Главная » Статьи » Воспоминания ветеранов 56 СД » Воспоминания ветеранов 37 СП

Воспоминания Ремова Ф.И.
Ремов Ф.И. Я родился 19 октября 1915 г. в семье рабочего в г. Рыбинске Ярославской области. В 1917 г. моего отца мобилизовали в армию, и мать увезла меня на родину отца к его родителям в д. Малое Галково Солигаличского района Костромской области. После демобилизации отец стал работать в Петрограде, куда в 1920 году переехали мать и я. В 1922 г. я начал учиться в 7-й средней школе Василеостровского района Петрограда. После окончания в 1931 г. девятого класса школы, я вынужден был поступить на работу учеником слесаря. Объяснялось это тем, что нужно было помогать отцу: в семье шестеро детей, а зарабатывал один отец. В тресте «Сантехстрой» я трудился до осени 1933 г. Затем работал слесарем-наладчиком станочного оборудования в 8-м тресте имени Ленсовета. Осенью 1936 г. Октябрьским райвоенкоматом г. Ленинграда я был призван в Красную Армию. В ноябре того же года был направлен в 167-й стрелковый полк (затем этот полк переименован в 37-й), который дислоцировался в г. Пскове. В этой части я был зачислен в команду одногодичников (так называлась полковая школа), в которой готовили командиров запаса для РККА. В декабре этого же года был принят кандидатом в члены Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков), а через определённый срок я стал членом партии. В 1937 г. учёба была окончена, и меня назначили заместителем политрука. В связи с плохой укомплектованностью политсоставом нашего полка и других воинских частей 56-й дивизии, коммунистам было предложено остаться в кадрах РККА на политработе. После моего согласия на дальнейшую службу, мне было присвоено звание политрука. В ноябре 1937 г. я был направлен политотделом 56 стрелковой дивизии на годичные курсы при Ленинградском военно-политическом училище имени Энгельса. Окончив учёбу, возвратился в 1938 г. в свой полк, где был назначен политруком 3-й пулемётной роты. В начале октября 1939 года 56 стрелковая дивизия из Пскова была переведена на границу с Финляндией в район Петрозаводска. С 30 ноября 1939 г. я участвовал в боях с финской армией в должности комиссара 3-го батальона 37-го стрелкового полка 56 стрелковой дивизии. 6 марта 1940 г. во время наступления я был тяжело ранен. Находился на лечении в госпиталях Череповца, Перми, Ленинграда. Завершилось лечение 27 августа 1940 г. и я был выписан в этот день из госпиталя Ленинградской военно-медицинской академии имени Кирова. Я возвратился в 37-й стрелковый полк, который был направлен к новому месту дислокации и располагался в посёлке Щучин Барановичской (ныне Гродненской) области. Был назначен политруком батареи, а затем заместителем командира 3-й пулемётной роты по политчасти. В ноябре 1940 г. на собрании коммунистов был избран в состав партийного бюро полка. А в апреле 1941 г., после убытия из полка секретаря партбюро старшего политрука Корниенко, меня вызвал на беседу заместитель полка по политчасти старший батальонный комиссар Макаров. Он предложил мне выдвинуть свою кандидатуру для участия в выборах секретаря бюро. В мае 1941 г. я был избран секретарем партбюро 37-го полка. Также в мае этого года наш полк в составе 56-й стрелковой дивизии был направлен командованием для прикрытия государственной границы в районе г. Августова Белостокской области. Штаб 37-го полка со спецподразделениями находился в местечке Новый Двур. Здесь же возле местечка расположились 1-й, 2-й батальоны и полковая школа. А 3-й батальон стоял отдельно в местечке Домброво, то есть примерно в десяти километрах западнее основных сил полка. 56 стрелковая дивизия в составе трёх стрелковых полков, двух артиллерийских полков и других подразделений входила в 3-ю Армию, которая прикрывала границу в полосе Гродно–Августов–Граево. В субботу 21 июня 1941 г. я выехал по направлению к участку госграницы, располагавшемуся в 18 км восточнее Августова. Туда был направлен личный состав 3-го батальона нашего полка для строительства земляных укреплений. Вместе с ними земляные работы проводили бойцы 3-го батальона 132 полка под командованием капитана Морозова [Петра Федоровича, плен, освобожден] из состава 27-й Омской стрелковой дивизии. Я остался ночевать в палатке вместе с командиром миномётной роты 3-го батальона нашего 37-го полка лейтенантом Скороходовым Николаем. С ним мы воевали в Финляндии. Комиссаром в данной роте был Ливенцев Виктор Ильич, впоследствии ставший командиром партизанской бригады. В 4 часа утра 22 июня немецкие войска начали артиллерийский, миномётный и пулемётный обстрел заставы 86-го погранотряда и подразделений оборонявших границу. Весь день бойцы батальона вместе с пограничниками отражали атаки противника. Не достигнув успеха в атаках по фронту оборонявшихся, немецкое командование во второй половине дня выбросило в нашем тылу воздушный десант. Он также был уничтожен советскими подразделениями. 18 солдат из немецкого десанта было взято в плен. Впоследствии ввиду сложной обстановки пришлось пленных уничтожить (сохранилась фляжка одного из десантников). К исходу дня в большинстве рот 3-го батальона кончились боеприпасы. В результате артобстрела склад боеприпасов на пограничной заставе был уничтожен. Связи со штабом нашего полка и Августовским 86-м погранотрядом не было, связные не возвращались. Только с наступлением сумерек нашей разведке удалось установить, что немцы заняли Августов, прорвав оборону на том участке. В конце дня противником были взяты Липск, Дамброво, Новый Двур, находившиеся в полосе обороны нашего полка. В результате флангового прорыва противника, сильно поредевшие в боях подразделения 3-го батальона 37-го полка и пограничники заставы оказались в окружении. В ночь с 22 на 23 июня остатки нашего батальона вместе с пограничниками и солдатами из батальона 27-й дивизии вышли из Августовского леса. По пути к нам присоединялись остатки подразделений из других частей. Вместе начали наступление на местечко Домброво, где находился противник. Однако, имея некоторый успех в наступательном бою, затем были вынуждены отходить на исходные позиции к лесному массиву. На помощь немцам на рассвете подошли танки, налетели около 60 самолётов. У нас не было средств борьбы с боевой техникой противника. Мы были вооружены только стрелковым оружием и несколькими миномётами. Артбатарея какой-то воинской части, поддержавшая наше наступление, вскоре полностью израсходовала боекомплект, и артиллеристы были вынуждены подорвать орудия. Преследуемые мотопехотой, поддержанной танками и авиацией противника, мы не смогли отступать организованно. В этом бою понесли большие потери, особенно среди командного состава. В глубине леса оставшиеся командиры стали собирать разрозненные группы, чтобы сформировать боеспособное подразделение. Всего было собрано около 300 военнослужащих. Но у большинства не было патронов, не говоря уже о гранатах и других боеприпасах. Объединив этих бойцов в две роты и взвод разведки, стали отходить с боями в сторону Волковыска, Зельвы и Слонима, предполагая соединиться с частями 11 мехкорпуса. На подходе к Волковыску мы узнали, что город, который был в огне, уже занят немцами. В окрестных лесах везде встречались разрозненные группы красноармейцев и командиров. Каждая из них стремилась соединиться со своими частями. Ночью мы вышли к Зельве, которая тоже была вся в огне. На железнодорожном узле горели скопившиеся эшелоны с эвакуированными из Белостока. Полыхали санитарные поезда с ранеными, станционные склады. В эту же ночь с боем мы смогли переправиться через реку Зельвянку. Затем сражались с немецким десантом на опушке леса восточнее посёлка Зельва. Уничтожив неприятеля, углубились в лес и остановились на днёвку, так как по дорогам беспрерывно двигались моторизованные части немцев с танками и самоходной артиллерией. К вечеру по просёлочным дорогам пошли в направлении Слонима. Я двигался с остатками 9-й роты нашего полка. Во время переправы с боем через реку Щара около Слонима, много бойцов этой роты в сражениях за переправу было ранено или убито. Мне с несколькими десятками красноармейцев и тремя командирами удалось прорваться, и мы продолжили движение на Минск. Предполагали, что якобы на линии прежней советско-польской границы, где имеется укреплённый район перед Минском, враг будет задержан. Дошли в конце июня до местечка Рубежевичи. Оно находилось рядом с бывшей (до 1939 г.) границей СССР и Польши. Допрашивая трёх захваченных немцев, узнали, что гитлеровцы заняли Минск, ведутся бои за Борисов и Бобруйск. Восточнее Минска встретили группу военнослужащих, в которой были генерал-майор Бикжанов [Ибрагим Паскаевич командир 29 МСД 6 МК 10 А, плен, освобожден], полковой комиссар Новоселов [Григорий Яковлевич], вместе со штабами. В их группе имелось около 50 человек. Кроме красноармейцев здесь были командиры и политработники, в большинстве из числа старшего комсостава. Приняли решение, объединившись вместе переправляться через Березину возле д. Косье. Проведя разведку, ночью стали переправляться через реку. Я переплыл вместе с разведгруппой, и мы изучали левый берег. Основная часть нашей объединившейся группировки осталась за рекой у деревни. В это время в д. Косье со стороны Свислочи вошла механизированная колонна немцев. Наши бойцы, оставшиеся на правом берегу, вступили с ними в бой. На следующий день разведгруппа вернулась в Косье. При опросе жителей мы установили, что оставшиеся на правом берегу вынуждены были отступить в лес западнее деревни. Крестьяне говорили, что группа старшего командного состава вместе с генералом переправилась через Березину севернее деревни Косье. Вместе с ними были и люди из 3-го батальона. Все наши попытки разыскать их ничего не дали. В 1950-х годах я встретил лейтенанта Соловьёва [Михаила Селиверстовича], бывшего командира 8-й стрелковой роты нашего батальона. Он рассказал, что после пересечения Березины они с группой старших командиров направились в сторону Гомеля. При форсировании Днепра их внезапно атаковали гитлеровцы. Он сам и часть других командиров и красноармейцев были взяты в плен. Захватили немцы также двух подполковников. О судьбе остальных, успевших переправиться через Днепр, ему не известно. Но якобы часть из них соединилась с нашими войсками в районе Мозыря. Группа, в которой шёл я, оказалась в лесу около г. Пропойска (ныне Славгород) Могилёвской области. Здесь мы соединились с полком 4-й Армии и приняли участие в обороне Могилёва, но вновь были окружены крупными силами противника. Выйдя с боем из окружения, мы пытались пробиться к своим. В составе группы из 20 человек мы переправились на правый берег Днепра и вошли в леса около д. Усадино Кличевского района Могилёвской области. С августа 1941 г. я с группой бойцов и одним офицером 9-й роты своего полка сражался с немцами в лесах Могилевской области. На вооружении у нас было несколько автоматов ППД, 3 пулемёта, 6 трофейных автоматов и винтовки. Счёт партизанских боевых действий мы вели с осени 1941 года. Организовывали групповые засады на оккупантов на шоссейных и просёлочных дорогах, уничтожали линии и средства связи. В январе 1942 года через жителей д. Орлино Кличевского района мы установили связь с местными партийно-советскими работниками Изохом Игнатом Зиновьевичем, Заяц Яковом Ивановичем, Викторчиком Петром Матвеевичем, которые были оставлены на оккупированной территории с заданием организации партизанского движения. В феврале 1942 г. я с группой из 15 человек вступил в партизанский отряд под командованием сотрудника органов госбезопасности Мазура С.А., где я был назначен политруком роты. А с июня 1942 г. по июнь 1944 г. служил комиссаром партизанского отряда (затем батальона) №3, входившего в состав 277 партизанского полка Кличевской бригады (затем Могилёвской военно-оперативной группы). Будучи в партизанах получил два ранения. Награжден правительственными наградами: орденом Отечественной войны I степени, двумя орденами Отечественной войны II степени, медалями «Партизану Отечественной войны», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», а также юбилейными медалями.






Группа руководителей партизанского движения Могилевской области.
Слева направо сидят: Григорий Кузьмич Павлов – командир 61-й партизанской бригады (лейтенант РККА), Игнат Зиновьевич Изох (директор школы г.Кличев), И.П. Ганенко – секретарь ЦК КП(б)Б, А.И. Брюханов – начальник оперативного отдела БШПД,
С.Г. Сидоренко-Солдатенко – командир Могилевской ВОГ.
Слева направо стоят: Н.И. Книга – командир 278-го отдельного отряда, М.А. Баранов – начальник штаба Кличевской ВОГ, В.А. Силин – инструктор Кличевского подпольного РК КП(б)Б. Район Ново-Белицы Гомельской обл. 1943 г.


Изох Игнат Зиновьевич (слева) и Сидоренко-Солдатенко С.Г.


Командир 3 батальона 277 партизанского отряда Силин Василий Александрович (справа).
На долгую память лучшему другу партизанской жизни Ремову Федору Ивановичу от Гв.капитана Силина Василия и его боевых друзей.
Силин Василий Александрович 1920(22) г.р., Белорусская ССР, Бобруйская обл., с. Максимовичи. В РККА с 1940 г. Ключевский РВК, Бобруйская обл., Ключевский р-н. 26.07.1941-01.09.1941 г. Ленинградский фронт, с 01.09.1941-20.04.1945 г. в партизанах, с 20.04.1945 г. 2-й Белорусский фронт. Награжден орденом Ленина 29.09.1942 г. ссылка, медалью "Партизану Отечественной войны I степени". В 1945 г. командир батареи 608 АП 165 СД 96 СК наградной лист орден Отечественной войны I степени.

Из записей, сделанных Ремовым.
Командиром 37 сп с 1937 по 1941 годы был майор Васильев, пом. командира полка капитан Иванов, комиссаром - старший батальонный комиссар Макаров.
Секретарь партбюро ст. политрук Ремов.
Начальник штаба полка капитан Лопатин, пом. начштаба ст. л-т Коржов, помощник начштаба ст. л-т Максимец. Командиры батальонов 37 сп:
1-го капитан Матвеев.
2-го капитан Зайцев, нач. штаба Губский.
3-го капитан Георгиев, нач. штаба Иванов.
Командиры подразделений 3-го батальона 37 сп: начальник штаба батальона ст. л-т Иванов, пом. начштаба л-т Бондаренко Павел.
7 стр роты л-т Иванов, зам по политчасти мл. политрук Гордеев.
8 стр роты л-т Соловьёв.
9 стр роты л-т Постников
2 пулрота л-т Васильев.
3 пулрота ст. л-т Галеев.
3 минроты л-т Скороходов Николай, замполит мл. политрук Ливинцев В.И.
Командир взвода связи батальона л-т Земцов ? – неразборчиво.
Командир батареи 45 мм л-т Нарица.
Начальник ОО ст. л-т Русаков.
Начальник боепитания л-т Шейн Николай.



Муниципальная общественно-политическая газета Сергиево-Посадского района "Вперед".

Профессия - жизнь защищать.
21.02.1915 г.
 В Сергиевом Посаде живёт человек, про профессию которого можно сказать словами, вынесенными в заголовок. На счету полковника в отставке Бориса Ремова 35 лет военной службы в семи гарнизонах, включая зарубежные. Два года службы пришлись на самый пик войны в Афганистане. Его специальность — военный инженер, а можно назвать его и ангелом-хранителем солдат. Потому что спас сотни бойцов, рискуя собственной жизнью. За это и награждён боевыми наградами, в том числе медалью "За боевые заслуги" и тремя орденами Красной Звезды.

Династия победителей

Борис Фёдорович говорит, что всегда знал — он обязательно будет военным. Можно сказать, что это было предопределено их семейной историей. Какую же ещё профессию мог выбрать парень, который родился в белорусском Гродно, где в Великую Отечественную партизанили его отец и мать. Отец — Фёдор Ремов — успел повоевать и в Финской войне, а в 42-м был комиссаром партизанского отряда в составе 208-й бригады. Неуловимое воинство сражалось близ Бреста с таким успехом, что комиссар был удостоен четырёх боевых орденов. В этом же отряде воевала смелая дивчина из Бобруйска Татьяна. После войны они остались в Гродно, где воевали и встретили друг друга.
Брат Татьяны, Аркадий, погиб 8 мая 45-го года в Берлине, заслонив от пули командира роты разведчиков. Спасённый ценой жизни бойца командир до конца дней посылал семье героя пенсию от себя лично. У деда Ивана, который начинал фронтовую биографию унтер-офицером царской армии, а потом воевал в Петрограде, на фронтах Великой Отечественной сражались, кроме Фёдора, ещё четверо сыновей, трое сложили голову в боях. Виктор погиб, защищая Ленинград, Павел принял геройскую смерть в битве за Москву. А фронтовому артиллеристу Борису выпало в первые месяцы войны насмерть стоять на Львовском плацдарме.
В честь него и назвала молодая семья Ремовых своего первенца. Борис проникся боевым духом семьи, знал историю своего «заочного крёстного» и, конечно, мечтал стать артиллеристом. Но тут вмешалась судьба и подправила линию жизни. У друга школьных лет отец служил в понтонной части и брал обоих подростков с собой на полигон и летние учения. Бориса восхитила красивая мощь военной инженерии, мальчишки с восторгом наблюдали за наведением тяжёлых понтонных мостов через реку. Вот тогда, на летних каникулах, всё и решилось. Теперь Борис точно знал, что будет не просто военным, а инженером в погонах....

Светлана Аникиенко.
Категория: Воспоминания ветеранов 37 СП | Добавил: Admin (27.02.2016)
Просмотров: 385 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
Cайт визуально адаптирован под браузер
Mozilla Firefox Скачать/Download
В остальных браузерах сайт может отображаться некорректно!
(IE, Opera, Google Chrome и др.)
Рекомендуется установить программу Adblock. Скачать/Download
Основные источники
ОБД Мемориал Подвиг Народа
Друзья сайта
Песни сайта
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа