком. Встреча должна состояться на месте засады, где четырьмя зарядами была заминирована дорога. Сигналом для нападения партизан должен быть момент, когда мотоцикл, миновав транспорт, окажется в хвосте. Все так и произошло. Только на тот момент во вражеской колонне были две бронемашины. Одна-впереди, другая-сзади. Это в какой-то мере осложнило ситуацию. Но котовцы решительно вступили в бой и транспорт врага был захвачен. Взятые трофеи оказались нужными. Они пошли на вооружение поступившего в отряд пополнения.
Храбрый партизан, командир взвода Михаил Линевский не дожил до дня Победы. Он погиб 5 декабря 1943 года во время атаки партизан на вересковский вражеский гарнизон. Упал, скошенный автоматной очередью. Ему было только 25 лет. Тяжело восприняли мы потерю дорогого нам человека и поклялись отомстить за него врагу.
Если будете в Любче, подойдите к обелиску, что стоит в центре поселка. Отдайте дань памяти похороненным здесь партизанам из отряда имени Котовского. Также есть на обелиске и имя разведчика Михаила Линевского.


Не отправленное письмо

Вчерашние призывники, прибывшие в воинскую часть, проходили санобработку и получали новое обмундирование. К большому зеркалу, которое висело на стене, не пробиться - так много желающих посмотреть на себя: как подходит новая форма? Когда первые группы отошли от зеркала, к нему подошел Матвей Беляев. Посмотрел на отражение и не узнал себя: очень изменила его солдатская форма!
Так началась служба в Красной Армии двадцатилетнего вологодского парня, бывшего ветеринарного фельдшера Матвея Назаровича Беляева. Он был зачислен по специальности - ветеринарным инструктором 119 инженерно-строительного батальона 128 стрелковой дивизии, которая дислоцировалась в местечке Серея Литовской ССР.
В течение года службы Матвей переписывался со своей невестой Аннушка. В субботу, 21 июня 1941г. он получил от нее большое письмо. А фотография девушки переходила из рук в руки. Парни любовались её красотой.
 Вечером того же дня Матвей писал любимой и своим родителям письма. В воскресенье собирался опустить их в почтовый ящик. Но не суждено было этому сбыться. Письма так и остались не отправленные... В утро 22-го началась война. Налетом фашистской авиации батальон, в котором служил Матвей, подвергся бомбежке, а дивизия после тяжелых боев оказалась в окружении. Больше месяца шел на восток Матвей лесами и болотами. В неравной схватке с гитлеровцами около Щучина их группа была рассеяна. С другом - однополчанином снова пошли болотами, а осенью остановились в деревне Сулятичи под Новогрудком. Здесь до весны 1942 жили на нелегальном положении. В мае того же года Матвей Беляев был зачислен в отряд имени Котовского.
Однажды партизаны ходили аж под Лиду для поиска оружия. А вернулись оттуда только с двумя винтовками. Боеприпасов не хватало, поэтому их поиски были на то время важной задачей. Вечером встретились с молодежью села Братянка. От сельчан узнали, что летом 1941 года группа отступавших солдат везла на возу раненых и около десяти винтовок. Последние и часть боеприпасов они спрятали в озере, возле моста, рядом с мельницей. Когда стемнело, партизаны подались до указанного места. Матвей разделся, пошел в воду. Обыскав все озеро, все же наткнулся на оружие. И на берег одна за другой ложились винтовки, жестяные коробки с патронами. Затем нащупал и вытащил коробку с гранатами. Так за одну ночь он вооружил целое отделение.
В сентябре 1943 года в партизанский отряд прибыл Иосиф Арисман (по прозвищу Метлицкий, по специальности электромонтер). Он убежал из минского еврейского гетто. Парни быстро сошлись по характеру, подружились. Арисман выразил желание стать минером, и Матвей охотно обучает его этому сложному делу. В середине января 1944 года командир подрывников Леонид Шестьян сообщил о том, что они пойдут на диверсию. Вскоре начали к ней подготовку. В состав группы вошли: Леонид Шестьян, Матвей Беляев, Иосиф Арисман, Сергей Быт и Виктор Пранкевич. 20 января, погрузив амуницию и взрывчатку на сани, ребята отправились на задание. Провели разведку, изучили местность.  24 января подошли к железнодорожному полотну неподалеку от станции Новоельня. Пропустили немецкие патрули, которые прошли вдоль рельсов. Затем Матвей и Иосиф, взяв тол, забрались на железнодорожное полотно. Минеры приступили к делу: выкопали ямку, заложили тол. Поезд уже на подходе. Вот лучи паровозных фар разорвали темноту, а у минеров что-то не получается... Поезд уже рядом, и вдруг-взрыв большой силы! В момент диверсии погибли друзья Матвей и Иосиф. Поезд упал с насыпи. Загорелись бочки с топливом и дощатым вагоны. Партизанам удалось забрать погибших товарищей, которых взрывом отбросило на снег. Вместе с местными людьми они похоронили Матвея Назаровича Беляева и Иосифа Ефимовича Арисмана (Метлицкого) на сельском кладбище.
В послевоенное время правление колхоза «Восток» установила на партизанской могиле памятник, а комсомольцы из деревни Осово Кошелевского сельсовета Новогрудского района высадили здесь цветы и ухаживали за захоронением. Школьники нашли адреса места жительства младших братьев Беляева. Из Беларуси пошли в Россию письма, в которых рассказывалось об эпизодах партизанской борьбы. Была восстановлена ​​разорванная войной связь с родственниками Матвея.
В мае 1984 года в Осово приезжали из Ленинграда два брата Матвея Беляева. Они встречались с бывшими партизанами, с крестьянами, которые участвовали в похоронах брата и его друга. Встреча была волнующей и незабываемой для присутствующих. Беляевы - младшие увезли из могилы брата горстку земли, чтобы положить ее на могилу отца, похороненного в городе на Неве ...

Им было по шестнадцать

Основную часть личного состава нашего отряда составляла молодежь комсомольского возраста. Но рядом с ними была и группа старших партизан - от 45 до 55 лет. В их числе Василий Трусевич, Иван Светликов, Александр Рабецкий, Степан Петраш, Франтишек Чернявский. Они пользовались среди нас доверием, отличались дисциплинированностью, ответственностью. Вот им и пришлось шефствовать над подростками, которые стали партизанами в свои шестнадцать мальчишеских лет. Их было шестеро - Анатолий Крупич, Иван Болтун, Владимир Селецкий, Гена Глушков, Анатолий Жигало, Владимир Безменов.
Несмотря на возраст, они были в составе отряда, и им вручили оружие. Самый молодой из них Володя Безменов пришел в отряд из Новогрудка со своей винтовкой. Именно эта группа юношей и требовала большого внимания командования и партизан старшего возраста. Нужно было не только научить молодежь владеть оружием, но и рассказывать им о тактике подпольной борьбы. Было и еще несколько воспитанников отряда, которым не исполнилось и пятнадцати лет. Это братья Виктор и Валерий Светликовы , сыновья комиссара отряда Виктор и Евгений Ченцовы, Федя Бахарь, Ваня Рабецкий. Последний иногда ходил на индивидуальные задания со своим старшим братом Сергеем. Когда 16-летние участники боевых операций мечтали обрести в бою автомат или десятизарядку, то воспитанники отряда из младшей группы старались получить хотя бы простую винтовку.
Однажды к ребятам, которые сидели у костра, подошел военный врач Василий Трусевич. Его тут же забросали вопросами: "А почему нам не дают оружие? Когда поручат хоть какое-нибудь задание? Василий Степанович с присущим ему спокойствием сказал:
- Не торопитесь быть взрослыми. Мы, старшее поколение, своими силами добьем фашистов, а вы учитесь...
Такое утешение не убедило парней.
- Неужели нам не придется повоевать? - спросил Виктор Светликов, подбрасывая в костер хворост.
- Нет, война вскоре закончится, а вашим делом будет-воссоздавать разрушенное хозяйство. А если разобраться, то вы и сейчас находитесь на военном положении, участвуете в борьбе с врагом, - добавил Василий Степанович.
Беседа продолжалась долго. Разговор прекратил отрядный дневальный:
- Товарищ военврач! Вас вызывают в штаб. Привезли раненого, нужна помощь ...
Ребята переглянулись и, опережая врача, побежали к штабу. Оказалось, что был ранен партизан Петр Стенько. Но для молодых в этот день была еще одна новость. В отряд привезли взятых в бою пленных - гитлеровского офицера и двух полицейских.
В годы войны рано, не по возрасту, мужали подростки. И те, кому было шестнадцать, не хныча, переносили трудности жизни, вместе с взрослыми делили страдания в длительных походах, в одном строю шли на штурм гарнизонов, участвовали в рельсовой войне, пускали под откос вражеские эшелоны.
Анатолий Крупич и его ровесник Гена Глушков, во время уличного боя в Лугомовичах увидели, что из ближайшего дома отстреливаются несколько власовцев. Ребята осторожно, через кухонные окна, проникли в дом. Там они и взяли в плен двух гитлеровских холуев. Нелегко пришлось парням, но они победили, хотя Гена получил огнестрельное ранение. Затем Толя выполнил еще одно поручение: надо было вывезти с поля боя смертельно раненую партизанку Людмилу Сечко. В этом же бою Толя смог захватить трофейный автомат.
Бороться с оккупантами Владимир Селецкий и Владимир Безменов начали еще до их прихода в партизанский отряд. Когда учились в 1942 году в новогрудской школе, они создали подпольный пионерский отряд. Кроме них, там было еще два пионера. Они вместе вечерами, когда в городе демонстрировали немецкие кинофильмы, пробирались в зал и разбрасывали в потемках партизанские листовки и сводки Совинформбюро. Селецкий и Безменов были неразлучными друзьями в жизни. Да и в бою - всегда рядом. В момент их боевого крещения, когда враг наступал на партизан во время боя за Любчу, Владимир Селецкий сказал другу:
- Давай подпустим немцев поближе и забросаем гранатами.
Решимость парней помогла приостановить атаку гитлеровцев. Рота Константина Антонова бросилась вперед и рассеяла наступающих врагов. Шестнадцатилетние мальчишки были детьми суровой судьбы. Война лишила их счастливого и беззаботного юношества. И в партизанский отряд они приходили различными путями. Толя Крупич пришел в лес после того, как его отца расстреляли и сожгли в доме вместе с бабушкой. Месть звала юношу к возмездию. Анатолий Жигало из деревни Карныши не мог смотреть на издевательства оккупантов и их прихвостней, ушел в партизаны, приведя вместе отца, мать, братьев и сестер. Братья Виктор и Валерий Светликовы в отряде находились вместе с семьей. И таких у нас было много. Приход в партизанский отряд целых семей - не только протест против оккупантов и их «нового порядка», но и проявление народного патриотизма.
Сколько было жизненных планов у этой молодой смены! Некоторым ребятам после освобождения Новогрудчины пришлось и дальше защищать Родину. Владимир Селецкий, например, мечтал стать механизатором. Но, будучи на фронте, после ранения ему ампутировали ногу. Механизаторская специальность отпала сама по себе. Окончив Новогрудский финансовый техникум, стал учетным работником. Его друг Владимир Безменов окончил институт, защитил кандидатскую диссертацию. Федор Бахарь, Анатолий Жигало, Анатолий Крупич свою жизнь посвятили сельскохозяйственному производству. По-разному сложились судьбы орлят - котовцев. Но все они нашли достойное место в жизни, стали полезными обществу.

Реликвия

Осенью 1943 года накануне годовщины Великого Октября, проходило в нашем отряде одно из ряда политико- воспитательных мероприятий-обсуждение книги Д.Фурманова "Чапаев". Тех, кто был не занят на службе, пригласили в караульное помещение.
Войдя туда, я присел на скамью у стены. Другие устроились кто на чем: на скамеечке, табуретках, большая же часть роты расположилась на полу. Проводил мероприятия политрук роты лейтенант Дмитрий Козюминский. На столе перед ним лежала знакомая всем книга в потертом переплете, рядом на стене висел автомат, а около него - буденовка. Ребята уважали и ценили своего политрука. Знали его отвагу по многим боевым операциям. Каждому Дмитрий мог дать дельный совет, поддержать в трудную минуту. Выделялся он цельностью характера, уверенностью в нашей победе. Говорил политрук живо, слова свои подкреплял энергичными движениями.
Козюминский был моим однополчанином, строевым командиром Красной Армии. Прибыл в Гродно в наш полк перед самым началом войны. Позже мы оказались в одном партизанском отряде. Дмитрий обладал умением быстро принимать решения в сложной обстановке, причем, добиваясь при этом одной конечной цели - наступать и побеждать. Таким он был на различных командных постах: политрука роты, заместителя командира отряда, начальника штаба. И никогда не расставался со своей реликвией - буденовкой. В нашей среде все знали историю этого военного головного убора.
В свое время она принадлежала участнику революционных событий в России красногвардейцу Павлу Иосифовичу Сечко - отцу партизанки Людмилы Сечко. После захвата Зимнего дворца в Петрограде, отряд, в котором воевал Сечко, был направлен в Зауралье для борьбы против колчаковцев. Затем он попал в Чапаевскую дивизию. После разгрома Колчака направлен на Южный фронт для борьбы с Врангелем. Перед штурмом Перекопа Павел Иосифович получил новую форменную буденовку.
После окончания гражданской войны, П.И. Сечко переехал в Петроград. Захватил с собой буденовку и тогда, когда решил в 1923 году вернуться на родину - в деревню Черешля на Новогрудчине. Как реликвия революционных лет, она хранилась в семье Павла Иосифовича. А когда немецкие захватчики вторглись на нашу землю, хозяин передал ее первому партизану, пришедшему к нему в дом. Это был Козюминский. Вместе с суконным шлемом от участника революции и гражданской войны Дмитрий получил и ручной пулемет. Буденовка, которую носил Козюминский, была единственной в отряде и стала символом эстафеты поколений - защитников Родины 20-х и 40-х годов.
Дальнейшая история буденовского шлема связана с семьей Ивана Ермолаевича Светликова - партизана гражданской войны. Он в 1922 году, в боях за освобождение Приморья, потерял обе ноги. В 1940 году его направили на должность районного прокурора в западные области Беларуси. Переехала к отцу и семья. В трудное для Родины время, в 1942 году, Светликов с тремя сыновьями на протезах пришел в партизанский отряд. Его младшему сыну Валерию очень хотелось иметь буденовку. И когда в мае 1944 Ивана Ермолаевича с подростком решено было отправить в Подмосковье обратным рейсом грузового самолета, Дмитрий Козюминский подарил шлем десятилетнему Валерию. Юноша закончил в 1956 году военное училище и стал офицером Советской Армии. После выхода на пенсию Валерий проживал в городе Сочи. Буденовку Павла Сечко и Дмитрия Козюминского также сохраняют и в его семье.

Память о героях

Много боев и походов пришлось провести партизанам отряда имени Котовского под руководством Михаила Михайловича Чайковского. Запомнился мне бой по разгрому крупного полицейского гарнизона в деревне Лугомовичи Ивьевского района. В операции участвовали все подразделения бригады имени Дзержинского Лидского партизанского соединения. Наш отряд был на главном направлении. Вечером 21 марта 1944г. народные мстители переправились через Неман и расположились вблизи села Барово Ивьевского района.
В 4 часа ночи, прибыв с оперативного совещания в штабе бригады, Чайковский собрал командиров рот и взводов, политработников. Здесь же были комиссар отряда Никита Иванович Ченцов и начальник штаба Александр Никитович Леошко. Чайковский сидел у стола, на котором была разложена топографическая карта с нанесенной боевой обстановкой. Его смуглое лицо с серыми, всегда улыбающимися глазами, было спокойно. Одет командир был в суконный казакин, простроченный черной мерлушкой. На голове, немного сдвинута на затылок, кубанка из такого же меха. Совещание продолжалось недолго. Чайковский объяснил обстановку, изложил боевую задачу и отдал приказ. Задания получили и политработники. Михаил Михайлович сообщил, что сам будет двигаться в штурмовой группе левого фланга.
Младшие командиры разошлись по своим подразделениям. Вскоре роты пошли на исходные рубежи. Я шел на правом фланге с ротой Константина Думбасара в отделении Виктора Бульбенки, вполголоса разговаривал с единственной в отряде девушкой - партизанкой Людмилой Сечко. На пути к Лугомовичам нас догнал командир отряда.
- Какое настроение, орлы? - спросил Михаил Михайлович.
- Отличное! - ответили бойцы.
Чайковский соскочил с коня и пошел рядом с нами.
- А ночь же какая! Хотя и прохладно еще, но пахнет весной.
- Приближается не только весна, - добавила Людмила, - близится освобождение родной Беларуси.
Я слушал этот разговор, отвечал на вопросы близкого друга и не знал, что разговариваю с Михаилом в последний раз. В последний раз виделся и с Людмилой.
До указанного времени бригада вышла на место боя. Сигнал к атаке раздался, как только начало светать. Грянул выстрел из пушки, и тут же взвилась ракета. В едином порыве партизаны ринулись на штурм окопов, которыми враг окружил оборонный рубеж. Скрытность наших действий и внезапный налет застал гарнизон врасплох. Некоторые из тех, кто сидел в окопах, выскочили и начали убегать.
 Но после первого замешательства, враг собрался и усилил огонь по наступающим. Нам пришлось залечь. Прижались к земле и соседи справа - бойцы отряда "Большевик". Огонь был такой плотный, что и подняться не было никакой возможности. Пули трещали словно саранча. Особенно яростно огрызался пулемет в дзоте. Вот в этот критический момент ползком и короткими перебежками стремится вперед Людмила Сечко. Она отвлекает на себя внимание вражеских пулеметчиков, подползает все ближе к дзоту и стреляет из автомата по его амбразурам.
С другой стороны народных мстителей вел в бой Михаил Чайковский. Ствол его автомата был раскален от непрерывных очередей. Вдруг командир на момент остановился, пошатнулся и упал на землю. К нему подползли фельдшер Василий Щегорцов и старшина Василий Кориневский. Неподвижное тело Чайковского вынесли с поля боя. Командование принял начальник штаба Александр Леошко. А чуть позже услышали другую печальную весть: смертельно ранена Людмила Сечко и командиры отделений Виктор Бульбенко и Николай Шенин. Котовцы продолжали наступать и действовать мужественно и самоотверженно, мстя за погибших товарищей. В первой половине дня оккупационный гарнизон был разгромлен.
Старший лейтенант Михаил Чайковский погиб как коммунист. Еще при жизни за боевые заслуги он был награжден орденом Красного Знамени, а посмертно - орденом Отечественной войны первой степени. Этим же орденом были посмертно награждены Людмила Павловна Сечко, Виктор Федорович Бульбенко, Николай Ефимович Шенин. На братской могиле в Любче возвышается величественный обелиск, которым увековечена память погибших народных мстителей. На мраморной плите большой список. Он начинается с имени Михаила Михайловича Чайковского - верного сына советского народа и воспитанника комсомола.
В память о погибшем названа его именем улица в поселке Любча.
...

10 июля 1944 г. партизанская бригада имени Дзержинского была расформирована полностью. Большинство личного состава влилось в ряды Красной Армии. Часть была направлена ​​на работу в партийные, советские, хозяйственные органы. Для работы в аппарате Любчанского райкома партии были направлены И.В. Онищенко и А.И. Евменов. Их соответственно назначили инструктором и заведующим сектором учета.
       
В октябре 1944 г. меня - Гребёнкина Н.И. с должности секретаря Любчанского райкома комсомола перевели в аппарат Любчанского райкома КПБ помощником секретаря. Чуть позже я был утвержден заведующим организационно-инструкторского отдела райкома.
   
Многие бывшие лесные солдаты в то время осваивали новые должности. Так, Д.А. Макаров стал заместителем председателя Любчанского райисполкома, Ф.А. Перебейнос - заведующим отделом социального обеспечения, Л.И. Стасевич - заведующим районо, А.П. Борзилов - председателем райпотребсоюза. Народным судьей утвердили П.Н. Захарова, а директором машинно-тракторной станции - И.Б. Радковича. Лучшие партизанские кадры были направлены для работы в органах милиции. Туда вошли И.А. Малуха, Н.С. Бушмич, К.М. Крезо, В.И. Каледа и многие другие.


Список командного и рядового состава партизанского отряда им. Г.И. Котовского бригады им. Ф.Э. Дзержинского из книги регистрации личного состава.
Категория: Воспоминания родственников ветеранов | Добавил: Admin (01.10.2013)
Просмотров: 1264 | Рейтинг: 3.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
Cайт визуально адаптирован под браузер
Mozilla Firefox Скачать/Download
В остальных браузерах сайт может отображаться некорректно!
(IE, Opera, Google Chrome и др.)
Рекомендуется установить программу Adblock. Скачать/Download
Основные источники
ОБД Мемориал Подвиг Народа
Друзья сайта
Песни сайта
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа