Главная » Файлы » Партизанское движение Брестской области » Отдельный отряд им. Н.А. Щорса

Командиры и бойцы отряда им. Н.А. Щорса
07.10.2013, 15:56
Буг в огне. — Минск: «Беларусь», 1965.

 Дело всенародное

В западных областях партизанское движение рождалось в своеобразных условиях.
Не успев эвакуироваться, местные жители — бывшие подпольщики, члены КПЗБ, советско-партийный и комсомольский актив — укрылись в лесах или у надежных людей. В то же время в брестских лесах осталась часть бойцов и командиров Советской Армии, которым не удалось пробиться за линию фронта. Эти две силы (военнослужащие и местные патриоты) стали объединяться в партизанские группы и отряды. Бойцы и командиры обладали военными знаниями, а советские активисты хорошо знали местные условия. Эти обстоятельства и патриотизм подавляющего большинства местного населения позволили партизанским группам и отрядам нашей области уже в первые дни оккупации вступить в активную вооруженную борьбу с немецко-фашистскими захватчиками.
В Андреевских и Рахоловских лесах, Бытенского района, организовалась партизанская группа во главе с Александром Власовичем Фидриком. В нее входили И.С. Козелецкий, С.А. Абрагимов, Л. Мухаддинов, В.А. Грабун, С.В. Чаботар, И.А. Сушко, Виктор Фидрик, Владимир Фидрик, В. Филенчик, Л.С. Серый, В.Л. Михальчик и другие. Уже в июле 1941 года партизаны уничтожили на дороге Жировицы — Коссово две грузовые автомашины, при этом было убито 6 полицаев и 5 гитлеровцев.
В сентябре группа Фидрика объединилась с группой военнослужащего Григория Андреевича Дудко. Командиром стал А.В. Фидрик, а политруком — Г.А. Дудко. В течение осени наши бойцы уничтожили несколько автомашин и около 20 фашистов. Партизаны имели радиоприемник, который Виктор Фидрик и Иван Петрушко захватили у немцев в деревне Завершье. Обо всем услышанном с Большой земли они рассказывали жителям ближайших деревень.
Поздней осенью 1941 года немцы окружили отряд Фидрика — Дудко в лесу вблизи деревни Русаково. В неравном бою (партизан было 18 человек, а у противника до 80 солдат) А.В. Фидрик погиб.
Вскоре в те же леса прибыли и мы. Нас было 12 человек. Командование объединенной группой было поручено мне, Г.А. Дудко остался политруком. В тяжелый зимний период 1941/42 года партизаны не складывали оружия: в боях и засадах уничтожили 13 гитлеровцев. Весной мы активизировали боевую деятельность. Группами под руководством Г.А. Дудко и М. Пащенкова из засад было уничтожено или обстреляно несколько автомашин, убит 21 солдат противника.
В марте в Волчьенорских и Окупиновских лесах организовались еще три партизанские группы.
В конце апреля мы установили с ними связь. На совещании, состоявшемся 25 апреля 1942 года, было решено объединить все четыре группы в один партизанский отряд, который назвали именем Щорса — героя гражданской войны. Командиром отряда избрали меня, комиссаром — Дудко. С целью дезориентации противника группам присвоили номера 51, 52, 53 и 54-й. Командиром 51-й группы утвердили Федоровича, 52-й — Федора Казанцева, 53-й — Николая Вознесенского, 54-й — Андрея Леонтьева. Местом дислокации отряда временно определили лес Волчьи Норы.
Отдельные товарищи сомневались в возможности и целесообразности существования крупных партизанских отрядов в глубоком тылу врага. Приходилось упорно убеждать маловеров в необходимости и пользе такой организации. Но более убедительные доказательства могла дать только практика борьбы.
После ознакомления с личным составом вновь образованного отряда мы разработали план уничтожения мелких полицейских гарнизонов, которые сковывали наши действия, устраивали на партизан засады, проводили нацистскую политику, грабили и терроризировали население.
В короткие сроки были разгромлены полицейские участки в Сосновке, Трибушках, Межевичах. Фашистских служак, находившихся в крупных гарнизонах, партизаны спровоцировали на выступление и дали им по заслугам. Так была разгромлена в мае 1942 года колонна из 80 полицаев, двигавшаяся из Коссово в деревню Дубитово. Оставив на поле боя 9 трупов, в том числе своего коменданта, полицейские бежали.
Уничтожив мелкие немецкие гарнизоны, партизаны расширили зону своих действий. С большой территории оккупанты не получали теперь ни грамма хлеба, мяса и молока. Партизаны отбивали гурты скота, а скот забирали для отряда или раздавали крестьянам.
Еще в апреле отряд освоил способ организации крушений железнодорожных поездов с помощью простых средств: гаечного ключа и лапы для выдергивания костылей. Несколько крушений было осуществлено под руководством и при личном участии комиссара отряда Дудко и командира 54-й группы А.Л. Леонтьева. Всего отрядом им. Щорса за период с апреля по июль 1942 года было произведено 9 крушений воинских поездов. Тогда враг усилил охрану железных дорог и наш способ организации крушений оказался затруднительным. Но теперь мы стали осваивать подрывную технику, используя выплавленный или выдолбленный из снарядов и авиабомб тол и капсюли-детонаторы от гранат. С июля 1942 года по апрель 1943 года таким методом было подорвано 24 эшелона. Бесстрашными и изобретательными были наши подрывники П.И. Павловский, Григорий Завируха, Григорий Потороча, Натан Ликер, Йоня Циринский, Николай Болтрик, Михаил Сейфер, Эрих Штейн, Березин и другие.
Очищение значительной территории области от полицейских участков, активные боевые действия и правильные взаимоотношения с населением создали благоприятную обстановку для быстрого роста партизанских отрядов. В Волчьи Норы беспрерывно прибывали военнослужащие, бежавшие из плена, и гражданские лица, скрывавшиеся от преследования фашистов. Здесь само собой возникло что-то вроде военкомата. Название «Волчьенорский военкомат» утвердилось среди населения окружающих деревень, и нужных людей оно направляло точно по адресу. Преданность и боевой дух новичков проверяли при выполнении боевых заданий. В мае 1942 года в отряд вошли четыре бывших военнопленных: армянин Артем Авитасьян, грузин Сергей Отарашвили, черкес Мурат Гаджаев и русский Василий Гаранин. Все они оказались настоящими патриотами, стойкими и мужественными. Эта четверка показывала яркий пример дружбы между народами нашей страны.
С небольшими группами в июле 1942 года прибыли военнослужащие Ф.К. Ляпичев и А.Г. Журавлев. Их присоединили к отряду, сохранив за ними самостоятельность и присвоив им соответственно номера 55 и 56. Вскоре эти взводы пополнились вновь вступившими, и численность их была доведена до 70–80 вооруженных бойцов.
Отряд быстро рос за счет местного населения. Комиссар отряда Дудко привел из деревни Чемеры, Слонимского района, замечательных боевых ребят-комсомольцев, с которыми был связан еще в июле — августе 1941 года. Это были Владимир и Николай Миско, Яков Искрик, Андрей, Николай и Тимофей Хвесени.
В связи с быстрым численным ростом отряда и беспрерывными боями крайне важно было обеспечить партизан оружием и боеприпасами. Много вооружения местные патриоты собрали еще в 1941 году. Они передавали его нам. Исключительная заслуга в этом деле принадлежит Павлу Ивановичу Павловскому и его семье, коренным жителям Волчьих Нор, Демьяну Захожему, уроженцу деревни Коритиски, бывшей Белостокской области, Александру Власовичу Фидрику, его сыновьям Владимиру, Виктору и всей его замечательной патриотической семье. Их по праву можно назвать организаторами партизанского движения в этом уголке Брестчины. Нашими первыми связными и помощниками были местные жители — Никифор Лешок из деревни Доманово, Иван Степанович Мазайло из деревни Деревянчица, Илья Парфенович Семенюк из деревни Войневичи (замучен в Трибушковской полиции в декабре 1941 года), Игнат Филиппович Валюкевич из деревни Верболоты (погиб в партизанах во время облавы около деревни Рахоловка в мае 1942 года).
Большую помощь врачами-специалистами, медикаментами и хирургическим инструментом оказали отряду слонимские подпольщики, с которыми группы Дудко и Фидрика установили связь еще летом 1941 года.
В июле 1942 года по предложению Брестского областного антифашистского комитета в отрядах им. Кирова, им. Димитрова, им. Ворошилова, им. Щорса, им. Чапаева была принята партизанская присяга, а также созданы партийные организации или партийно-комсомольские группы. Это способствовало организационному укреплению отрядов и повышению боеспособности партизан.
К концу июля 1942 года в отряде им. Щорса числилось более пятисот вооруженных бойцов и командиров. На вооружении кроме винтовок было две 45-миллиметровые пушки, около 40 пулеметов, примерно столько же автоматов, гранаты. С такой силой можно и нужно было провести крупную боевую операцию. Такая операция, в случае успеха, во-первых, воодушевила бы личный состав отряда, укрепила его духовные силы, внесла бы уверенность в победу нашего дела; во-вторых, показала бы населению силу партизанского движения, подняла бы авторитет народных мстителей; в-третьих, внесла бы замешательство в ряды немецких захватчиков и заставила их держать на оккупированной территории большее число вооруженных сил, что содействовало бы успеху наших войск на фронте. Выбор пал на Коссово, где находился гарнизон из 300 немцев и полицейских. Операцию готовили и проводили совместно с отрядами, располагавшимися в Гута-Михалинских лесах: им. Димитрова (командир Зайцев) и им. Ворошилова (командир Борис Цыган). От отряда им. Щорса должно было участвовать в бою 360 бойцов и командиров (с одной пушкой); от отряда им. Димитрова — 70 и от отряда им. Ворошилова — 50. Руководить боем поручили мне.
Наступление было назначено на утро 2 августа, сигнал для атаки — пушечный выстрел. Подготовка велась в большом секрете, и задачи подразделениям были поставлены лишь на марше.
Партизаны незаметно подобрались к самым окраинам города. Командный пункт вместе с пушкой расположился на высоте к северу от Коссово. Выставлены заслоны, перерезана телефонная связь. Идут минуты напряженного ожидания. Но вот уже рассвет, видны цели, ждать больше нельзя. Даю команду Саше-артиллеристу: «По комендатуре — огонь!» Первый выстрел потрясает воздух, затем второй, третий... Слышатся крики «ура». Ружейно-пулеметная трескотня то стихает, то нарастает с новой силой. Выдвигаем пушку в центр города. Подоспели вовремя. Несколько оборонительных точек разрушили с ближней дистанции, уничтожили склады с оружием, боеприпасами и амуницией. Наконец, город — наш, бой выигран. Мы потеряли семерых убитыми и несколько ранеными. Гитлеровцев и полицейских уничтожено более сотни. Около полудня партизаны вернулись в лес. Вместе с ними из города ушло много жителей.
Это сражение принесло славу нашим партизанам, уверенность в свои силы. Явившиеся из Ивацевичей после ухода партизан немцы наскоро подобрали трупы своих незадачливых вояк и тут же удалились. А партизаны более месяца, вплоть до крупной облавы в сентябре 1942 года, держали в городе свою комендатуру.
Утром 10 августа была разгромлена школа полицаев-пулеметчиков, которая размещалась в помещичьем имении деревни Гавиновичи, Бытеньского района.
В этой операции вместе с отрядом им. Щорса принимал участие отряд им. Чапаева, дислоцировавшийся в то время в Рахоловском лесу. Отряд был немногочисленный, но боевой. Командовал отрядом Федотов Николай Степанович («капитан с бородкой», как тогда шутя и любя называли его партизаны), комиссаром отряда был Гусев Яков. От отряда им. Щорса участвовало около 150 человек с пушкой, от отряда им. Чапаева — около 50.
Наш удар явился для полицаев и немцев полной неожиданностью. Особенно ошеломили их пушечные выстрелы. Снаряды частично разрушили кирпичное здание, в котором размещались 50 полицаев и немцы-инструкторы. Полицаи пустились бежать к болоту, но там были встречены пулеметным огнем нашей засады. В результате недолгого боя около 20 полицаев было убито и 30 взято в плен. Коменданта полиции в его же доме настиг Василий Синьков. В перестрелке Василию разрывная пуля повредила глаза. Его отправили в госпиталь на Большую землю.
Партизаны взяли около 40 пулеметов и много патронов. К середине августа в нашем отряде числилось до 700 вооруженных партизан. Район Волчьенорских лесов становился для нас мал — в случае крупной облавы с таким большим отрядом здесь было бы трудно маневрировать.
После разведки местности, населенных пунктов и дорог на совете комсостава отряда решили переместиться в сторону Выгоновского озера. Для охраны населения и дальнейшего развития партизанского движения в районе Волчьих Нор оставить 53-ю группу. 20 августа отряд форсировал реку Щара недалеко от деревни Долгое. Железную дорогу перешли без единого выстрела (охрана разбежалась) между станциями Лесная и Бытень. Передвижение полутысячного партизанского отряда имело большой эффект. Бытеньские полицаи и немцы сидели всю ночь в обороне, так как им сообщили, что идут «чертовцы». Чертовцами нас окрестило местное население по созвучию со словом щорсовцы и за дерзкие боевые дела. Порезав связь и спилив телеграфные столбы на протяжении трех километров, разгромив железнодорожный переезд недалеко от станции Бытень, мы продолжили свой путь.
Около деревни Добромысль на берегу Щары расположились лагерем. Отсюда связались с отрядом Алексея Черткова, находившимся около Самычинских хуторов. От него узнали, что в деревне Чемелы, у шоссе Брест — Москва, находится комендатура. В ней насчитывается около 50 немцев, которые охраняют деревянный мост через реку Щара. Принимаем решение: комендатуру разгромить, а мост сжечь. Операция рискованная: близко крупный гарнизон Ивацевичи, к тому же может нарваться и колонна военных машин. Рискованно, но ведь «волков бояться — в лес не ходить». Зато подумать только! Партизаны вышли на Московское шоссе, это же главная улица, и загородили путь немцам! Вот это да!
В ночь на 1 сентября выходим на исходные рубежи. Режем связь и выставляем сильные заслоны у Любищиц и около развилки дороги на Слуцк и Минск. Нападение на комендатуру в деревне Чемелы и на охрану моста началось на рассвете. Отделение вражеских солдат со станковым пулеметом, охранявшее мост, застигнуто врасплох и сопротивления почти не оказало. Облив мост скипидаром с ближайшей смолокурни, мы тут же подожгли его.
Скоро прибыл связной. Он доложил, что и в Чемелах гарнизон немцев полностью уничтожен, хотя противник оказал ожесточенное сопротивление. Боем в Чемелах руководил старший лейтенант В.Ф. Гужевский; я был с группой, атаковавшей мост. В этой операции мы потеряли одного партизана, который был похоронен в Чемелах. В лагерь вернулись под вечер на легковой и грузовой автомашинах, отбитых засадой у врага.
Активные действия партизан напугали противника. На территории Брестской области были оставлены две немецкие регулярные дивизии, которые направлялись на фронт. Вместе с частями жандармерии их бросили против партизан.
10 сентября 1942 года к нашему отряду со стороны деревни Добромысль приблизились крупные силы немцев. Дав бой перед рекой Щарой, мы отошли в сторону Ивацевичей. Но и с этого направления двигались цепи карателей. После небольшой перестрелки мы направились к Самычинским хуторам, где остановились на гряде островов по направлению деревни Вяда. Утром 11 сентября наш дозор обнаружил врага и с этого направления. Стало ясно, что гитлеровцы пытаются окружить нас.
Только заняли круговую оборону — начался бой. Мы оказались в полукольце немецких войск. Беру под особое наблюдение фланги, чтобы не допустить противника в тыл.
Через полтора-два часа появились самолеты и стали сбрасывать гранаты. Потом заработали минометы. Но гранат было брошено не так уж много, а мины рвались в верхушках деревьев, и урона нам не причиняли. Зато велся сильнейший автоматно-пулеметный огонь. Местами деревья были иссечены вражьими пулями. На отдельных участках каратели несколько раз ходили в атаку, особенно на флангах, но все атаки мы отбили.
Только на закате солнца бой стих. Гитлеровцы не ушли. Когда мы попытались прощупать болото, они открыли ураганный огонь. Чтобы сохранить отряд, решили ускользнуть от врага, использовав преимущества лесисто-болотистой местности. Так и сделали. Похоронили погибших. Разобрали пушки и спрятали их части в болоте. Забрали из обоза, что могли, и под прикрытием темноты отошли.
Двигались по высокой камышовой траве и по болоту, местами по колени в воде, ночь, день и еще ночь. Никто ничего не ел. Направление держали по компасу. На рассвете 13 сентября вышли на берег реки Щары, в полкилометре от 10-го шлюза Огинского канала (три километра от Выгоновского озера). Разведка доложила, что у шлюза немцы. Итак, противник впереди и сзади. Отступать некуда, ждать нечего, значит, пока еще есть силы, надо ударить самим и ударить немедленно.
По команде роты занимают исходные рубежи. Предупрежденный бывшим сторожем рыбацкой артели враг насторожился. Частью сил гитлеровцы закрепились в сторожке. Главные же силы были на самом шлюзе, в лодках. Как мы узнали позже, они только накануне приехали из деревень Выгонище и Бобровичи, где расправились с мирными жителями.
Начался бой. Немцы упорно обороняются, ведут сильный огонь. Сначала атакуем и забрасываем гранатами сторожку. Вскоре она загорелась, один очаг сопротивления подавлен. Теперь разгорелся бой на каналах. Первый преодолели сравнительно быстро и с малыми потерями, на втором задержались. Когда подошли вплотную, гитлеровцы пустили в ход гранаты. Партизаны Коновалов, Пилецкий, Хвисеня, Аксенов и другие успевали схватить брошенные фашистами гранаты и отбросить обратно на головы врага. В разгар боя одному нашему взводу удалось перейти [268] реку Щару вброд. Бойцы неожиданно атаковали противника с правого фланга, чем ускорили его разгром.
Было убито 99 гитлеровцев. Всего их было сто, но один еще вначале побежал в Ганцевичи. Говорили, что в селение он прибежал полураздетым и кричал: «Партизан, немец — капут».
Наши потери — 8 убитых и 14 раненых. В числе погибших был командир 51-й группы старший лейтенант Федорович, командовавший батальоном во время войны с белофинами 1939–1940 годов и награжденный за мужество и отвагу орденом Красного Знамени. В ходе боя не было отстающих, все рвались вперед, обгоняя друг друга. Личную отвагу и мужество проявили в этом бою партизаны Казаков, Леонтьев, Журавлев, Лактионов, Карпенко, Сотченко, Власов, Лопанцев, Лещев, Лекомцев, Докучаев, Орлов, Тарандо, Савосчик, Крот, Шаламов, Малах и другие. Хочется сказать о геройском поведении комиссара отряда Г.А. Дудко. Никакие испытания не сломили его. Зимой в 1941 году Дудко тяжело переболел тифом, летом в 1942 году — менингитом. И вот на 10-м шлюзе, ведя партизан в атаку, воодушевляя их личным примером бесстрашия, был тяжело ранен так, что потом несколько месяцев оставался недвижимым. А потом, когда поднялся на ноги, опять самоотверженно дрался с врагом, был назначен комиссаром бригады им. Свердлова Брестской обл..
Эффект боя был громадный. Немцы спешно покинули ближайшие к 10-му шлюзу деревни — Туховичи, Залужье, Святицу, Новоселки и другие — и укрылись в крупных гарнизонах. Характерно, что враги всегда преувеличивали наши силы (верно говорит пословица, что «у страха глаза велики»), в чем им охотно помогали местные жители, которым выгодно и потешно было держать их в страхе.
Надо сказать, что нам чертовски повезло не только в исходе боя, но и в его описаниях. Например, А.П. Бринский в книге «По ту сторону фронта» писал, что на шлюзе было убито что-то около 800 немцев. Правда, он тут же замечает, что в этом бою приняла участие группа партизан его отряда и сыграла-де важную роль, ударив в тыл противнику. Видимо, эти дополнительно уничтоженные 700 немцев приходятся на их долю. Если бы тов. Бринский был поскромнее, то он помолчал бы об этой операции, так как и он, и партизаны его отряда знают о ней только по рассказам щорсовцев.
Карательная экспедиция против партизан и населения проходила одновременно в нескольких районах. Сильному нажиму подверглись также отряды Волчьенорских и Гута-Михалинских лесов. Эта облава отличалась от предыдущих тем, что фашисты впервые на территории Брестской области производили сплошное «прочесывание» крупных лесных массивов в течение длительного времени, беспрерывно днем и ночью. К такой ситуации мы оказались неподготовленными и понесли лишние жертвы. У нас не было запаса продуктов, что вызвало большие трудности. И все же, несмотря на большой перевес в живой силе и вооружении, врагу не удалось уничтожить партизан. Все отряды в основном сохранились в том же составе.
После сентябрьской экспедиции карателей оставшиеся в гарнизонах оккупанты и полицаи еще глубже закопались в своих блиндажах и окопах, которыми они теперь сплошь обносили свои комендатуры и полицейские участки.
Осенью и зимой 1942/43 года партизаны Брестчины усилили свои боевые действия: устраивали засады, нападали на небольшие, мало укрепленные гарнизоны, подрывали поезда. В то же время расширяли связи с населением, проводили по деревням собрания граждан, разъясняли обстановку, готовили население (в первую очередь молодежь) к вступлению в партизаны, укрепляли свою разведывательную сеть. Одним из лучших разведчиков был Викентий Иванович Ригин, который, наряду с мужеством и отвагой, обладал даром и умением входить в доверие и привлекать для разведки нужных людей. Его сведения о намерениях и продвижении противника отличались точностью и приносили большую пользу. Находчивыми и неутомимыми разведчиками были Павел Коломейцев, Борис Козлов, Анатолий Степанов, Александр Мальцев, Иван Серый, Григорий Клецовка и другие.
В это время на территории Брестской области действовали диверсионно-разведывательные десантные группы от штабов армий и фронта. Наши отряды с ними установили тесные контакты, помогали им разведданными о вражеских гарнизонах, о движении поездов и т.д. В свою очередь они также оказывали нам помощь боеприпасами: взрывателями, минами, бесшумными приспособлениями для винтовок. Такие отношения были у нас, например, с К.П. Орловским и партизанами его отряда. Но некоторые из десантников вели себя высокомерно, чрезмерно превозносили свою деятельность и с презрением относились к массовому партизанскому движению.

Не могу умолчать о полковнике Линькове. Он расстрелял без расследования и партизанского суда ни в чем не повинного командира партизанского отряда им. Кирова майора  Нищенкова Константина Борисовича (на фото. 1906 г.р., г. Ленинград, Выборгская сторона, пр-т К. Маркса, майор, командир 15 СП 49 СД, ссылка,№242.), а затем проявил кощунство, описав в книге «Война в тылу врага» в ложном свете связанные с этим события.
"В 1975 году Главное управление кадров Министерства обороны СССР сообщило Вадиму Константиновичу Нищенкову, что его отец, командир 15-го стрелкового полка 49-й стрелковой дивизии майор Нищенков Константин Борисович, числится пропавшим без вести в 1941 году.
Затем в 1981 году из партархива Института истории партии при ЦК КПБ Вадиму Нищенкову сообщили, что его отец, майор Нищенков К.Б., 28 мая 1943 года погиб в борьбе против немецко-фашистских захватчиков, будучи командиром партизанского отряда.
 «…Установлено, что ваш отец, майор Нищенков Константин Борисович, в бытность свою командиром 15-го стрелкового полка и партизанского отряда им. Кирова бригады им. Пономаренко Брестской области никаких преступлений не совершал и расстрелян 28 мая 1943 года командиром разведывательно-диверсионного отряда Линьковым Г.М. необоснованно. В возбуждении уголовного дела в отношении последнего отказано ввиду его смерти...».

С прибытием в апреле 1943 года в район Выгоновского озера уполномоченного ЦК КП(б)Б по Брестской области секретаря Брестского обкома КП(б)Б С.И. Сикорского с группой товарищей партизанское движение в области вступило в новый этап. Была достигнута полная централизация руководства партизанской борьбой, деятельности партийных, комсомольских и антифашистских подпольных организаций. Реорганизация партизанских отрядов способствовала повышению боевой активности партизан, создала новые возможности к дальнейшему росту партизанских рядов и распространению партизанского движения на все районы области. Установилась регулярная радио — и авиасвязь с Большой землей, наладилось издание подпольных партизанских газет.



В июле 1941 г. в Бытенском районе Барановичской области образовалась группа из военнослужащих и мест­ных патриотов во главе с Александром Власовичем Фидриком (председатель колхоза, погиб). Вскоре сюда из Коссовского района перешла группа военнослужащих (16 человек), руководимая П.В. Пронягиным. Осе­нью 1941 г. обе группы объединились (командир П.В. Пронягин). В мае 1942 г. группа П.В. Пронягина и действовавшие в Коссовском и Слонимском районах, группы Федоро­вича (ст.л-нт, погиб 13.09.1942 г.), Ф. Казанцева, М. Вознесенского и А.Л. Леонтьева объединились в партизанский от­ряд им. Н.А. Щорса. В сентябре 1942 г. он передислоцировался в Пинскую область. С но­ября 1942 по апрель 1943 г. входил в состав партизанского соединения Пинской облас­ти, затем возвращен в Брестскую область.
Отряд действовал в Коссовском, Пружанском, Ружанском, Дрогичинском, Березов­ском, Дивинском районах Брестской, Бытенском, Слонимском — Барановичской, Ганцевичском, Ленинском — Пинской, Стародорожском районе Минской области. Соединился с частями Красной Армии 30 марта 1944 г. в составе 340 партизан. Из них: мужчин — 325, женщин — 15, белорусов — 202, русских — 85, украинцев - 13, других нац. — 40, членов ВКП(б) — 18, кандидатов — 10, членов ВЛКСМ — 75, беспар­тийных — 237.


"Командовал отрядом лейтенант Павел Васильевич Пронягин. Комиссаром был Григорий Андреевич Дудко, а начальником штаба являлся капитан-кадровик Карп Емельянович Мерзляков. В отряде, на тот момент, было около трехсот человек: окруженцы, "примаки", беглецы из концлагерей для военнопленных и немного местных, в основном из комсомольского и партийного актива".

Отряд разделялся на четыре группы (роты).
51-я группа, самая малочисленная, командиром был Мишка-"Повар"
52-я группа, командовал этой группой Кузнецов.
53-я группа, состояла из местных-жителей окрестных сел, командиром был палач и пьяница по фамилии Бобков.
54-я группа под командованием Леонтьева была наиболее многочисленная и самая боевая, она полностью состояла из кадровых красноармейцев.
Очень скоро в отряде появилась и 55-я боевая группа.

Прибывающих в отряд им. Щорса узников Слонимского гетто определяли в 51 группу, которая имела четыре взвода и насчитывала 125 бойцов. В ее составе были также подпольщики-комсомольцы из деревни Чемеры братья Мисько, братья Хвисеня, Яков Искрык, а также Павел Крот и Степан Парфенович из Девяткович. Большинство из них были связаны с комиссаром Г.А. Дудко еще с августа 1941 года и он привел их в отряд. Позднее в эту группу вошли воины Красной Армии, попавшие в первые дни войны в окружение: Арутюн Авитесян, Сергей Отарашвили, Мурат Гаджаев, Зиновий Васильев, Василий Гаранин и Виктор Гужевский.
51 группа была первой в отряде им. Щорса. Она формировалась летом и осенью 1941 года и первую партизанскую зиму провела в лесу. Её организатором и первым командиром был верный сын Родины, бесстрашный и решительный воин Красной Армии лейтенант Павел Васильевич Пронягин.
Оказавшись в тылу врага, он после тяжелых боев вывел из окружения уцелевших бойцов своего взвода и создал партизанский отряд в Слонимщине, являясь одним из первых организаторов партизанского движения в Белоруссии. Именно Павел Васильевич Пронягин со своей группой поддерживал постоянно связь с подпольем Слонимского гетто. Вот почему узников Слонимского гетто принимали в 51 группу.

"В волчьенорских (Волчьи Норы) и булинских лесах стали появляться новые партизанские группы, которые весной 1942 года объединились в партизанский отряд и присвоили ему имя героя гражданской войны Николая Щорса. Отряд насчитывал тогда около 200 человек, командиром его избрали Павла Васильевича Пронягина, комиссаром – Григория Андреевича Дудко, а новым партизанским группам присвоили номера 52, 53, 54. Командиром 51 группы стал старший лейтенант Федорович. Отряд имени Щорса быстро вырос до 600 бойцов, появились 55 и 56 группы, и под руководством П.В. Пронягина проводил крупные боевые операции. В апреле 1943 года в отряд прибыл с Большой Земли Брестский подпольный обком партии во главе с Сергеем Ивановичем Сикорским. Из партизанских групп было создано четыре отряда, образовано соединение партизан Брестской области, и Павел Васильевич Пронягин был назначен начальником штаба соединения.

П. Пронягин  (свидетельства в Яд ва-Шем):
«Я, Пронягин Павел Васильевич, 1916 года рождения, русский...
Я с лета 1941 г. по апрель 1942 г. командовал партизанской группой, затем до апреля 1943 г. был командиром отряда им. Щорса. С апреля 1943 г. по август 1944 г. был начальником штаба Брестского партизанского соединения.
...По моему предложению местные партизанские связные установили связь с подпольщиками Слонимского гетто с целью их побега и включения в партизанский отряд. Многие из них как специалисты (слесари, электрики, радисты) работали у немцев на складах трофейного оружия. Они всеми способами старались вредить немцам (портили оружие) и в то же время по частям выносили оружие... а затем передавали в наш отряд. От них же мы получали радиоприёмники и медикаменты.
В июле 1942 г., когда создалась угроза полного уничтожения Слонимского гетто, я дал указание всем подпольщикам уйти к нам в лес. ...ушло более 150 человек.
Некоторые партизаны выразили неудовольствие в связи с включением евреев в боевой отряд, считая их обузой, трусливыми и небоеспособными. А часть из них в знак протеста ушла в другие отряды и немало вреда нам причинила впоследствии.
Я как командир отряда вместе со своими единомышленниками - подлинными интернационалистами – провёл разъяснительную работу о недопустимости национальной вражды...
Приказом по отряду была создана еврейская рота, именовавшаяся по соображениям конспирации 51-й группой. Её командиром был назначен старший лейтенант, отличившийся в финской войне, Федорович Ефим. Вскоре  51-я группа отличилась своей храбростью и военной смекалкой, не уступая кадровым воинам, и, овладев оружием и партизанской тактикой, нередко их превосходила.
... Узнав от связных о назначенной на 2-3 августа полной ликвидации Коссовского гетто, по моей инициативе было принято решение силами трёх отрядов [всего 570 бойцов] совершить внезапное нападение на сосредоточенных в Коссове для уничтожения евреев 300 хорошо вооружённых жандармов и
полицаев. Поставленная задача – освободить узников гетто, заключённых в тюрьме военнопленных и разгромить гарнизон – была успешно выполнена.
Только убитыми немцы потеряли 88 человек. Потери партизан составили 10 человек. Я командовал операцией и принял в отряд всех вышедших из укрытий евреев. Их было около 200, в т.ч. женщин, детей, пожилых людей. Часть из них была зачислена в 51-ю группу, из части молодёжи образована еврейская рота, а из остальных – семейный лагерь.
Запомнились узники Коссовского гетто Зимак Зиша, его жена Александра, Керш Ицхак, Берман Иосиф... и другие, храбро сражавшиеся против гитлеровцев.
В первых рядах атакующих партизан в Коссове был Блюменфельд Давид из Слонимского гетто. Он пал смертью храбрых. ...при прорыве обороны немцев погибли партизаны-евреи Имбер Ицхак, Грингауз Яков, Малах Мейер, Федорович Ефим.
Партизаны-евреи участвовали во всех боевых действиях в составе отряда и в большинстве случаев были в авангарде. Любой мой приказ они безотказно и блестяще выполняли. К ним следует отнести таких мужественных бесстрашных партизан из бывших узников гетто, как Зорах Кремень, Арон Бандт, Яков Шепетинский... и др.»

...Группа выросла в отряд, получивший название имени Щорса. Отряд действовал в Барановичском, Ляховичском, Слонимском, бывшем Бытенском и Коссовском районах. Это был самый активный и боеспособный отряд. В этом заслуга его командира Павла Пронягина. Достаточно сказать, что в августе 1942 года вместе с отрядами имени Дмитрова и Ворошилова был разгромлен немецкий гарнизон в г.Коссово и город удерживался партизанами почти целый месяц. Потом была разгромлена школа пулемётчиков в Слонимском районе, проведён бой с охраной моста через реку Щара около деревни Чемелы. Созданной диверсионной группой во главе с Павлом Павловским устраивались диверсии на железной дороге. Это вызвало у оккупантов страх за судьбу тыла своих войск. Началась лихорадочная подготовка и операция по уничтожению партизан. В конечном итоге эта операция получила название «Болотная лихорадка». Кроме карательных батальонов, была остановлена воинская часть, следовавшая на фронт, и в конце августа, начале сентября 1942 года началось наступление на партизанские отряды, базировавшиеся в Телеханских, Житлинских, Гута-Михалинских и Волченорских лесах. Чтобы сохранить отряд и его боеспособность, а также мирное население, находящееся в партизанских лагерях, отряд имени Щорса вынужден был разделиться на два. Часть осталась на месте, под командованием Бобкова, а вторая часть, вместе с Пронягиным, направилась в Пинские леса, где, прорывая кольцо блокады, дан был бой на 10-м шлюзе Огинского канала.

"...К апрелю 1943 г. общая численность отряда составляла 700 человек. Из отряда им. Щорса выделились и стали самостоятельными отрядами отряды им. Щорса, им. Котовского, им. Буденного, им. Суворова".


 
Личный состав отряда:
  Командир отряда  Пронягин Павел Васильевич (май 1942 —апрель 1943),
"Павел Васильевич Пронягин (1916 – 1997). Русский. До войны – студент физмата Казанского университета. В начале войны – командир взвода разведки. Под Барановичами попал в окружение. По своей инициативе создал партизанский отряд из окруженцев. К лету 42-го в его отряде им. Щорса насчитывалось свыше 300 вооруженных бойцов. В июле 42-го Пронягин, используя свою хорошо налаженную связь с еврейским антифашистским подпольем в городе Слониме, предупредил о полном уничтожении гетто. Он составил план побега, передав его верным людям, что обеспечило массовый побег узников в лес. Более 150 из них влились в отряд им. Щорса.В конце июля 42-го Пронягин получил сведения о подготовке нацистами окончательного уничтожения гетто в местечке Косово Брестской области, в котором находилось более 200 евреев, уцелевших после массовой казни. Он принял дерзкое решение – разгромить вражеский гарнизон и освободить узников.
Операция прошла в ночь со 2 на 3 августа 1942-го – за несколько часов до уничтожения гетто. Внезапность атаки предопределила ее успех. Было уничтожено до 400 гитлеровцев, уничтожен склад боеприпасов, захвачены богатые трофеи. Но самый главный итог – освобождение от казни свыше 200 узников. Отряд Пронягина пополнился еще 150 евреями, что не входило в планы Московских эмиссаров. Прнягина решили ликвидировать – «за дружбу с жидами». Партизаны тайно охраняли своего командира.
После войны Пронягин долгое время учительствовал, был директором школы. Женился на еврейке, которая родила от него ребенка. В 70-х годах написал книгу «У самой границы» (вышла в свет в 1979 году в издательстве «Беларусь»). В рукописи было немало свидетельств о героизме партизан-евреев. Однако в издательстве все еврейские имена вычеркнули.
В 1996 г. Пронягину, спасшему свыше 350 евреев, вручил памятную медаль и диплом Института катастрофы и героизма европейского еврейства".
Александр ТАТАРЕНКО "Недозволенная память: Западная Беларусь в документах и фактах, 1921-1954", СПб, 2007.
 
Коновалов Михаил Петрович (апрель 1943—сентябрь 1943), Гужевский Виктор Федорович (ок­тябрь 1943—март 1944).

Комиссары: Дудко Григорий Андреевич  ст.политрук (май 1942—июль 1942), Ковалев Павел Григорьевич (август 1942—ноябрь 1942), Аветисян Арутюн Самсонович (ноябрь 1942—декабрь 1942, и.о.), Жариков Степан Сергеевич (декабрь 1942—февраль 1943), Егоров Сергей Егорович (февраль 1943—апрель 1943), Рева Григорий Яковлевич (апрель 1943—ноябрь 1943), Нестеренко Василий Александрович (ноябрь 1943 —март 1944).

Начальники штаба:

май 1942—апрель 1943 Мерзляков Карп Емельянович 1908 г.р., Пермская обл., Чайковский р-н, д. Поша.  Командир комендантского взвода 141 СП 85 СД, мл.лейтенант. ссылка,№254. Награжден к 40-летию Победы 20.10.1987 г.

апрель 1943—октябрь 1943 Гу­жевский Виктор Федорович 1916 г.р., Украинская ССР, Черниговская обл., г. Ичня, лейтенант, командир взвода 7 СП 24 СД. ссылка,№14. Наградной лист. Награжден к 40-летию Победы.

Зуев Дмитрий Егорович (но­ябрь 1943—март 1944).


Диверсионная группа командир Кочерганов Павел

Командир отделения Аверьянов В. мл. сержант.
Командир отделения Исмагилов К.
 Лекомцев Виктор Алексеевич 05.02.1909-1969. 7 оатб 7 ТД, военврач 3 ранга.
Врач отряда.  
51 группа

Командир 51 группы старший лейтенант Федорович Ефим С. бежал из лагеря военнопленных в Белостоке, был участником войны с белофиннами в 1940 году и единственным в то время среди наших партизан обладателем ордена Красного Знамени.
"Мишку-"Повара" с его бойцами передали в другую группу, а 51-ю группу решили сделать отдельной еврейской ротой из 4-х взводов. Командование группой охотно согласился принять кадровый старший лейтенант еврей Ефим Федорович. Участник финской войны, бывший начальник штаба батальона, он смог сбежать из немецкого лагеря для военнопленных в Белостоке. Сам Федорович был родом из Гомеля". Погиб.

Командир 1 взвода Подольский Ефим Борисович лейтенант, кадровый командир.
Командир 2 взвода Волков Василий старший сержант.
Командир 3 взвода Докторчик Абрам

рядовые – Жижель и Байрамкулов погибли 13.09.1942 г. на 10-м шлюзе Огинского канала, в этом бою погибли 13 партизан из отряда имени Щорса.
Зорах Кремень, Арон БандтБлюменфельд Давид, Зимак Зиша, Керш Ицхак, Берман Иосиф, Имбер Ицхак, Грингауз Яков, Малах Мейер.

.   Шепетинский Яков Исаакович воспоминания
 
Шепетинский Герц, Делятицкий, Блюмович врач, Берл Евшицкий, Люстек Метек (погиб), Розмарин.

Окруженцы: Арутюн Авитесян, Сергей Отарашвили, Мурат Гаджаев, Зиновий Васильев, Василий Гаранин.

 
52 группа
 
Командир группы Казинцев Ф.Н.
 
53 группа
 
Командир группы Введенский Н.В.
 
54 группа
 
Командир группы Леонтьев Андрей Леонтьевич 1911 г.р., Калининская обл., Удомельский р-н, дер. Михайлово. Мл.лейтенант, командир взвода 203 осб 155 СД. ссылка,№334приказ,№236. В дальнейшем командир отряда им. А.В. Суворова Брестской области. Наградной лист лицевая, оборот.
 
55 группа
 
Командир группы Ляпичев Николай Кузьмич
 
56 группа
 
Командир группы Журавлев А.Г.

 

Категория: Отдельный отряд им. Н.А. Щорса | Добавил: Admin
Просмотров: 4347 | Загрузок: 0 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 3.5/4
Всего комментариев: 2
2  
Спасибо, я пыталась отправить запрос на этом сайте, но там надо подтверждение родства, а дедушка с бабушкой расписались когда дети уже были большие, и они на него не записаны, только отчество по нему. Как тут родство подтвердить я не знаю
Ответ: В этом случае Вам надо действовать через районный военкомат. Объяснить там все, что знаете и хотите узнать. Попросить от военкомата, на их бланке, отправить запрос по обычной почте. Либо действуйте через какой-нибудь местный поисковый отряд, подразделение "Бессмертного полка", ветеранскую организацию. Легко и быстро результат не получится, но шансы есть, если есть достаточно настойчивости и желания.

1  
Мой дед, Подьяков Валентин Николаевич, после побега из концлагеря тоже воевал в этом отряде. Где можно найти конкретные сведения по нему? А то это единственное что мы знаем.
Ответ: Здравствуйте, Екатерина. Более подробные сведения по вашему деду Вы можете найти только в Национальном архиве Республики Беларусь, в Минске. Полных списков партизан отрядов в открытом доступе не существует, также, как и подробных описаний боевой деятельности партизанских отрядов и бригад. Все это хранится в архиве, но, конечно, не факт, что сохранились документы, где упоминается конкретно фамилия вашего деда, это надо проверять. Для начала, можете отправить запрос по почте с вопросом, есть ли данные по деду в документах этого отряда. http://www.narb.by/

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
Cайт визуально адаптирован под браузер
Mozilla Firefox Скачать/Download
В остальных браузерах сайт может отображаться некорректно!
(IE, Opera, Google Chrome и др.)
Рекомендуется установить программу Adblock. Скачать/Download
Категории раздела
Основные источники
ОБД Мемориал Подвиг Народа
Друзья сайта
Песни сайта
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа