Главная » Статьи » Прочие воспоминания

Воспоминания Хромина С.П.
Краткое описание истории перезахоронения и установления обелиска памяти советским бойцам и командирам, погибшим в неравном бою с немецко-фашистскими оккупантами во время отступления, примерно, на десятый день ВОВ в д.Гуды Лидского района по шоссе Лида-Вильнюс 1-2 июля 1941 г.
9 мая 1965 года в СССР более широко по сравнению с прошедшими годами отмечалось 20-летие Победы Советского народа в ВОВ. По мере возможности оформлялась соответствующая наглядная агитация "Никто не забыт, ничто не забыто"! Правление и бухгалтерия бывшего колхоза "Родина" располагалось в деревянном доме, построенном колхозом, ныне диспетчерская совхоза "Лидский". Постановлением мартовского Пленума ЦК КПСС наряду с другими была поставлена задача по укреплению партийных организаций экономически слабых колхозов и совхозов освобожденными секретарями. И вот по рекомендации Лидского райкома 22 сентября 1965 г. я был избран освобожденным секретарем парторганизации колхоза "Родина". Ознакомившись с членами партии, с трудовым коллективом колхоза, я живо интересовался прошлой и настоящей жизнью деревень, территориально входивших в к-з "Родина" в том числе в годы войны, как наиболее сложные. Люди охотно рассказывали, что знали и помнили. За зимний период 1965-66 гг. у меня накопилось достаточно разных сведений, в том числе и о бое 1-2 июля 1941 г. В мае 1966 г., по окончании основных весенне-полевых работ, я поставил в известность Лидский РККПБ о намерении начать раскопки захоронений бойцов и командиров РККА, погибших в бою 1-2 июня 1941 г. у д.Гуды. Должен сказать, что в райкоме сначала возражали против вскрытия захоронения под предлогом, что  у меня нет доказательств, что это захоронение воинов Красной армии. Но я настоял на своем, поверив в убедительные рассказы местных жителей Ровбо В.А., Ненартовича Л.С. и др. Во второй половине мая 1966 г. мы начали раскопки упомянутых выше захоронений. Уже в первый день раскопок мы убедились, что это бойцы и командиры Красной армии. За три дня раскопок вскрыли три места захоронений: около хутора Хаткевича А. - самое большое до 50 останков. Четыре бойца под углом вновь построенного дома правления колхоза и в гравийном карьере в 270 м. от правления колхоза. При раскопках я старался сам руками как можно скрупулёзней перебирать песок, чтобы не упустить что-либо. Первой удалось найти пластмассовую капсулу, в которой при вскрытии оказался уголок пергаментной бумаги, свернутой трубочкой, на котором хорошо сохранилась четкая запись простым карандашом "Ст.лейтенант Сазонов Серафим Григорьевич 213 стр. полка 56 стр. дивизии г.Гродно, гр.крови, в 4 часа 30 мин. началась война. Дом. адрес г.Псков Октябрьский проспект д.33 кв. не помню, жена Сазонова Анна Робертовна". Всего было найдено 13 таких же капсул, прочитать удалось лишь восемь, в остальных записи размокли за 25 лет.  Также удалось прочесть записи в капсулах Реутова Алексея г.Пермь, Коляденкова г.Клин подмосковье, Нидзиев Северный Казахстан, Прокопченко...
В братской могиле останки (кости) захороненных были довольно свежими (красные) песок вязкий. А также были найдены Кировские часы, солдатские ножи, ложки, опасная бритва, кожаные подсумки с разбухшими патронами, красные звездочки, советские монеты (копейки), прострелянные каски и др. О результатах раскопок я информировал третьего секретаря Лидского РККПБ Никонову В.Е., Лидский райвоенкомат.    
От колхоза я заказал в лидском быткомбинате по ул.Ленинской изготовить три больших досчатых гроба и венки для перезахоронения. Через три дня мы собрали все останки красноармейцев, выкопанные из первичных захоронений. Их набралось полные три гроба под крышки. Могилу выкопали в пришоссейной полосе Лида-Вильнюс у поворота в д.Гуды.
На день и время перезахоронения, хотя и неохотно, приехали сотрудники райвоенкомата, представители райкома комсомола, корреспондент районной газеты "Вперед". На перезахоронение собрались также актив колхоза, большинство жителей д.Гуды. Привезли духовой оркестр, расположились у выкопанной могилы. Три гроба с останками поставили на открытый кузов ГАЗ-51. Под траурную музыку духового оркестра с цветами и венками мы провели перезахоронение.
Данное мероприятие получило довольно широкую огласку на местном уровне. Местные жители стали еще более активно рассказывать о жизни во время оккупации и о неучтенных и неоформленных воинских захоронениях.  В частности, о колодце, в который бросили некоторых убитых советских солдат, расположенном в лесу возле глиняного карьера у д.Гуды. На поле около д.Белевичи. Около железнодорожного переезда д.Сороки захоронено 2 красноармейца. Около местного озера в старом дворе Жирмуны.
Я пытался отыскать упомянутый колодец, но место покрыто густым ольшанником. У озера отыскать место захоронения 3-4 красноармейцев также не удалось. Два красноармейца еще захоронены у железной дороги Лида-Барановичи у хутора Едки с южной стороны разъезда и моста шоссейных дорог Лида-Слоним, Гродно-Минск.
Я был намерен более активно заняться поисками, раскопками и перезахоронениями периода июня-июля 1941 г. Но мои инструкторы и секретари Лидского райкома КП(б)Б начали меня упрекать и критиковать за то, что я занимаюсь посторонней никому не нужной работой. Мол, надо заниматься непосредственной партполитработой: "Давай рост рядов партии..." и т.д., а погибшие пусть лежат там, где их захоронили люди. У меня был только первый год работы партсекретарем. Опыта и авторитета мало.
Первое сообщение в газету "Известия" о перезахоронении в д.Гуды было от работницы райкома комсомола, присутствовавшей на перезахоронении. В мой адрес стали приходить многие письма с разных городов СССР, от однополчан из 213 СП 56 СД оставшихся в живых. От Воронца, Яворской, Ракитянского, а также от родственников погибших Реутова, Коляденкова, около сотни писем с умоляющими просьбами о любых сведениях без вести пропавших в 1941 г. в районе Гродно-Лида. Я старался ответить всем по мере возможности.
Через некоторое время встал вопрос об установлении памятника на месте перезахоронения. Эскиз (чертеж) памятника был изготовлен в отделе архитектуры и строительства Лидского райисполкома. Я написал соответствующий текст и вместе с эскизом отвез в Лидский райбыткомбинат для изготовления памятника-обелиска.
К началу мая 1967 г. памятник был изготовлен. Рабочие ДУ-840 в течение 3-х дней установили его на месте перезахоронения. Ко Дню Победы памятник был торжественно открыт. Все организационные работы по открытию памятника лежали на мне, как "вознаграждение" за инициативу перезахоронения.
Также хочется сказать, что после данного перезахоронения и установки обелиска, в результате переписки, к памятнику стали приезжать жены и другие родственники погибших командиров и бойцов. Примерно с 1970 г. начались встречи ветеранов 213 СП у памятника в д.Гуды.

Письмо Хромина С.П. Воронцу Г.А. 21.06.1984 г.
Здравствуйте, уважаемый Г.А. Воронец.
Письмо от Вас получил 19.06.1984 г.  Спасибо, очень хорошо, что Вы сочли нужным найти время и написать. Письмо Ваше я прочел с большим интересом, так как других участников боя с фашистами у д.Гуды мы пока не знаем и не можем найти до сих пор. Ваше письмо я прочел в присутствии других руководителей совхоза и местных жителей, от них Вам большое спасибо. Но в письме Вы описываете, по-видимому, события в первые дни войны, в непосредственной близости от Государственной границы, около Гродно. А бой в д.Гуды Лидского района произошел со 2-го на 3-е июля в 4 часа утра, видимо, 2-го июля по объяснению местных жителей и непосредственных очевидцев и участников похорон убитых в бою. Это было ровно через две недели после начала войны. С их воспоминаний и записано число на могильном обелиске у шоссе Лида-Вильнюс, д.Гуды находится в 10 км от г.Лида.
Где-то 1-го или 2-го июля, рассказывают местные жители - очевидцы, со стороны Гродно по направлению Минска, Орши, Смоленска отступало очень много советских солдат (несколько тысяч), занимая по фронту до 20 км, шли группами, примерно ротами, чуть меньше или больше, от д.Гуды, городского поселка Вороново, через небольшую станцию Бастуны. Немецкое командование все время навязывало бои отступающим. Вот Панченков как раз и прошел вблизи м.Вороново (это в 18-20 км от Гуд, по шоссе на Вильнюс. А Лида и Гуды это от Гродно 120 км на восток).
Одна из групп наших войск расположилась при подходе к шоссе Лида-Вильнюс в д.Шавдюки, Рекецы, даже окопались (это в 2-3 км от д.Гуды). Вечером, в д.Гуды въехали немцы, примерно 50 человек на нескольких машинах. Машин было много, но на каждой по 3-4 солдата. Машины расставили в лесу, перегородив дорогу отступающим частям. Установили 4 пулемета, в том числе 2 в доме Ненартовича (он и теперь стоит), один перед домом, а другой на чердаке у фронтона. Выставили вдоль шоссе 3 -х часовых, одного у дома и улеглись отдыхать. И вот 2 или 3 июля в 4 часа утра группа наших войск взяли местного жителя Сургиневича (уже умер) в проводники. Он предложил обойти немецкий заслон, но командир сказал: "Мы из разобъем, веди, мол, фашистов немного". Подошли хорошо, бесшумно, сняли часовых у шоссе, подошли метров на 100 к дому, где спали фашисты, но часовой успел открыть огонь (хотя был затем убит). Немцы выскакивали из дома в белье и открыли огонь из пулеметов. Наши пошли в атаку. Перед домом росла высокая рожь. Наши подобрались к дому и бросили 2 гранаты. Одна даже перелетела дом, но гранаты, к сожалению, не взорвались. А пулеметы продолжали плотный огонь. Два немца вскочили на мотоцикл и направились в Лиду. Один мотоциклист был убит нашими, а другой проскочил. Вскоре появились со  стороны Лиды несколько машин с автоматчиками и начали окружать наших, почти окружили. Бой стал неравным и почти все, кто пошел в атаку на дом Ненартовича погибли. Осташиеся отошли в сторону, за железную дорогу, в направлении д.Дворищи. У отступавших были легкие пушки, их тащили на лошадях. Бой продолжался часа 2-3. После боя немцы никого не допускали к убитым и раненым, а они находились на территории, примерно, 5 гектар. Многих раненых фашисты достреливали. В тот же день хоронили своих, тоже там же, в д.Гуды 26 человек. Приезжали их родные из Германии потом, на могилу. До 30 фашистов было ранено. Наших убитых солдат на следующий день заставили собирать и хоронить местных жителей. Хоронили 3 дня, примерно, 60-70 человек. Хоронили в разных местах. Среди убитых помнят было шесть командиров (званий не знают и не помнят). Документов собирать или смотреть не разрешали. После похорон заставили могилы оградить жердями в два ряда, чтобы не ходил скот. Отступавшие вновь были окружены в д.Дворищи, это от д.Гуды в 15-17 км на восток. Бои были большие, с танками. Около 1 тысячи наших взяли в плен (это опять из рассказов местных жителей). Командир вроде бы сдался. Комиссар застрелился, но неизвестно. Знамя 56 СД в Минске, в музее ВОВ.
Перезахоронение я производил сам с коммунистами парторганизации в конце мая 1966 г., а в 1967 году поставили обелиск. Хоронили со всеми воинскими почестями. Три больших гроба костей, счет вели по черепным коробкам голов. Получилось 65, вот и написали 65. Найденные часы (Кировские), монеты, кружки, ложки, оружие и др. хранятся в музее в г.Лида. Я копал с группой коммунистов три дня, собирая останки из братских могил, где подсказывали местные жители. Для меня это был и долг и интересно найти и сообщить родным (я тогда только пришел на работу в эти края). А местное население все поляки и это их не очень интересовало, а тогда тем более. Из них никто ни одному раненому и не подумал оказывать помощь. Все боялись, что любой может донести немцам. А большинство тогда смотрело на советского солдата крайне недоброжелательно. Мол, в 1939 году русские разбили Польшу, вот теперь немцы и их самих гонят и бьют и т.д.
При раскопках мы нашли 13 медальонов из пластмассы, в которых были фамилии, звания и адреса. Ст.лейтенант Сазонов Серафим Григорьевич г.Псков, Октябрьский проспект, д.33, кв.23. Написано простым карандашом. Я был в Пскове, посещал его квартиру и семью. Жена несколько лет приезжала на могилу, была очень благодарна. Приезжала Коляденко из г.Клина под Москвой, в 1983 году сестра Алексея Петровича Реутова рядового из Перми и сегодня пишет письма. В общем, известны только те, что написаны на обелиске это Сазонов, Коляденков, Реутов, Нидзиев, Прокопченко, Абрамов.
Понимаю, что плохо написал, очень спешу, нет времени, много дел, еще раз спасибо, пишите, жду.
Видимо, еще много могил нераскрытых даже в наших местах. А дивизия и полк это было записано у ст.лейтенанта Сазонова.
Пока до свидания. Секретарь парторганизации совхоза "Лидский" С. Хромин.

Категория: Прочие воспоминания | Добавил: Admin (14.05.2013)
Просмотров: 275 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]