Донесение командира 501-го Рогожского стрелкового полка Пржесмыцкого с описанием боевых действий при штурме крепости Кронштадт 15–17 марта 1921 г.
[не ранее 17 марта 1921 г.]
15 марта полк был расположен в районе гор. Петергофа, в д. Темяшкино, Сойкино, Ратули и Туюзи и вел подготовительную работу к штурму крепости, т. е. получал обмундирование, снаряжение, вооружение и продовольствие, а также велась политическая пропаганда к поднятию духа красноармейцев, которые в большинстве были политически неразвиты и не проходившие строя. С момента производства этой подготовительной работы почти стало уже ясно об нашем активном участии в предстоящей операции на Кронштадт. Настроение в полку значительно ухудшилось по той причине, что красноармейцы, будучи совершенно не обучены и только что за неделю прибыли в полк [...]{655}. За время стоянки в резерве, находясь в самых тяжелых жизненных условиях, отсутствие обмундирования, дошедшее до того, что к моменту переброски части из Великих Лук, для того чтобы пройти от места стоянки полка до станции железной дороги на расстояние 12 верст, полк ввиду отсутствия обуви, даже лаптей, пришлось погрузить на подводы и доставить на вокзал. Во время же производства подготовительной работы под Ораниенбаумом получены официальные сведения от разведки, посылаемой на Кронштадт, о том, что по льду много воды и большие проломы, сведения подтверждались в официальных органах периодической печати и с приездом представителей X съезда РКП, уполномоченных при комиссаре, сообщивших, что во время оперативного секретного совещания при штабе Южгруппы выяснилось, что вода на льду есть, а около Кронштадта от оттепели образовались провалы, в которых вода достигла глубины с человеческий рост. Считаясь с официальностью этих сведений, настроение не только красноармейцев, но и комсостава было подавлено. Сознавая необходимость операции, в то же время чувствуя невозможность условий ее выполнения, но, несмотря на это, комсостав и политсостав проявлял все время полную энергию в напряженной работе для приведения полка в надлежащий вид [...] {655} было роздано обмундирование и .снаряжение красноармейцам, в то же время обучал их обращаться с винтовкой и стрельбе из нее. Несмотря на все принятые меры, все же 16 марта около 1 часу ночи учебная школа, влитая на время операции во 2-й батальон, подняв весь батальон, вышла в полном вооружении и снаряжении из халуп на улицу в деревне[...] {655} с намерением завоевать пулеметы и поднять весь полк. [202] Благодаря стойкости начпулъкома 2-го батальона т. Чепчиц, который им пулеметы не дал, и присутствию коммунистов-свердловцев и недостаточной организованности среди красноармейцев удалось их развести по квартирам и через несколько часов, ночью, когда они уснули, комбат-2 лично с комротами и комвзводами разоружил батальон. После выделили из него 120 человек ненадежного элемента, батальон успокоился. Весь день 16 марта протекал в напряженной работе по подготовке полка в боеспособность. В 23 часа был получен оперативный приказ из штабрига-167, в котором полку приказано к 2 час. 30 мин. сосредоточиться в г. Ораниенбауме возле Гидроавиационного парка и находиться в диврезерве. По получении приказа было немедленно приступлено к его выполнению, были отданы приказания командирам батальонов и начкомам о прибытии на сборный пункт полка в дер. Темяшкино, и был издан приказ по полку, в котором информировалось положение Кронштадта и о штурме его, а также и задачи полка. 17 марта в 0 час. 30 мин. полк выступил со сборного пункта из д. Тимяшкино на место сосредоточения походным порядком, куда и прибыли к 2 час. 30 мин., где было получено словесное приказание от комбрига-167 начать движение на лед и продолжать таковое за 32-й бригадой, но красноармейцы опять стали отказываться выступать на лед, но сразу же были приняты энергичные меры, полк привели к повиновению, и в 4 часа полк выступил с места сосредоточения и начал спускаться на лед у железнодорожной будки, что восточное гор. Ораниенбаума и шагов 200 северо-западнее перекрестка шоссе с железной дорогой, и начал движение по льду по направлению на прожектора «Петропавловска», т. е. на север. Выйдя на лед, когда воочию убедились, что воды нет и лед тверд, настроение переменилось, и полк уже бодро шагал в строю повзводно, причем вперед высылалась разведка для связи с спереди наступающими частями и на фланги для охранения; связь с штабригом держалась летучей почтой. Пройдя версты 3 от берега, полк остановился для приведения в порядок (ввиду темноты некоторые части потеряли направление и через несколько минут опять начали движение) и с рассветом подошел на расстояние 2 верст к Кронштадту, где должен был остановиться ввиду того, что впереди наступающие части 499-го полка и 1-го Кронштадтского начали поспешный отход; чтобы выяснить положение и не дать отступающим частям расстроить части полка, полк залег на льду, но в это время противник открыл артогонь, который не приносил никакого поражения, причем в это время выяснилось, что некоторые части уже ворвались в город, где стал завязываться уже уличный бой. Полк был немедленно двинут вперед рассыпным строем и на помощь. [203] Подойдя на полверсты к городу, ринулся вперед с криками «ура» и ворвался в него. Ввиду сложившихся обстоятельств флангового обхода противником впереди прошедших двух цепей, несмотря на то, что полк шел в дивизионном резерве, он оказался третьей цепью, сбившей противника и ворвавшейся в город, но у стен Кронштадта противник открыл пулеметный огонь, но полк продолжал быстрое движение к городу по направлению на Петроградскую пристань, во время которого было несколько человек ранено. В 8 час. 25 мин. полк ворвался в город со стороны Петроградской пристани и вступил в уличный бой с засевшим по домам и подвалам противником, силы которого были неизвестны, и спустя несколько часов полк занял улицу Чеботаревскую, часть Петроградской и Власовскую и стал вести бой с засевшим с пулеметом противником в минной школе, которому было предложено сдаться комиссаром полка, но те отказались, после чего по ним был открыт пулеметный и оружейный огонь, но противник в свою очередь выдвинул пулемет на улицу и стал сильным огнем обстреливать части полка, причем среди красноармейцев получилось замешательство, но в это время пулеметчик Соловьев выдвинул свой пулемет вперед и стал обстреливать в упор противника, в результате пулемет противника был сбит, но пулеметчик Соловьев был смертельно ранен в грудь и руку, который в непродолжительном времени и умер. Засевший по домам противник сильно сопротивлялся и отчаянно отстаивал каждый шаг, в результате чего уличный бой продолжался до темноты, с наступлением которой стал утихать, причем полку было приказано занять сторожевое охранение на Петроградской, Чеботаревской и Власовской улицах и высылать разведки, что было и исполнено. За все время боя на улицах связь держалась непосредственно с начдивом сводной т. Дыбенко и начюжгруппой, от которых и были получены приказания и указания. В 3 часа 18 марта было получено сообщение, что линкоры «Петропавловск» и «Севастополь» сдались и город весь перешел в наши руки, который и был занят соседними частями. В 10 час. 15 мин, было получено приказание от комбрига-167 снять сторожевое охранение и сосредоточиться в северных артиллерийских казармах, где и расположиться, куда в 12 час. 40 мин. и прибыл и расположился, а к вечеру занял гарнизонный караул в городе, за время боя было в полку потерь: убитыми - 3, ранеными - 19 и пропавшими без вести - 29 человек.
Резолюция А. Седякина: Заслуживает внимания. ЦГАВМФ, ф. р-52, on. 1, д. 88, л. 6–6а. Подлинник. [204]

Рапорт начальника штаба 167-й стрелковой бригады начальнику штаба морской крепости Кронштадт с описанием военных действий бригады с 15 по 18 марта 1921 г.

[не ранее 18 марта 1921 г.]

167-я стрелковая бригада в составе управления бригады и 2 полков 499-го Лефортовского и 501-го Рогожского полков, роты связи, сапроты с момента прибытия в Петергоф и до взятия Кронштадта входила с состав войск сводной дивизии под командой тов. Дыбенко. К 15 марта боевой и численный состав полков бригады нижеследующий: 499-й Лефортовский - комсостава - 53/16, штыков - 75, бойцов - 736, вообще бойцов - 968, едоков - 1192, пулеметов - 16, авторужий - 1, винтовок русских - 861, лошадей - 64; 501-й Рогожский полк - комсостава - 51/16, штыков - 573, бойцов - 608, вообще бойцов - 872, едоков - 1094, пулеметов - 13, винтовок - 636 русских, 450 японских, лошадей - 73, сапрота и т. д.
К 15 марта части бригады расположились: штаб бригады с командами - д. (Хайкино, 499-й Лефортовский - гор. Ораниенбаум, куда он был вызван начдивом сводной; 501-й Рогожский полк со штабом - в дер. Темяшкино, роты - в дер. Ротуме, Тююзи, Слоб. Троицкая, Кузнецы.
В 11 часов 45 минут 16 марта комбригом на основании телеграммы сводной дивизии № 011 отдано приказание 501-му полку перейти в район дер. Колколово, Кукушкино, Болотино, Кабацкое, уже частично занятое 499-м полком. В 12 час. 12 мин. при разговоре комбрига с наштадивом сводной по телефону приказание это уже было отменено. В 19 час. 15 мин. получен опер-приказ сводной дивизии № 08, которым 167-й бригаде приказано перейти разместиться: штабригу с ротой связи и командами в Егерской слободе и полкам: в районе Темяшкино, Новая ферма, Петергофская колония. Во исполнение этого приказа в 20 час. приказано: 499-му Лефортовскому полку перейти из гор. Ораниенбаума в Петергофскую колонию, Новую ферму, 501-му полку оставаться на прежнем месте, т. е. в районе дер. Темяшкино. Штабригу с командами и ротой связи перейти в Егерскую слободу. К 24 час. 35 мин. того же числа штабриг прибыл и расположился в слободе Егерской. С 13 по 14 марта из 501-го полка дезертировало 8 красноармейцев.
16 марта в 1 час. 499-й полк прибыл и расположился в Петергофской колонии. В 501-м полку началось брожение, вызванное провокационными слухами и разоружением Минского и Невельского полков, для каковой цели и вызывался в гор. Ораниенбаум 499-й полк, получивший за быстрое выполнение приказания и готовность к бою благодарность начдива тов. Дыбенко и по одной банке консервов на человека. [205] Из 501-го полка арестовано зачинщиков - 16, отправлены в особый отдел, обезоружены 230 человек.
По донесению комполка 501-го настроение обезоруженных подавленное, всего полка - пассивное, по мнению комполка, отказа идти в бой быть не могло.
Командир 499-го полка Зуевич заболел, во временное командование полком вступил его помощник Пацевич. Командир саперной роты назначил ракетников и инструктирует. Идет деятельное снабжение частей огнеприпасами, штурмовыми лестницами, перекидными мостами, санками для пулеметов.
Во временное командование 501-м полком вступил член съезда Фабрициус, принял таковое от временно командующего полками Коршунова. В частях людям раздаются индивидуальные пакеты.
В 20 час. 10 минут был получен оперприказ сводной дивизии для штурма крепости Кронштадт. Сводная дивизия под командованием т. Дыбенко входила в состав войск Южной группы, в составе 32-й, 167-й и 187-й бригад; на рассвете 17 марта приказано овладеть крепостью Кронштадтом, к 1 часу 17 марта шта-див сводной переходит в помещение перевязочного пункта Гидроавиационного парка. 32-й стрелковой бригаде приказано ровно в 2 час. 45 мин. 17 марта проследовать исходный пункт восточнее Мартышкино, отметка «Куп» и цифра 62. Короткие удары нанести с северо-востока в направлении Бойня - Петербургская Гавань. 187-й стрелковой бригаде ровно в 2 час. 45 мин. проследовать исходный пункт у надписи «Ст. 3 км», что севернее надписи Ораниенбаум. Главный удар нанести в юго-восточном направлении Лесная Гавань - Петербургская пристань. 167-й стрелковой бригаде к 2 час. 30 мин. 17 марта сосредоточиться в гор. Ораниенбауме в дивизионном резерве возле Гидроавиационного парка. Наступающим частям двигаться резервными строями, переходя к рассыпному только в крайней необходимости. Вперед высылать сформированные ударные группы в белых халатах с штурмовыми лестницами и перекидными мостами.
Телефонную связь тянуть по льду за цепями. К берегу будут поданы концы кабеля. Артогонь - поддержку атакующим частям - открывать по получении распоряжения по телефону. Прекращать по сигналу трехцветной ракеты - красного, зеленого и белого цветов.
Во исполнение приказа по сводной дивизии 16 марта оперприказом бригаде командир бригады приказал: командирам 499-го и 501-го полков перейти с полками в 2 час. 30 мин. 17 марта гор. Ораниенбаум, где сосредоточить их в дивизионном резерве у Гидроавиационного полка. Штабригу, ком. Команде{655}, сапроте, роте связи, отделению связи и бригадному врачу быть также в Гидроавиационном парке. [206] Штабригу установить телефонную связь по льду с частями и штабом сводной дивизии, дублируя ее живой цепочкой и посыльными. Во. время действий и движения по льду соблюдать тишину, до последней возможности использовать движение колоннами или резервными строями. Колоннам иметь в голове ударные группы в белых халатах, снабженные мостками перекидными, штурмовыми лестницами; пулеметы иметь на салазках. При наступлении помнить один клич «Вперед!». Отступления быть не может. В городе с мятежниками в переговоры не вступать. Иметь сугубое внимание за частями, организовать правильное гогтание частей огнеприпасами с Ораниенбаумского берега. Санитарам с носилками следовать за частями. 23 часа 35 минут 16 марта сапрота из Егерской слободы выступила. 17 марта в 0 час. 30 мин. 501-й Рогожский полк из района Темяшкино выступил и за ним в 1 час. 25 мин. 499-й Лефортовский полк, штабриг с командами к Гидроавиационному парку прибыли: в 2 час. 10 мин. сапрота, в 2 ч. 20 мин. полештабриг с командами, сейчас же приступили к работе, связавшись со штадивом сводной телефоном, который во главе с тов. Дыбенко уже находился в указанном приказом пункте. В штадив была также выслана живая связь.
В 2 час. 45 мин. на сборный пункт прибыли 499-й и 501-й полки. С ними сейчас же была установлена живая связь. Для движения полков по льду уже на берег скадивом{655} сводной были поданы концы будущей телефонной связи со штадивом. 30 ракетчиков, выделенные сапротой, были снабжены ракетами и направлены по 15 человек в полк. Полки в полной боевой готовности выжидают. Ходят слухи, что на поверхности местами вода. Есть взломанный лед. Справа слышен гул шагов уже выступившей на лед 32-й, слева - 187-й бригад, обе бригады прошли около версты по льду. На льду подымается туман. С Кронштадта усиленно освещается прожекторами поверхность льда и Ораниенбаумский берег. Ровно в 3 час. начдивом сводной отдано приказание 501-му и 499-му стрелковым полкам выступить на лед. В 3 час. 35 мин. 499-й, и 501-й полки уже сошли на лед. Справа послышались отдаленные орудийные выстрелы по сторонам наступающим с Лисьего Носа частей Северной красной группы войск; полки, спустившиеся на лед, замешались. Были слышны возгласы неисполнения наступать{655}. Об этом было доложено комбригом лично начдиву, сейчас же военкомбриг и комбриг направились к полкам. Быстро был водворен порядок, и в 5 час. 5 мин. 499-й полк начал продвигаться по льду, и правее его продвигался 501-й полк. За полками по льду сейчас же потянули телефонную 2-ю проводную линию; от полков оставлены редкие цепочки для связи штабрига, еще находившегося на берегу. [207] Для воспрепятствования дезертирству и убеганию в тыл красноармейцев, дабы эти малодушные не деморализовали продвигающихся полков и не вносили паники в ряды, был сформирован из сапроты и комендантской команды заградотряд под командой комсапроты тов. Бедова. В 5 час. 15 мин. заградотряд, рассыпавшись в цепь, двинулся по льду вслед за полками. Слева в районе продвижения 187-й стрелковой бригады послышалась пулеметная, ружейная стрельба, и через минуту раздались орудийные выстрелы. Справа на участке 32-й бригады также поднялась ружейно-пулеметная и артиллерийская стрельба. В 5 час. 20 мин. полештабриг вступил на лед. Для связи со штадивом были оставлены: завразведки и взвод конных разведчиков. Наша артиллерия в это время с Ораниенбаумского берега Красной горки открыла ураганный артогонь для поддержки атакующих крепость пехотных частей, попавших под ружейно-пулеметный и артогонь мятежников. Бронепоезда (их было, кажется, 3) открыли огонь из всех своих легких орудий, огонь бесцельный, не приносивший никакого вреда противнику, а даже наоборот; я впоследствии слышал от многих, что были случаи разрыва снарядов их орудий среди наших частей. Противник усиленно освещает прожекторами лед в направлении Ораниенбаумского берега. Штабриг через каждые 5 мин. пути включается в телефонную линию и доносит в штадив сводной о продвижении частей. Справа Лисьего Носа слышна сильная артстрельба. Слышны выстрелы с восточных и северных фронтов. В 5 час. 35 мин. полки бригады находятся на льду в 3 верстах от исходного пункта на берегу. Артогонь обеих сторон достиг своего наибольшего напряжения. Усиленно светят прожектора. С линкоров «Петропавловска» и «Севастополя» мятежники стреляют сразу бортом из 12 орудий. Штабриг на льду в 2 верстах от исходного пункта на берегу. В 6 час., включившись в телефонный провод, говорю со штадивом; начдив приказал мне оставаться у телефона, так как будут передаваться срочные приказания полкам. Я остался у телефона. Полештабриг двинулся далее по льду. Противник начинает усиленно обстреливать шрапнельным огнем Ораниенбаумский берег. Разрывы чересчур высокие. 12-дюймовые орудия линкоров «Петропавловска» и «Севастополя» громят спасательную пристань и форт Краснофлотский, спасательный горит. В стороне Краснофлотского также видно зарево.
В 6 час. 10 мин. начдив мне приказал передать приказание 501-му полку поддержать части 32-й бригады, уже ворвавшиеся в город, и 499-му полку части 187-й бригады. Приказание мною было передано по телефону. Стал брезжить рассвет. В 6 час. 40 мин. наша артиллерия прекратила огонь, так как части 187-й и 32-й бригад уже ворвались в город. Противник с «Петропавловска» и «Севастополя» обстреливает частым огнем артиллерии одиночных людей на льду и, безусловно, выпускает десятки снарядов по подводам, которые со всех сторон с рассветом потянулись к Кронштадту, подвозя патроны. [208] Работа прожекторов прекратилась, 499-й полк попал под сильный пулеметный и артогонь противника у самого Кронштадта - Угольной площадки. Дрогнули его цепи, начали пятиться назад. Комбриг вместе со штабригом приняли решительные меры, кое-как цепи были приведены в порядок. В это время на участке 32-й бригады послышались крики «ура». Красноармейцы, увлекаемые комсоставом и политработниками, с криками «ура» бросились вперед и к 7 часам 40 мин. части 499-го, 501-го полков ворвались в город со стороны Петроградской пристани и часть 499-го полка ворвалась на военную гавань, с восточной стороны заняли ее. Под ураганным артогнем «Петропавловска» и «Севастополя» часть 499-го полка комбригом была на-направлена к северу, в сторону Петроградской пристани, для соединения с частями своего полка. Вслед за частями 499-го полка прибыл на Угольную площадку и расположился в будке «пост № 1» полештабриг-167, куда вскоре подошел из заградотряда бригады. «Севастополь» и «Петропавловск» продолжают обстреливать гавань и южную окраину города. В 9 час. была выслана разведка по всем направлениям военной гавани и для связи со штабами 499-го, 501-го полков. Вместе со штабригом-167 в будке временно расположился и штабриг-187. В 10 час. разведка возвратилась, привела 8 человек пленных мятежников и донесла, что противник с восточной стороны гавани везде выбит, часть 499-го полка продвигается с боем к северу. Огонь «Петропавловска» и «Севастополя» лишал возможности поддерживать связь с полками. В 10 час. 40 мин. получено приказание начдива сводной занять бригаде Макарьевскую и Петровскую улицы, что и было сейчас же передано в полки по живой связи. К 14 час. у штаба бригады на военной гавани собралось 200 отсталых красноармейцев разных частей, из коих был сформирован сводный отряд под командой комсапроты 167-й бригады. Ему придано 4 пулемета 187-й бригады. По приказанию комбрига-167 в направлении линкоров «Петропавловска» и «Севастополя» сводный отряд выставил сторожевое охранение за кораблями и предупреждение возможности вылазки с последних с целью ударить в тыл частям, уже очистившим военную гавань и продвигающимся к северу, что было весьма возможно.
200 человек, конечно, не в состоянии были бы воспрепятствовать вылазке, благодаря многочисленности команд линкоров и могущественной поддержке с них артиллерии, а по сему комбриг-167, обрисовав создавшуюся здесь обстановку, просил непосредственно у начюжгруппы о высылке отряда, и если мятежники с линкоров этого не сделали, то приходится только удивляться их командованию или приписать это разложению команд. Приняв во внимание, что линкоры свободно могли проделать вылазку в составе 1500 - 2000 человек и ударить при поддержке [209] артиллерии в тыл нашим частям, уже изнемогшим численно и нравственно от больших потерь, которые несли в течение 6 часов непрерывного, упорного уличного боя, где из каждого дома, чердака, окна буквально посылались градом пули, где каждый дом приходилось брать отдельным штурмом, можно с определенной уверенностью сказать, что вылазка эта была бы для нас вполне катастрофической. В 14 час. 50 мин. Угольную площадку усиленно стали обстреливать с прилегающих домов сильным пулеметным огнем. Подошедшим из Ораниенбаума взводом легкой артиллерии и 4 легкими орудиями, отбитыми у мятежников на Угольной площадке, противник был выбит артогнем из этих домов, после чего пулеметный огонь по военной гавани прекратился; артиллерийский с линкоров продолжался. Около 16 часов 499-й и 501-й полки уже дрались: на Макарьевской ул. - 499-й и на ул. Чеботарева - 501-й полк. С ними установлена телефонная связь. Высланная к «Петропавловску» и «Севастополю» разведка донесла, что на последних происходит какой-то шум и около 21 часа линкоры «Петропавловск» и «Севастополь» прекратили совершенно огонь; в городе же бой продолжался, но с меньшей интенсивностью. Отличились особенно пулеметчики во время уличного боя при штурмах домов. К исходу суток (23–24 час.) 17 марта бой в городе стал стихать постепенно. Наблюдение за линкорами продолжалось, на них не было никакого огня. Вот только в 1 час. 20 мин. 18 марта в распоряжение комбрига-167 для усиления наблюдения и гарнизона военной гавани прибыл отряд Реввоентрибуналов в количестве 50 человек, уже тогда, когда бой в городе, на улицах совершенно затих. 499-й полк разместился на Макарьевской ул. и 501-й полк - на улице Чеботарева. С рассветом 18 марта полки начали продвигаться вперед, нигде не встречая сопротивления. Тихо, нигде ни одного выстрела. Часть мятежников сбежала в Финляндию, другая, оставшаяся в городе, сопротивления не оказывала и сдавала оружие. Вся крепость и город были в наших руках. В 10 час. 45 мин. по приказанию начдива сводной 499-й, 501-й полки заняли флотские казармы, и в 12 час., согласно второго приказания начдива сводной, все части, бригады из флотских казарм перешли в артиллерийские казармы, где и расположились. В 13 час. получен приказ командующего войсками Кронштадта о том, что город занят красными войсками, часть мятежников сбежала в Финляндию, и часть разбрелась по острову. 167-й бригаде приказано оставаться в крепости, разместившись в артказармах, и нести гарнизонную службу.
В исполнение этого приказа в 18 час. 18 марта 501-й, 499-й полки первыми заняли караулы в крепости, выслав для этой цели 600 человек...
Бригада припасами была удовлетворена в достаточной степени, пополнение их во время боя с 17–18 марта было нормально; подвозились патроны в большом количестве с Ораниенбаумского берега на подводах. [210] Ни малейшего недостатка патронов не было. Части бригады во время боя пополнение людьми не получали. Для подачи первой помощи раненым шли сзади цепей санитары с носилками. Дело оказания первой помощи раненым было поставлено удовлетворительно. Раненые выносились из боя санитарами на носилках и увозились на подводах, для чего была использована каждая попавшаяся под руки подвода. На ораниенбаумском берегу находились санитарные приемные летучки, которые и принимали раненых. Я во время боя с 17 марта находился до 5 часов вместе с комбригом у Гидроавиационного парка. В 5 часов вместе с комбригом и полештабригом выступил на лед. В б часов распоряжением начальника сводив Дыбенко я был оставлен в 2 верстах от берега на льду у телефонного аппарата для связи и передачи его приказаний частям и командиру бригады. Командир бригады с полештабригом двинулся далее по льду в полуверсте от полка. На льду у аппарата пробыл до 16 часов 17 марта и получил приказание к 17 часам прибыть в Кронштадт в полештабриг, который помещался в сторожевой будке № 1 на Угольной площадке, где был до рассвета 18 марта. Командир бригады, мой непосредственный начальник, во время штурма находился на льду среди цепей 499-го и 501-го полков и лично руководил действиями полков. Во время уличных боев в городе командир бригады вместе с комиссаром бригады выезжал в распоряжение полков.

Во время штурма Кронштадта 167-я бригада понесла потери: комсостава - 14, красноармейцев - 385 и винтовок - 240.

Резолюция А. Седяпина: Заслуживает внимания. Подчеркнутое - интересно. ЦГАВМФ, ф. р-52, on. 1, д. 88, лл. 2 - 3а. Подлинник.

Донесение командира 1-го батальона 501-го полка командиру полка с описанием боевых действий при штурме крепости Кронштадт 16–18 марта 1921 г.

30 мая 1921 г.

В 24 часа 16 марта с.г. было отдано словесное распоряжение врид комполка т. Фабрициусом о вступлении в командование 1-м батальоном врид комбату-3 т. Шапичеву, которым и был принят батальон в строевом отношении около 2 часов ночи 17 марта 1921г. Одновременно с этим был заменен комрот-3 т. Оталанов, 3-ю роту принял тов. Рухлев. В состав батальона входили 1-я, 2-я и 3-я роты в количестве 371 штыка и пулькоманда в количестве 35 человек при 6 пулеметах. При наступлении на Кронштадт высшего комсостава не хватало 3 человека и низшего - 24 человека. Этот недостаток был пополнен из среды красноармейцев. [211] Весь батальон был вооружен японскими винтовками за сутки до наступления, причем красноармейцы были незнакомы с этими винтовками и не знали, как открыть затвор. Винтовки все были без штыков. Комбатом т. Шапичеву было приказано получить ручные гранаты, но ввиду отсутствия умеющих с ними обращаться гранаты получены не были. В громадном большинстве красноармейцы были совершенно не обучены для выполнения каких-либо тактических задач, и многие из красноармейцев не умели владеть винтовкой, так как почти весь состав батальона состоял из прибывшего пополнения в полк в начале марта месяца. В 1 час ночи 17 марта врид комбату т. Шапичеву было отдано словесное приказание врид комполка т. Фабрициусом о наступлении на г. Кронштадт. Около 2 час. ночи 1-й батальон двинулся походным порядком из д. Темяшкино в д. Мартышкино, куда и прибыл в 3 ½ час. ночи. После объяснения боевой задачи красноармейцы стали выражать протест, послышались крики: «Не пойдем». Такое поведение красноармейцев оказалось следствием ходивших слухов, что у Кронштадта лед изломан минами и ледоколами, но несколько спокойных слов комполка т. Фабрициуса рассеяли это подозрение, и батальон двинулся на лед. Направление было указано на один из прожекторов, светивших из Кронштадта. Выйдя на лед у Ораниенбаумского берега, 1-й батальон был рассыпан в цепь, причем долгое время красноармейцы не могли идти правильно, то сбиваясь в кучу, то теряя направление. Комсоставу стоило больших усилий наладить движение разомкнутым строем. Впереди батальона шла полковая команда пешразведки в белых халатах, благодаря которым она в нескольких шагах была невидима. Справа 1-го батальона никого не было, слева - 2-й батальон нашего полка и 499-й полк.
К Кронштадту подошли в рассыпном строе, как вышли от Ораниенбаумского берега. В 1 ½ верстах от Кронштадта противник открыл артиллерийский, а затем и пулеметный огонь как по нашему полку, так и по 499-му. Шедшие впереди нас части ненашей бригады дрогнули, остановились и обратились назад в бегство. Шедший слева 499-й полк также остановился и частью начал бежать назад. 1-й батальон тоже остановился, и цепь легла. Врид комполка т. Фабрициус, помкомполка т. Коршунов и комиссар Шатилов, шедшие следом за цепью, стали ободрять красноармейцев как словами, так и личным примером, приказав двигаться дальше. В это время подъехал вестовой и сообщил, что наши части уже вошли в г. Кронштадт и просят нас поспешить им на помощь (это было около 7 час. утра). Комполка приказал по цепи взять вправо и быстрей двигаться на Кронштадт. Пройдя с полверсты, весь батальон с криком «ура» бегом двинулся в указанном направлении. В город вошли через Петроградскую пристань под пулеметным и орудийным огнем [212] противника около 8 часов утра. Когда батальон находился в 2 верстах от г. Кронштадта, противник начал обстреливать наши части артиллерийским и пулеметным огнем, ранее того артиллерия противника обстреливала г. Ораниенбаум и наши батареи. Наша артиллерия начала обстреливать противника, как только батальон отошел от ораниенбаумского берега, что много содействовало бодрому настроению всего батальона. Когда батальон ворвался в Кронштадт, там уже были наши части, которые занимали улицу, идущую от Петроградской пристани, с прилегающими переулками. На некоторое время части батальона смешались с частями других полков и действовали совместно с последними. Вскоре была получена задача от комполка занимать определенный участок улицы и производить очистку этого участка от мятежников. Весь день предательские пули подстерегали нас то с чердака, то из подвала, где за несколько минут перед этим никого не было. Сильно укрепленным пунктом противника была машинная школа, откуда беспрерывно происходил обстрел наших частей пулеметным и ружейным огнем до самого вечера. Наши пулеметы не оставались в долгу и на каждый предательский выстрел с чердака или из окна отвечали усиленным огнем. Несмотря на то что кругом был фронт, пулеметчики работали храбро и самоотверженно, служа примером товарищам с винтовками. Пулеметы противника обнаруживались везде: в подвалах, в квартирах, на чердаках и на крышах; но, несмотря на это, потерь от них было немного, вероятно, вследствие растерянности противника. При наступлении на Кронштадт наши пулеметы двигались непосредственно за цепью, огонь из них был открыт на улицах Кронштадта. В целях охранения в г. Кронштадте от внезапного нападения противника были выставлены посты и заставы с вечера 17/ III до утра 18/ III –21. Связь поддерживалась посредством пеших вестовых. К вечеру 17/ III бой начал ослабевать, и противник начал прибегать к уловкам, предлагая сдаться, уверяя, что все наши части отбиты и ушли из Кронштадта, или говоря, что они не знают, за что на них напали, что они стоят за Советы и т. д. Но все подобные попытки прекращались комиссаром и командиром полка, разъяснявшими красноармейцам наше положение и положение противника. За все время наступления и боя наши потери выразились в 5 убитых, около 30 раненых. В числе убитых был комрот-2 т. Губин.

Резолюция А. Седякина: Заслуживает внимания. ЦГАВМФ, ф. р-52, on. 1, д. 88, лл. 53–54. Подлинник. [213]


ПРОДОЛЖЕНИЕ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
Cайт визуально адаптирован под браузер
Mozilla Firefox Скачать/Download
В остальных браузерах сайт может отображаться некорректно!
(IE, Opera, Google Chrome и др.)
Рекомендуется установить программу Adblock. Скачать/Download
Основные источники
ОБД Мемориал Подвиг Народа
Друзья сайта
Песни сайта
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа