Главная » Статьи » Воспоминания ветеранов 68-го Гродненского УРа » Воспоминания строителей 68-го укрепрайона

Воспоминания Бубырь К.Н.
В группе специалистов Донбасса, горняков и строителей, я прибыл в Гродно в апреле 1941 года и был зачислен в штат 68 УР. Одновременно, как бы по совместительству, я числился инженером-строителем-фортификатором производственного отделения УНС-71, но официально никому в УНС не подчинялся.
В мои обязанности входило составление актов о завершении определённого цикла работ на строившихся ДОТах и открытие нарядов на следующий цикл. I цикл – определение (по теодолиту) высоты огневых точек и направления амбразуры по меридиану. II цикл – рытьё котлована, удаление грунта. Для фронтального ДОТа – около 800 кубометров, для одноэтажного – 1700, а для двух-этажного – до 2700-2800 кубометров. III цикл – опалубка, IV – армирование, V цикл – бетонирование. Для одного ДОТа требовалось до 1000 машин бетона, который заливали в опалубку с эстакады. На этих работах в УНСе было задействовано 700 автомобилей.
Обваловку ДОТа делали до уровня амбразуры. Ниже пола со стороны противника бетонировались и канавы на два метра в глубину для отражения при ударе снаряда. Для этой же цели оголовку ДОТа заваливали крупными камнями-валунами. На стройучастках работали камнедробилки двух типов: первое дробление осуществляли американские «Блэки», затем более мелкую фракцию получали на немецких установках. Имелись две автономные электростанции – ЖЭС-8 и ЖЭС-10. Работы шли днём и ночью.
По каждому циклу (для каждого ДОТа) составлялся акт, на котором я ставил две подписи – от УР-68 как представитель заказчика, а от УНС-71 как инженер-строитель-фортификатор. Часто у меня возникали конфликты в УНСе, особенно донимал меня начальник конструкторского отделения Вилкин: «подписывай начало работ по новому циклу, мелкие недоделки не мешают, исправим чертежи на ходу». Я категорически не соглашался с халтурой, старался действовать строго по Уставу. Возможно, мое поведение было именно таким из-за того, что в отличие от многих УНСовцев, я имел воинское звание (ещё в 1935 году мне было присвоено звание младшего лейтенанта).
Нагружали меня «попутно» и УР, и УНС. Так, в мае поручили руководить буровой партией треста СпецГео, когда им понадобился «технически компетентный представитель» для помощи в расстановке скважин и для приёмки работ. Геологи должны были пробурить скважины и провести соединение бронеколпаков («оголовку») над вертикальной шахтой.
Выполнял я и обязанности геодезиста. Помню свою первую командировку в укрепрайон, на 31-й стройучасток к Жигачеву, которого хорошо знал по Днепропетровскому горному институту (он окончил его года на 2-3 раньше меня).
Дело было 9 апреля. Когда я работал с теодолитом на холме недалеко от Августовского канала, на большой высоте прошёл в сторону Гродно и далее на восток фашистский самолёт, развернулся и пошёл надо мной вдоль границы. Я наблюдал за ним в трубу теодолита около часа. Никто его не тревожил. Вечером на участке я об этом спросил Жигачева, он ответил: «Ты – человек военный, сам пойми – это война!» Чувствовалось, что напряжение на границе нарастало.
Строительный участок 32 был, пожалуй, самый сложный, разбросанный участок укрепрайона. Станция Нова Каменна, конечная на узкоколейке УЖД-1 от Гродно, служила перевалочным пунктом, откуда шли материалы и оборудование на ближайшие стройучастки. И специалисты там работали высококлассные. Могу об этом судить по тому, что Марённый в конце войны стал полковником, имел многочисленные боевые награды, отличался большой требовательностью. Всю войну я прошёл с Михаилом Шалимовым. При наступлении в 1944-45 гг. он строил все КП (командные пункты) маршалу Рокоссовскому. Мог стать Героем Советского Союза: имея уже два ордена Красной Звезды, он был представлен к третьему. По правилам это означало присвоение звания Героя, но штабы заменили орден Красной Звезды орденом Отечественной войны После войны Михаил уехал строить мосты в Латвию, умер в Риге в июле 1972 года и похоронен на почётной аллее кладбища Микеля.
Все ДОТы, которые строились на участке у канала, должен был занимать 9 артпульбат.
Те ДОТы, что к этому времени были не достроены, частично, по указанию генерала Карбышева пришлось приспосабливать: в зависимости от наличия у батальона артвооружения, переделывали амбразуры, – для установки пулемётов орудийные амбразуры закладывали мешками с песком. На многих ДОТах не было бронедверей, отсутствовала обваловка. Шли на риск. Срочно заканчивали бетонирование фронтального (лобового) ДОТа на стыке нашего УРа с литовским. Его закладывали весной с моим участием, направление его амбразуры – в сторону «немецкого языка». Так мы называли сувалковский «заступ» в нашу территорию. Если ехать из Гродно на Друскеники, то за первым мостиком вправо вдоль границы до этого ДОТа было 1-1,5 км.
Провели под руководством полковника Железняка испытание одного ДОТа. Во время прямого удара 76-мм снаряда с расстояния 500 м ДОТ раскололся. Достаточно было бы, по-моему, и 10-килограммовой бомбы.
До приезда генерала Карбышева в Гродненском укрепрайоне не создавались между ДОТами полевые огневые точки. ДОТы были друг от друга на большом расстоянии, потому по указанию генерала стали создавать огневые точки и рыть противотанковые рвы. Были также примитивно приспособлены для обороны разопалубленные ДОТы.
19 июня я готовил документы для очередной командировки на стройучасток. Зашёл по делу к главному инженеру УРа. Зискинд Аркадий был до войны архитектором. Жил в г.Сталино (ныне – Донецк) на 2-й или 4-й линии, возле кинотеатра «Комсомолец». В Гродно мы с ним приехали в одной команде в марте 1941 г. – 21 человек, все были выпускниками вузов Украины. В Гродно мы служили вместе в 68 УР, жили  рядом в гостинице «Европа». Застал я Аркадия «убитым», перед ним «бумага», спрашивает: «Ты на границу? Смотри: не то сворачиваемся, не то разворачиваемся…».
Я быстро глянул на строчку с таким содержанием (примерно): строительные части вывести из УР-ов в тыл, передать их стрелковым дивизиям как сапёрные батальоны по штатам военного времени. Похоже, что в воздухе запахло грозой. Десятки тысяч людей в укрепрайоне, как в муравейнике. Убрать их в тыл? Не так-то это просто. Сколько времени нужно, чтоб обучить их сапёрному делу? Не давала покоя фраза «по штатам военного времени…».
20 июня я выехал к границе в район Граево на самый дальний стройучасток. Там впереди нашей стройки были озёра и болота, называемые Мазурскими, и проходил маленький судоходный Вожнавейский канал. Отсюда я уехал днём 20 июня в последний раз с границы. Вечером на мосту через р. Бебжа я неожиданно встретил генерала Карбышева и командарма-3 Кузнецова. Стояли они безмолвные, опершись на перила моста и глядя на воду, не замечая никого вокруг. До начала войны оставалось 34 часа…
В ночь с 20 на 21 июня я заступил на дежурство по штабу. Связь была стационарная и действовала безотказно. Телефонная станция находилась на чердаке здания 68 УР, г. Гродно, ул. Бригитская, 1. Кода для переговоров у нас не было, поэтому разговор был простой. Я хорошо знал тех, с кем нужно было держать связь (руководство УР, УНС и семи стройучастков). Так что был "вопрос-ответ”, вроде: «Вася, это ты? Ну, будь здоров». Хотя скажу, что за этой перекличкой скрывалась наша общая тревога о положении дел на границе.
Дежурил я сутки, до ноля часов в ночь на 22 июня, затем ушел в гостиницу и заснул мертвецким сном. Проснулся от разрывов бомб в 4 утра и через 20 минут был в штабе. Мне сказали, что штаб в 2-00 уже был в сборе, а мне дали поспать пару часов. К этому времени связь с участками прекратила своё существование.
Командование 68 УР решило под угрозой окружения оставить Гродно и переехать под Скидель. Комендант укрепрайона Иванов назначил меня руководить вывозом ценного имущества и документов. В моё распоряжение выделили 15 автомашин, в том числе для архива спецотделов УР и УНС. По улице Бригитской мы выехали около полудня 22 июня из Гродно. Первую ночь штабы УР и УНС провели в лесу под Скиделем. Прежде между Гродно и Скиделем был густой лес. Теперь его нет, лишь кое-где торчат пни от деревьев и шоссе теперь идёт по-другому.
Утром 23-го, проехав через Скидель, остановились в лесу под Щучином. Через несколько часов начался бой, фашисты заняли Скидель и стали теснить нашу часть в сторону Щучина. Мне приказали найти передний край, где под Скиделем были части 3-й армии и сапёры 68 УР. Я с трудом на машине пробился к сапёрам, но артиллерия ушла за Щучин – через полчаса батарея 152-мм гаубиц уже вела огонь через наши головы.
Возвратиться в штаб мне сначала не дала горевшая на шоссе машина, а обе обочины были в болоте. Приближался бой, я уже хорошо слышал «рёв» наших пулемётов и визг немецких пуль. Немецкая авиация не давала нам покоя. На машине у нас был станковый пулемёт. Мы с помощником попытались расправиться с одним, особенно назойливым лётчиком. Когда враг в атаке бросился в пике, я открыл огонь из пулемёта и частично самолёт повредил. Над лесом он завис на одном крыле и скрылся. Два других самолёта атаковали нас на бреющем полёте, нанесли нашему ЗИС-50 повреждение и ранили двух бойцов. Штаб мы вскоре догнали. Колонна двигалась с потерями по полевой дороге, по лесу, на Лиду. К вечеру 23-го город уже был занят мотодесантом, который обстреливал дорогу, и мы оказались отрезанными в лесу. Перед местечком Ивье мост через реку Гавья был повреждён. ГАЗы прошли быстро, а ЗИСы и ЯЗы, гружённые минами, переправили с трудом, затратив много времени. Переправой командовали подполковник Голубев и я.
Утром 24 июня (примерно в 6-7 часов утра) штабы 68 УР и УНС-71 выехали из Ивье. Дорога между Ивье и Новогрудком оказалась «перерезанной» противником. Два дня, 24-го и 25 июня, мы с боями пробивались в направлении Кореличи-Мир к «Линии Сталина» на старой границе. В предписании значился сборный пункт – КП фронтового полевого инженерного управления, где был штаб генерала Васильева. Но к станции Обуз-Лесьна под Минском мы не попали. Обойдя Минск, мы со штабами УРа и УНСа под бомбёжкой, обстрелом и т.п. продержались нерасформированными до Смоленска. Мне удалось выполнить задание, которое днём 22 июня поставил передо мной комендант 68-го Укрепрайона – документы управления укрепрайона я довёз до Вязьмы и передал по назначению.

Категория: Воспоминания строителей 68-го укрепрайона | Добавил: Admin (04.04.2015)
Просмотров: 270 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
Cайт визуально адаптирован под браузер
Mozilla Firefox Скачать/Download
В остальных браузерах сайт может отображаться некорректно!
(IE, Opera, Google Chrome и др.)
Рекомендуется установить программу Adblock. Скачать/Download
Категории раздела
Воспоминания ветеранов 9 опаб
Они сражались непосредственно вместе с 213 СП.
Воспоминания ветеранов 10 опаб
Воспоминания самих ветеранов и родственников
Воспоминания строителей 68-го укрепрайона
Основные источники
ОБД Мемориал Подвиг Народа
Друзья сайта
Песни сайта
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа