Черёмухин

В субботу 21 июня 1941 г. утро было богато на новости. После завтрака командир отделения сержант Василий Филатов сообщил нам, что командиром нашего второго взвода полковой школы назначен выпускник Смоленского военного училища лейтенант Черёмухин....
28 июня в ходе боя на шоссе был убит командир взвода лейтенант Черёмухин.

Воспоминания Гребёнкина Н.И.

Сообщение форума http://smolbattle.ru/index.php
Пользователь
Роман:

"Накануне Великой Отечественной войны в Смоленске находилось несколько военных училищ, которые готовили кадры для РККА. Однако в разных источниках называют различные заведения. Ветераны войны вспоминают, что их в городе было три: Смоленское военно-пехотное (стрелково-пулеметное), Смоленское артиллерийское и Смоленское военно-политическое училище.
Курсанты стрелково-пулемётного училища носили малиновые петлицы с аббревиатурой на них «ССПУ»; артиллерийского училища на Чернушках - аббревиатуру «САУ» на чёрных петлицах; политического училища (располагавшегося на ул. Ленина в зданиях бывшего штаба ЗапОВО) малиновые петлицы с аббревиатурой «СПУ». Как раз по последнему и возникает путаница.
В различной литературе называют существование следующих политических училищ и курсов: Смоленского военно-политического училища имени В.М.Молотова, Смоленского военно-политического училища пропагандистов, Смоленских курсов усовершенствования политсостава запаса Красной Армии, Военно-политического училища подготовки и переподготовки политсостава ВВС Красной Армии
Вместе с тем, согласно перечня дислокации частей и военно-учебных заведений Западного особого военного округа (ЗапОВО) на 30.05.1941 г. в Смоленске размещались: Смоленское военно-пехотное училище (штат № 19/20-Б), Смоленское артиллерийское училище (штат № 19/41), Военно-политическое училище подготовки и переподготовки политсостава ВВС Красной Армии (штат № 17/942), Курсы усовершенствования политсостава запаса (штат № 18/36), Военно-политическое училище по подготовке пропагандистов (штат № 18/56), Курсы усовершенствования врачей кадра и запаса Красной Армии (штат № 18/828-А). Мне номера штатов ни о чем не говорят, они всегда были и есть секретные. Привел их номера – чтобы показать серьезность документа (если есть штат, то имеется и военное учебное заведение). Ведь в штате указано количество постоянного, переменного состава, техники и вооружения, структура вуза. Возьмем за основу, как исчерпывающий, перечень дислокации частей округа. Таким образом, в Смоленске перед войной размещалось четыре военных училища и двое курсов. Видимо последние были сформированы (не уверен!) незадолго до начала войны. Предположим весной 1941 г., может быть даже в феврале-марте 1941 г.
Согласно директиве ГШ № 638/орг от 3.07.1941 г. все они должны были передислоцироваться в глубь страны. Причем это надо было сделать до 15 июля 1941 г. Указывались новые места дислокации: Смоленское военно-пехотное училище – г.Сарапул Удмуртской АССР (УрВО); Смоленское артиллерийское училище – г.Шадринск (УрВО), фактически разместилось в г.Ирбит; Смоленское военно-политическое училище подготовки пропагандистов – ст. Рузаевка (ПриВО), Смоленские курсы усовершенствования политсостава запаса Красной Армии – г.Аткарск (ПриВО). Смоленские курсы переподготовки медицинских врачей разместились первоначально в Можайске (ЗапВО). Ничего в директиве про Смоленское военно-политическое училище имени В.М.Молотова не было сказано, как впрочем, и об военно-политическом училище ВВС.
Первоначально наименования убывших военных училищ были изменены. Как правило, они стали называться по новому месту дислокации. Однако 3 сентября 1941 г. приказом НКО СССР № 0337 были отменены новые наименования всех училищ, полученные после их передислокации, и сохранены прежние (исторические). Таким образом, на протяжении войны Смоленские училища разместившиеся на Урале и Волге носили прежние наименования, то есть были «Смоленскими».
А теперь выкладываю имеющуюся у меня информацию по пехотному и артиллерийскому училищам. Надеюсь, уважаемые смоляне, ее существенно дополнят. Возможно, в Смоленске было что-то издано по данной теме, было бы интересно почитать. Абсолютно нет инфы по остальным училищам и курсам.

Смоленское стрелково-пулемётное училище формировалось в 1939 г. на базе танковой бригады, которая убыла на западную границу СССР. Военный городок бригады находился в Заднепровье, на Шкляной Горе, что на западной окраине г. Смоленска (в настоящее время здесь располагается Военная академия войсковой ПВО ВС РФ). Весной 1941 оно стало военно-пехотным.
Ветеран войны, выпускник училища, полковник в отставке И.И. Кривой вспоминает, что он прибыл в г. Смоленск в середине ноября 1939 года. Через два-три дня всех призывников, перевели на Шкляную Гору в опустевший военный городок танковой бригады. «В военном городке был страшный беспорядок, и даже кормили нас в гараже. Мы все стали проситься, чтобы нас отправили в воинские части. Командование училища, чтобы погасить это недовольство, отправило всех прибывших призывников в отпуск, не выдавая обмундирования, а только проездные документы туда и обратно и продукты.
Когда мы возвратились из отпуска, то в городке был наведён уже идеальный порядок. Нас распределили по подразделениям, выдали форму одежды, в том числе ботинки с обмотками, определили жилые помещения. И 12 декабря 1939 года начались плановые занятия».
Дорога из лагеря на Витебское шоссе пересекала железную дорогу Смоленск-Минск, и на переезде с одной стороны находился ж.д. пост, а с другой - контрольно-пропускной пункт (КПП) училища, с которого хорошо просматривалось Витебское шоссе и железная дорога. На этом КПП постоянно дежурили курсанты училища. Южнее КПП на реке Днепр находилась купальня училища, там тоже дежурили курсанты. Южнее Витебского шоссе напротив училища располагался военный городок 64-й стрелковой дивизии.
Из лагеря один раз в неделю курсантов после обеда строем водили в баню в г. Смоленск. На летний период обучения Смоленское стрелково-пулемётное училище выводилось в военный лагерь им. Ворошилова, находившийся между г. Смоленском и Гнездово, севернее железной дороги Смоленск-Минск.
Западнее лагеря был лес, называвшийся Красный Бор, в котором в то время располагались военные склады, и в первые дни войны немецкая авиация усиленно их бомбила, а на расположение училища не упала ни одна бомба.
В стрелково-пулемётном училище было 4 курсантских батальона по 4 роты в каждом. В роте по 100 курсантов. Таким образом, в батальоне было 400 курсантов, а в училище - 1600 курсантов.
В таком составе курсанты занимались по единой программе включительно до мая 1940 года. Затем курсантов разделили на 1 и 2 курс. На второй курс были переведены курсанты, имевшие высокие показатели в учёбе и дисциплине.
Второй курс занимались по очень уплотнённой программе и осенью 1940 года курсанты были выпущены с присвоением Наркомом Обороны СССР воинского звания «лейтенант». Весь этот выпуск - 800 человек - убыл на западную границу, в основном, в УРы, и там, видимо, все они погибли, защищая Родину от немецко-фашистских захватчиков.
Ветераны утверждают, что из выпускников этого курса (первый выпуск) они за всю свою службу в Вооружённых Силах СССР не встречали ни одного человека. А вот из второго выпуска до генерал-лейтенанта дослужился Щемелев Валентин Гаврилович (г. Минск), остались живы: капитан Чибисов, капитан Дементьев (Казань), капитан Висевко, майор Попов Александр, майор Михалёв.
После первого выпуска все курсанты были переведены на второй курс и стали заниматься по программе рота-батальон, которую закончили к концу мая 1941 года. В первой половине июня 1941 г. они сдали государственные выпускные экзамены и ждали присвоения Нарком обороны СССР воинского звания «лейтенант». Они уже были не курсанты, но ещё и не лейтенанты. В таком положении их застала Великая Отечественная война.
22 июня 1941 года училище находилось в летнем лагере им. Ворошилова в 3 км западнее г. Смоленска, а одна рота курсантов (седьмая) находилась в гарнизонном и внутреннем наряде. Когда в лагере и в г. Смоленске прозвучали сигналы боевой тревоги, были срочно вскрыты мобилизационные склады.
К исходу этого же дня из состава стрелково-пулемётного училища были сформированы четыре ударных пулемётных батальона по 200 человек в каждом, вооруженные 50 пулемётами «Максим», погружены в ж.д. эшелоны и отправлены на фронт. В училище была оставлена одна рота для охраны военного городка, лагеря, учреждений города. Она также вела борьбу со шпионами и диверсантами, сигнальщиками.
На ст. Орша батальоны были выгружены и поставлены на охрану штаба Западного фронта, которым командовал Маршал Советского Союза С.М. Будённый. Узнав, что курсанты сдали выпускные экзамены, а на фронт прибыли как рядовые красноармейцы, он приказал вернуть курсантов в училище и выпустить их лейтенантами.
В первых числах июля 1941 г. 700 курсантов возвратились в училище. Смоленское стрелково-пулемётное училище эвакуировалось из г. Смоленска в первой декаде июля 1941 г. (называется и число – 5 июля 1941 г.). Его эвакуация проходила быстро, в большой суматохе, под бомбёжками. Фронт быстро приближался.
Из-за постоянных ударов немецкой авиации по расположенным в черте города объектам и по железнодорожной станции Смоленск, погрузка личного состава и имущества училища в железно-дорожные эшелоны проводилась в ночное время. В результате бомбежек город был страшно разрушен, сложилось впечатление, что в Смоленске тогда вообще не осталось ни одного не сгоревшего деревянного дома, а от каменных остались лишь одни остовы. Первые немецкие самолеты появились над г. Смоленском 22 июня, а 26 июня 1941 г. немецкие самолеты начали систематическую бомбардировку города. Особенно ожесточенной и варварской бомбардировке город подвергся в ночь с 30 июня на I июля 1941 года. С наступлением темноты и до самого рассвета немецкие бомбардировщики волнами беспрерывно и методично разрушали город. После авианалета в городе возникла паника, сопровождавшаяся беспорядочными перестрелками различных подразделений советских войск между собой. Кроме того, город Смоленск оказался центром немецкой резидентуры Германии в СССР. В городе активизировалась фашистская агентура и диверсанты. Они ракетами и другими сигнальными средствами указывали цели для фашистских самолетов, открывали огонь по мирным жителям, стараясь таким образом посеять панику и беспорядок в городе. Оставшаяся в городе рота училища вела борьбу со шпионами, диверсантами, террористами и провокаторами в г. Смоленске и на его окраинах, применяя огнестрельное оружие на поражение и даже вела боевые действия на улицах города.
Погрузка училища в ж/д эшелоны производилась не на ж/д вокзале, а где-то на восточной окраине Смоленска, вероятно, в районе современной станции Смоленск-Сортировочная или еще восточнее.
20 июля эшелон прибыл в район военных лагерей на р. Каме и там разгрузился. 24 июля 1941 г., курсантов, построили и зачитали приказ командующего Уральским военным округом N0062 от 24.07.1941 г. о присвоении воинских званий «лейтенант». 800 человек молодых лейтенантов погрузились в воинский эшелон и убыли в г. Москву для комплектования московских ополченских дивизий.
В течении 1941 г. ряд училищ страны переводились на увеличенную штатную численность обучавшихся в них контингентов. Среди них было Смоленское пехотное, которое начало обучать сразу 2 тыс. курсантов.
В среднем в пехотных училищах в годы войны сроки обучения составляли в среднем 6 мес. В первый период войны и до 12 мес. в заключительный. Из-за обострения обстановки на фронте частыми были досрочные выпуски и выпуски курсантов, которых отправляли на доукомплектование стрелковых дивизий (обычно гвардейских). Конкретно по данному училищу информации нет. Смею предположить, что оно выпустило за годы войны не менее 4 тыс. командиров (пехотинцев, пулеметчиков и минометчиков)".

Сообщение пользователя
НиколайП
"Дополню сведения о Смоленском стрелково-пулеметном училище (ССПУ). В нем служил мой отец (с мая 1940-го до передислокации училища в г. Сарапул 10.07.41) в должности командира взвода курсантов.
В середине июня 41-го состоялся выпуск его подопечных (фото 1). Почти все они работали до армии учителями и были призваны в училище, а не поступали в него по своему желанию, в отличие от отца. Он в 16 лет (приписав себе лишний год) поступил в 1938-м в Ташкентское пехотное училище, из которого был досрочно выпущен лейтенантом в январе 40-го и отправлен на Финскую войну.
24-го или 25-го июня почти весь личный состав ССПУ был временно передан в распоряжение командира 64-й СД и отправлен в место ее сосредоточения - в Минский укрепрайон, на старой границе.
26 (27) июня часть л/с училища, в которой находился Отец, вступила в боестолкновения с немцами, а 28-го вместе с дивизией попала в окружение западнее Минска, из которого им пришлось вырываться с боями до 5-6 июля.
После выхода из окружения, стало известно, что существует приказ Наркома РККА о передислокации ССПУ в Сарапул и возвращении из действующей армии всех его курсантов и командиров в Смоленск. В соответствии с этим приказом училище должно было выехать из города 10.07.41, что, в основном, и было выполнено. По понятным причинам (боевые потери, сложности в пути к Смоленску), училище выехало в Сарапул не в полном составе.
Достоверно известно, что из всех, кто изображен на фото 1, войну пережили двое - Кириллов П.П. и Семенов И.
На фото 2 – другой взвод выпускников ССПУ 1941-го, переодетых из курсантской в форму командиров РККА (на фото 1 выпускники еще с курсантскими петлицами, на которые некоторые из них уже прикрутили лейтенантские «кубаря»). При внимательном рассмотрении эти "кубаря" оказались сержантскими треугольниками".


Арбузов (9 опаб 68 УР, плен-освобожден),
Неупокоев,
Дегтярев,
Шпилевой А,
Шпилевой В.,
Кочанов Никита Ефимович 1918 г.р., 401 СП,
Панфилов,
Власенко,
Поляков,
Головченко,
Шкляр,
Шпитальный Павел Тихонович 1918 г.р.,
Шпитальный Петр (43 опаб 68 УР, плен-освобожден),
Макогоненко,
Авраменко (43 опаб 68 УР, плен-освобожден),
Каука Федосий Иванович
1918 г.р. 7 СП,
Платонов,
Бондюк,
Хрулев,
Семенов И.
,
Караченцев,
Краев В.Н. (43 опаб 68 УР)
,
Штутман Юрий Моисеевич 1920 г.р.,
УССР, Киевская обл., г. Умань.
Валуев,
Ищенко,
Коломийцев,
Ветров,
Шамрай Владимир Павлович 1921,
Егоров,
Богатырев,
Блинов,
Дегтярюк,
Кругляков,
Лазарев,
Самойленко,

 Ишков Александр Ефимович 1918 г.р., Курская обл., Тимский р-н. Направлен служить под Могилев. В августе 1941 г. ранен, потерял ногу, комиссован. Умер в 1991 г.

Жадков Асафий Прокофьевич 1920 г.р., Брянская обл., Унечский р-н, с.Лыщичи. 31 МСП.

Казанцев Александр Павлович 20.09.1921 г.р., в селе Нащекино Бондаревского района Тамбовской области. В 1941 году окончил Смоленское пехотное училище.




Курсанты Смоленского стрелково-пулеметного училища Алексей СМИРНОВ (слева) и Алексей ЛУКАШЕНКО.

Смирнов Алексей Николаевич  17.03.1921 г.р., в Яшалте (Соленом) Калмыцкой автономной области. После окончания 7 классов в 1937 году поступил на педагогический рабфак в г. Астрахани. Спустя два года подал заявление и был принят в Смоленское пехотное училище. По окончании его 13 июня 1941 г. курсанту Смирнову было присвоено воинское звание лейтенанта.
Тиханов Анатолий Петрович 29.01.1921 г.р., д. Кузнецово, Смоленская обл. В 1939 г. окончил школу и поступил в Смоленское военное стрелково-пулеметное училище. В июне 1941 года, по окончании училища, был направлен в 24 СД.
Иванов Василий Иванович 17.11.1921 г.р., д. Стволино Руднянского района Смоленской области. В 1939 г. у окончил среднюю школу и в июне 1941 года - Смоленское стрелково-пулеметное училище. После его окончания направлен на должность командира пулеметного взвода 888-го СП 298-й СД ЗапОВО.
Хасанбаев Шарип Рустамович 10.11.1920 г.р., УзССР, г.Тараз. Призван в 1938 г. Ташкентский ГВК. Закончил в 1941 г. СМОЛЕНСКОЕ ВОЕННО-ПУЛЕМЕТНОЕ УЧИЛИЩЕ и с первых дней на фронтах ВОВ, войну закончил в составе 173 ОРШАНСКОЙ КРАСНОЗНАМЕННОЙ СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ.
Иоффе Айзик Гиршевич 1918 г.р., г.Витебск, в РККА с 1939, окончил Смоленское стрелково-пулеметное военное училище, лейтенант, командир взвода 125-го СП, погиб 22.06.1941 г.
Пушкарь Дмитрий Андреевич : «17 июня прибыли из Смоленского стрелково-пулеметного училища. Назначен командиром пулеметного взвода 3 стрелковой роты 125 СП»
Вместе с Д.А. Пушкарем из смоленского военного училища прибыли в 125 СП И.В. Пищик и Н.П. Шеремот /судьбы их неизвестны/.
Соколов Василий Васильевич, лейтенант, командир пулеметного взвода 333-го СП, секретарь ротной комсомольской организации. Сражался в Цитадели на участке своего полка. 26 июня во время попытки прорваться сквозь вражеское кольцо, был ранен, попал в плен. Находился во многих лагерях военнопленных. В мае 1945 года был освобожден. Сейчас В.В. Соколов живет и работает в городе Вязьме.  "В последний мирный день 1941 года в 23.30 я, Сергеенков, Мозольков, Николаев и еще девять товарищей  выпускников Смоленского стрелково-пулеметного училища прибыли для прохождения службы в Брестскую крепость".
Шеретков Иван Герасимович родился в 1917 году в Подосиновском р-не Архангельской обл. В 1934 г. я окончил в г. Сольвычегодске 7-летнюю школу. В 1937 году я окончил Педагогическое училище по труду, но труд был в школах отменён, и я начал работать в начальной школе учителем в Вологодской области. В 1939 году поступил в Смоленское стрелково-пулемётное училище. В июне месяце 1941 г. окончил его и был направлен в Брестскую крепость, в 455-й СП...".
Волохов Василий Константинович 1918-2012, Витебская обл., д.Церковище.  С 1935 по 1939 гг. работал учителем в сельской школе. В это же время окончил Лепельское педучилище. В 1941 г. окончил ССПУ, направлен командиром взвода.
Киреев Иван Тимофеевич 1912 г.р., направлен в 31 оатб 6 СД. Погиб 22.06.1941 г.


Этот горький, героический день  22 июня 2011 года.

Чем дальше уходит время, отделяющее нас от Великой Отечественной, тем острее ощущается значимость подвига советского народа, который в тяжелых боях разгромил врага, очистил нашу землю и принес свободу порабощенным народам Европы.
 
Я хотел поделиться воспоминаниями, относящимися к первому дню Великой Отечественной войны…
Мне шел двадцатый год, когда стал завучем и учителем математики и физики в Кызылжарской средней школе Тельманского района Карагандинской области. Призвался в армию в начале ноября 1939 года. Поначалу я служил в части, что стояла близ Новгорода. Вскоре началась война с Финляндией. Однако на финский фронт попасть мне не удалось. Меня направили в Смоленское стрелково-пулеметное училище. Через два года я уже стоял в шеренге выпускников, блестели золотые нашивки на рукавах, а в петлицах - лейтенантские кубики. В чемодане лежал пакет в адрес одного из воинских соединений, расположенных в районе Белостока. Это была советско-германская граница.
В Белосток прибыл 20 июня 1941 года, где находился штаб 6-го корпуса 10-й армии. На следующий день в штабе 8-й стрелковой дивизии, находящейся в  г. Ломже, получил назначение командовать пулеметным взводом. В тот же день, 21 июня, вечером прибыл в воинскую часть, где должен был нести службу. Меня принял комиссар полка. Состоялся очень теплый, душевный разговор. Полк, где я должен был служить, находился на 3-дневном тактическом учении и, по словам комиссара, поздно вечером должен вернуться. На прощание комиссар пожелал мне успеха в боевой и политической подготовке.
В беседе с начальником караульного взвода я узнал, что немецкие самолеты нарушают нашу воздушную границу, но сбивать их командование не разрешает. Собеседник мой сказал, что в данное время несколько полков и дивизий участвуют в тактических учениях, если была бы опасность нападения, то их привели бы в состояние боевой готовности.
Наступил вечер. Издали были слышны звуки баяна. Той июньской ночью было особенно душно. Долго не мог уснуть - 22 июня должно было состояться мое первое знакомство со 2-м батальоном 310-го стрелкового полка 8-й стрелковой дивизии.
Меня разбудил звон бьющихся стекол. Вскочив, не сразу понял, что происходит. За окном рвались бомбы. Небо было розовым: это горели склады.
"Война!” - как электрический заряд прозвучало в сознании. Моментально оделся и поспешил в казарму к своим красноармейцам. Здесь в первую очередь разыскал батальонного командира, чтобы получить указания о дальнейших действиях.
- Технику на повозку, - распорядился батальонный, - следовать в сторону границы.
Деревня Малополоцк, где мы расположились, находилась в пяти-шести километрах от границы. Взвод станковых пулеметов был уже в полной боевой готовности. Мы двинулись на запад, навстречу коварному врагу. Вокруг рвались снаряды, и при вспышках взрывов мне впервые пришлось знакомиться с бойцами своего взвода.
Мы заняли оборону. Бойцы по моей команде рассредоточились в высокой пшенице, которой в этом году не суждено было дозреть. Фашистская артиллерия вела ураганный огонь. Горели земля и небо, пахло жжеными пшеничными колосьями. Потом артиллерия смолкла, и пока на наши головы сыпались поднятые взрывами комья земли, фашистские солдаты короткими перебежками двигались в нашу сторону. Они уже были так близко, что я впервые услышал лающие команды вражеских унтеров и увидел их серо-зеленое обмундирование.
Наши станковые работали дружно. Это был свинцовый смертоносный хор огня. Фашисты падали на бегу, ища спасения и защиты в земле. Неподалеку раздался взрыв, и пулемет Дегтярева смолк. Когда по-пластунски подполз к нему, то увидел, что весь расчет выведен из строя. Дегтярев тяжело ранен, а остальные убиты. Хотел было сделать перевязку сержанту, но он, судорожно глотнув воздух, прошептал: "Отомстите за меня, за ребят…”
Быстро лег к пулемету. Фашисты, что-то крича, бежали в нашу сторону. Станковый еще там, в училище, всегда послушно выполнял мою волю. Заметив, как один из немецких офицеров широко открыл рот, отдавая какую-то команду, я нажал на гашетку. Офицер упал. Это была его последняя команда. Но команда, отданная им, как бы подхлестнула вражеских солдат. Они с еще большим остервенением ринулись к нам. Наши пулеметы заговорили еще дружнее. Оставив на поле боя несколько убитых солдат, противник отступил. Атака была отбита.
Немецкие стервятники кружились над нами с утра до вечера, сбрасывая смертоносный груз на наши позиции. Фашистская артиллерия беспрерывно обстреливала линию обороны. Черный дым окутал землю и небо. Гитлеровцы несколько раз атаковали при поддержке танков.
Метко стреляли наши противотанковые орудия и уничтожили несколько танков противника. Стояли насмерть, чтобы остановить врага, бойцы батальона и воспитанники полковой школы. И немцы и мы понесли большие потери. Погиб командир полка, вернувшийся ночью 21 июня из отпуска.
B первый день войны фашистам не удалось продвинуться. Трудно сказать, как долго мы защищали бы этот рубеж, готовые умереть, но не сдаться. Однако по цепи была передана команда: "Отступать! Нас окружают с фланга”. Лица у бойцов были мрачные - тяжело выполнять такое приказание. Но приказ есть приказ. И мы отступили, ведя ожесточенные бои с противником.
Немцы беспрерывно бомбили отступающие части; все горело: леса, автомашины, танки, повозки. Не успевали вывозить раненых. Потери были большие. Невозможно было узнать, кто из какой части.
В первые дни войны немецкие самолеты кружились над головой, создавая звуки сирены. По команде "Газы!” мы одевали противогазы. Но потом красноармейцы разгадали немецкую тактику, основанную на психическом воздействии. Чтобы расчленить окруженные части, немцы высадили воздушный десант. Были отрезаны дороги.
Помню, как двигались мы узкими тропинками густого белорусского леса, разбившись на небольшие группы. То и дело с верхушек деревьев раздавались короткие автоматные очереди. Многие наши красноармейцы впервые столкнулись с десантниками. Однако гитлеровских "кукушек” вскоре мы научились находить в древесной чаще и тут же с ними расправлялись.
Первый раз мы увидели немецкий самолет, который дымился на поляне. Подумали, летчики должны быть где-то близко. Как только мы подошли к самолету, в нас начали стрелять с вершин высоких деревьев. С трудом отделению Иванова удалось найти двоих летчиков, и они были расстреляны на месте.
Мы отступали неорганизованно. В первый же день войны была потеряна связь между частями, поэтому трудно было ими управлять. Этому способствовали диверсионные группы, действовавшие в нашем тылу. Они сеяли панику.
Помню такой случай. При отступлении я обратил внимание на троих военных в советской форме, лежащих за станковым пулеметом в тени большого дерева, возле какой-то деревни. Когда я приблизился к ним, один из них по званию старший лейтенант спросил меня: "Какая дивизия отступает?”. Я сказал: "Зачем вы спрашиваете? Вы тоже отступаете”. В этот момент ко мне подошли красноармейцы, и мы пошли дальше. Меня насторожило, что дуло станкового пулемета смотрело в сторону отступающей колонны. Когда мы отошли от них метров 250-300, они открыли огонь. Со мной рядом шел командир минометного взвода Афанасьев. Я ему говорю: "Вот они стреляют по нам”. Открыл огонь из станкового пулемета по диверсантам. Миномет выпустил три снаряда, третий попал в цель. Пулемет замолк. Через некоторое время немецкие самолеты начали бомбить отступающие части, видимо, диверсанты успели сообщить им наши координаты.
Находясь в глубоком окружении, люди мужественно боролись с врагом, бросались сами в атаки, чтобы вырваться из окружения. В районе города Волковыска шли ожесточенные бои. Немцы открыли сильный артиллерийский и минометный огонь. Их самолеты беспрерывно сбрасывали бомбы. Нам не удалось вырваться из окружения. Много было жертв. Патроны и продукты были на исходе. Фашистам удалось расчленить отступающие части. Немецкие быстрые "мессершмитты” носились над полевыми дорогами, преследуя небольшие группы бойцов, даже гонялись за одиночными пешеходами.
Красноармейцы часто с возмущением спрашивали: "Где же наши самолеты? Мы ведь всегда гордились нашей авиацией”. Откуда же мы тогда могли знать, что в первый день войны в результате фашистских бомбардировок аэродромов наша авиация потеряла около 900 боевых самолетов только на земле.
Нас оставалось мало - всего шесть человек. Однажды утром мы вышли на опушку леса. Стали совещаться, в каком направлении идти. Вдруг до нас донеслась немецкая речь. Гитлеровцы, ничего не подозревая, двигались в нашу сторону. Они прочесывали лес. Когда они приблизились, я скомандовал: "Огонь!”. Раздались винтовочные выстрелы. Фашисты бросились врассыпную. Трое из них остались лежать на земле. Еще двоих догнали наши пули. Остальные скрылись в чаще. Не успели мы сделать несколько десятков шагов, как нас настиг минометный огонь. Меня швырнуло на землю, и я потерял сознание. Когда очнулся, то увидел, что лейтенант Афанасьев тяжело ранен. Я разорвал гимнастерку и наложил повязку на рану. Собрав силы, мы снова двинулись на восток, чтоб присоединиться к своим.
Тяжелые испытания выпали на долю окруженных частей. Многие бойцы и командиры погибли в этой неравной борьбе. Как известно, значительная часть бойцов и командиров, не сумевших вырваться из окружения, развернула партизанские действия в тылу врага, но очень многих постигла тяжелая судьба фашистского плена и смерть вдали от родной земли.
Годы многое стерли из памяти, но то, что видел и пережил, до сих пор стоит перед глазами. Первый день войны был самым горьким и страшным, но он был и героическим.
Тауекел АМИРОВ, заслуженный учитель Республики Казахстан
г. Караганда
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
Cайт визуально адаптирован под браузер
Mozilla Firefox Скачать/Download
В остальных браузерах сайт может отображаться некорректно!
(IE, Opera, Google Chrome и др.)
Рекомендуется установить программу Adblock. Скачать/Download
Основные источники
ОБД Мемориал Подвиг Народа
Друзья сайта
Песни сайта
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа