Главная » Файлы » Сложные судьбы людские » Командиры РККА в плену

Командир 5 ТП 3 ТД подполковник Пасынчук Григорий Николаевич
02.04.2016, 20:24
3-я танковая дивизия  сформирована в июле 1940 г. в ЛенВО в составе 1-го МК. 22.06.1941 г. дивизия: 5-й и 6-й танковые, 3-й мотострелковый, 3-й гаубичный артиллерийский полки входит в состав 1-го МК Северного фронта, дислоцируется в районе г. Луга. В составе дивизии 338 танков и 74 бронеавтомобилей. В начале июля дивизия получила 10 танков КВ и была передана в состав войск СЗФ. Участвуя в контрударе, дивизия 5 июля 1941 года атаковала 1-ю ТД немцев, занявшую город Остров. Не имея авиационной поддержки и ведя наступление без пехоты, потеряла более половины танков. 6 июля в дивизии оставалось 43 танка. К вечеру 5 июля дивизия овладела городом Остров, но к утру 6 июля ударом 1-й и 6-й немецких танковых дивизий была выбита из города. 7 июля 5 ТП передан в состав 22 СК, а 6 ТП вел бои в составе 41-го СК, в результате чего как боевая единица 3-я ТД перестала существовать. К 1 августа 1941 года в дивизии осталось 15 танков и она использовалась как стрелковая часть.

"..имевший к началу июня 1039 танков и бронеавтомобилей, 1-й механизированный корпус к моменту вступления в бои на Островском направлении состоял из 3-й танковой дивизии (5-й и 6-й (без 1-го танкового батальона) танковые полки, дивизион 3-го гаубичного артиллерийского полка), управления корпуса и корпусных частей - 5-го отдельного мотоциклетного полка (без двух рот) и 202-го отдельного батальона связи.
Взятие города должны были осуществить два танковых полка 3-й танковой дивизии (полковник Константин Ювенальевич Андреев) и 468-й полк (подполковник Д.Д. Воробьев) 111-й стрелковой дивизии.
Дублируя приказ командующего фронтом, командир 1-го мехкорпуса в 8.20 5 июля отдал боевой приказ №6, ставя задачу командиру 3-й танковой дивизии атаковать город Остров с севера и северо-востока двумя танковыми полками. Через 30 минут, после короткого авианалета, два танковых батальона 6-го танкового полка (майор Кузьма Иольевич Вязников) из района Беляева и один танковый батальон 5-го танкового полка (подполковник Григорий Николаевич Пасынчук) из района Нефедина, двинулись на Остров. Пройдя боевые порядки стоявшего в авангарде обороны 111-й стрелковой дивизии 468-го и правофлангового 532-го (майор А.А. Власов) полков, советские танки завязали бой с частями немецкой 1-й танковой дивизии.
*(По другим данные начало атаки было совсем другим: «танковые полки вступали в бой в разное время, причем взаимодействие между ними было налажено плохо. Обещанной авиационной поддержки танкисты так и не дождались, пехота отсутствовала. Из состава 111-й стрелковой дивизии, которая должна была поддерживать 3-ю танковую дивизию, действовало примерно полтора стрелковых батальона. Остальные пехотные части 111-й дивизии в беспорядке отошли).
5-му танковому полку, при поддержке полутора батальона пехота 468-го полка, после ожесточенных боев удалось выйти на северо-восточную окраину Острова. Двумя часами позже с севера в город ворвались танки 6-го танкового полка. В результате прорыва, советские части, действовавшие без авиационной и почти без артиллерийской поддержки, вышли на левый берег р. Великая и практически заняли Остров.
*(По некоторым данным «в 16.00 советские танкисты ворвались в город», но эти данные очевидно, являются неправильными, т.к. судя по расчетам советские части вступили в город приблизительно в 9-10 часов).
Но для закрепления и удержания захваченных позиций, пехоты, имевшейся в наличие, не хватало.
Очередная атака на Остров, предпринятая советскими войсками в 15.25 явилась первой попыткой увязать действия различных частей и подразделений.
*(Сведения о силах, привлеченных для этой атаки различны: «к удару были привлечены помимо 5-го и 6-го танковых полков, также 3-й гаубичный полк 3-й дивизии, а также два стрелковых и один гаубичный полки 41-го стрелкового корпуса». Однако, в секретном отчете командира 1-го мехкорпуса генерал-майора танковых войск М.Л. Чернявского от 2 августа, направленного на имя начальника штаба Северо-Западного фронта генерал-лейтенанта Н.Ф. Ватутина отмечается, что вся тяжесть боя легла на 5-й и 6-й танковые полки. Авиационной и пехотной поддержки не было. Атаку обеспечивали лишь 24 орудия 3-го гаубичного артиллерийского полка дивизии).
После получасовой артиллерийской подготовки советские войска перешли в наступление. Через полтора часа, первые подразделения при поддержке танков вышли к р. Великая, имея намерения продолжать теснить противника из города. В это время к Острову с юга подошла немецкая 6-я танковая дивизия (генерал-майор Франц Ландграф (Landgraf)), которая предотвратила наметившееся поражение немцев в Острове. Новая дивизия с ходу переправилась через р. Великую и выбила советские войска из города. Перевес сил снова оказался на стороне противника. Те полтора батальона 468-го полка, что еще оставались, не выдержав натиска, в беспорядке оставили район боя.
В 15.55 противник при сильной артиллерийской и авиационной поддержке перешел в контратаку. 3-я танковая дивизии, не получив пехотной поддержки 111-й дивизии, вела уличные бои вплоть до 17.00, но под ударом бомбардировщиков, применивших зажигательные бомбы, под мощным артиллерийским и минометным огнем, неся большие потери, в 19.00 начала отход.
Штаб фронта, основываясь на неверных данных разведывательного отдела, докладывал начальнику Генерального штаба генералу армии Г.К. Жукову, что «в результате контратаки наших войск к 19.00 5.7.41 г. противник в районе Остров разбит». Однако разбитым оказался не противник, а 111-я стрелковая и 3-я танковая дивизии. В составе последней к 5 июля оставалось: в 5-м танковом полку - 1 Т-28, 14 БТ-7; в 6-м танковом полку - 2 KB, 26 БТ-7.
*(К утру 5 июля части 3-й танковой дивизии имели по списку 258 машин, из которых 220 (около 85%) были легкими и химическими. Но часть танков участия в атаке не смогли принять, так как находились в ремонте или на марше к месту боя. Например, число средних танков Т-28 участвовавших в боях 5 июля составляло 7-8 машин из 28. Исследователь В.В. Бешанов указывает, что дивизия вступила в бой «с тяжелыми танками КВ-1 и КВ-2». Но танков KB в соединении насчитывалось всего 10, что составляло чуть больше 2,5% от общей численности машин).
Вот как описывали первый день боев за Остров немцы: "Советы правильно оцепили угрозу германского наступления, но были не в состоянии ее ликвидировать. До сих пор придерживаемый в качестве резерва военного округа 1-й механизированный корпус (генерал-майор Чернявский) вместе с XXXXI стрелковым корпусом (генерал-майор Кособуцкий) был спешно брошен в район Плескау (Псков), чтобы совместно <...> ударить во фланг. Неповоротливость русского командования и медлительность передвижения войск сказалась. 1-я танковая дивизия овладела Островом и захватила железнодорожные и автодорожные мосты. 6-я танковая дивизия в ходе 15-часового боя преодолела советские оборонительные рубежи и во второй половине дня 5 июля соединилась с 1-й танковой дивизией. Дивизия как раз бросила на Плескау боевую группу полковника Крюгера. Правда, она попала под контратаку противника. Русские танки прошли наши противотанковые позиции и были остановлены только 3-м дивизионом 73-го артиллерийского полка (майор Зёт). На это наступление 1-го механизированного корпуса (т.е. 3-й танковой дивизии) захлебнулось". Причиной этому послужили слабая разведка и прежде всего почти полное отсутствие взаимодействия танков, пехоты и артиллерии, о чем так настойчиво говорило еще до наступления командование фронта.
Корреспондент газеты «Красная звезда» старший политрук М. Косарев в докладной записке на имя члена Военного совета Северо-Западного фронта корпусного комиссара В.Н. Богаткина отмечал следующее:
«… командир 5-го танкового полка Посенчук рассказывал о бое за Остров. Из его рассказа следует, что сил у немцев на Островском направлении очень мало и что захват города нашими частями сорвался только лишь потому, что с поля боя постыдно дезертировала 111-я стрелковая дивизия, ее командиры бежали первыми, споров петлицы и сняв знаки различия. Наших сил под Островом сосредоточено очень много, но все они действуют вразнобой, не осуществляя никакого взаимодействия».
Резко отрицательно повлияло на боеспособность дивизии К.Ю. Андреева изъятие из ее состава некоторых частей: зенитно-артиллерийского дивизиона, одного танкового батальона, двух рот 5-го мотоциклетного полка и 3-го мотострелкового полка (майор Г.И. Панкратов) в полном составе, участие которых могло радикально изменить ход сражения.
На следующий день, при поддержке 670-го противотанкового артиллерийского полка противотанковой обороны (16 орудий), советские части в 16.00 вновь пытались восстановить утраченные позиции, но безуспешно.
Приказы на наступление отдавались из штаба фронта и 6 июля в 7.00. и в 10.35. По окончании первой атаки, как отмечалось в оперативной сводке №015/ОП, отправленной начальнику Генерального штаба, «в 8.55 6.7.41 г. командир 1-го механизированного корпуса Чернявский донес, что 3-я танковая дивизия в боях в районе Острой разбита и под давлением танковой дивизии противника, поддержанной артиллерией и пикирующими бомбардировщиками, отходит в направлении Порхов». Боевое распоряжение, отданное войскам в 10.35 уже не содержало конкретных задач, что свидетельствует о том, что советское командование потеряло надежду вернуть город. Такие распоряжения отдавались и 7 и 8 июля, но в их выполнение уже никто не верил. Командование фронтом теперь было полностью занято укреплением Псковского укрепрайона, расстояние до которого от Острова по прямой составляло всего 53 км.
Проанализировав все, можно сделать вывод: вместо того, чтобы выделить для поддержки атаки 3-й танковой дивизии хотя бы один стрелковый полк или артиллерийский дивизион, штаб дивизии решает строить укрепленные позиции на пути к Пскову, тогда как захватить и удержаться в Острове на тот момент была еще реальная возможность. Все зависело лишь от решения командования дивизии. 6 июля 3-я танковая дивизия уже без поддержки частей 111-й дивизии еще раз пыталась контратаковать противника, но иного результата, кроме кратковременной задержки немцев на подступах к Пскову, это не дало.
По итогам дня командование фронта, направило в адрес командира 1-го механизированного корпуса целый ряд нелицеприятных замечаний:
«Военный совет Северо-Западного фронта осуждает ваше поведение сегодня 6.7.41 г.
1) Вы не приняли мер к установлению взаимодействия с пехотой и вводили Военный совет в заблуждение о том, что нет пехоты, в то время как она была в районе действий, там же были штабы 41-го стрелкового корпуса и 111-й стрелковой дивизии.
2) Несмотря на огромные потери немцев у Остров, вы не проявили настойчивости и без основания начали отходить и своими донесениями о прорыве немцев вводили в заблуждение Военный совет фронта.
Авиацией установлено, что немцы свои танки группировали юго-западнее Остров.
Обращаю ваше внимание на недостойное поведение и приказываю: отход прекратить и принять участие в общем контрударе на Остров с целью окончательного разгрома немцев.
Установите тесное взаимодействие с Кособуцким и учтите, что со стороны Опочка на Остров будет действовать 163-я моторизованная дивизия. Непрерывно вести активную разведку и держать связь с соседями».
В 17.00 7 июля 1941 г. 3-я танковая дивизия вновь перешла в контратаку. В районе населенных пунктов Череха, Песчанка, Вольнево, Крякуша разыгралось настоящее танковое сражение, в котором с советской стороны участвовало свыше 100 танков 3-й танковой дивизии, с немецкой - до 200 танков 6-й и частью 1-й танковых дивизий. Следует отдать должное мужеству командира дивизии полковника К.Ю. Андреева, который пытался любыми силами, даже без поддержки пехоты остановить танки 41-го моторизованного корпуса (генерал танковых войск Георг-Ханс Рейнгардт (Reinhardt)).
Командир 5-го танкового полка подполковник Григорий Николаевич Пасынчук в этом бою на высоте 107.8, числился пропавшим без вести (ЦАМО РФ ф.33 оп.11458 д.6). Но в дальнейшем выяснилось, что он попал в плен, 22 сентября 1942 года был освобожден из плена и сразу же арестован и осужден Особым совещанием НКВД СССР к 5 годам лишения свободы. 22.09.1947 года освобожден по отбытии срока, умер через несколько месяцев 4 декабря. Посмертно реабилитирован Определением Военной Коллегии Верховного Суда СССР от 20.10.1956 года. (ЦАМО РФ ф.33 оп.871438 д.59).
Это был последний бой дивизии, в тот же день 5-й танковый полк передан в состав 22-го стрелкового корпуса, а 6-й танковый полк отныне вел бои в оперативном подчинении 41-го корпуса, в результате чего как боевая единица 3-я танковая дивизия перестала существовать".
Исаев А. Иной 1941. От границы до Ленинграда.

В дополнение:
"...9 июля генерал-майор артиллерии В.Г. Тихонов в секретном докладе Уполномоченному Ставки Главного Командования генерал-полковнику О.И. Городовикову, сделал неутешительные выводы по наблюдениям за операциями на Рижско-Псковском и Островско-Псковском направлениях Северо-Западного фронта:
«Не вдаваясь в первопричины отхода войск Северо-Западного фронта, необходимо констатировать наличие в поисках на сегодня следующих недостатков:
Отсутствует должное стремление вырвать инициативу из рук противника как у общевойсковых начальников, вплоть до командиров корпусов, так и у бойцов.
Примеры: 1. Оставление Зап. Двины без должного сопротивления;
2. Оставление города Остров.
3. Отход на 1 км от гор. Остров на Порхов.
4. Отход 23-й танковой дивизии от р. Череха
Необходимо создать решительный перелом в этом вопросе. Путь один – внедрить в сознание войск от командарма до бойца суворовское правило: «Противник слабее – нападай, противник равен – нападай, противник сильнее – тоже нападай». Это правило применять не только в наступлении, но и в обороне, что особенно важно для войск Северо-Западного фронта в данный момент.
Внедрение этого фактора строить на следующей базе:
а) разбить сложившееся без оснований мнение о превосходстве боевых качеств войск противника;
б) показать на примерах, как решительные действия наших войск сеют панику у противника (бой в гор. Остров 5.7.41 г., завязка боя под Череха 7.7.41 г. и т. д.);
в) практиковать как средство развития самоуверенности и поднятия боевого духа в частях разведывательные поиски в самой различной обстановке, даже если последняя вынуждает к отходу. Это будет иметь большое значение с точки зрения поднятия уважения к нашим войскам у противника;
г) всеми способами поднять авангардную роль командира, коммуниста и комсомольца в бою;
д) страху перед полем боя противопоставить всю суровость наказания за уход с него, обеспечивая это реальными мероприятиями, о которых доводить до сведения всех войск;
е) награждать за геройство, доблесть, мужество, стойкость тут же на поле боя. Для этого предоставить соответствующие права командирам дивизий и старшим начальникам.
2. В обороне командиры и бойцы – неустойчивы, особенно теряют присутствие духа под артиллерийским, минометным и авиационным огнем и при атаке танков.
Приходилось видеть много случаев, когда отход начинался без приказа начальника, без нажима пехоты, под давлением только танков или артиллерийского огня или огня минометов.
С одной стороны, причина этого кроется в том, что люди не окапываются (значительная часть их не имеет лопат), с другой стороны, окопаться не успевают из-за недостатка времени. Происходит это потому, что, определяя задачи на оборону, мы не даем глубины (2-3 рубежа), ограничиваясь одним рубежом.
Занимаемые рубежи часто подвергаются воздействию противника прежде, чем они будут оборудованы (рубеж р. Зап. Двина, рубеж 111-й и 235-й стрелковых дивизии 8.7.41 г.).
Таким образом, отход с рубежа обороны предрешается обстановкой прежде, чем на нем организуется достаточное сопротивление.
3. Во всех операциях, свидетелями которых нам пришлось быть (рижско-псковское и островско-псковское направления), отсутствовала сплошь и рядом связь высшего штаба с подчиненными и последних между собой. Иногда это происходило из-за отсутствия средств, но чаще по причине низкой требовательности командира и его штаба к организации связи (1-й механизированный корпус, имея батальон связи, не имел связи с 41-м стрелковым корпусом в течение 5.7.41 г.).
Связь в дивизиях, полку, батальоне и роте также осуществляется плохо и по тем же причинам.
Необходимо:
а) Проволочную связь высших штабов дублировать по нескольким направлениям, использовать прокладку линий под землей.
*Хочется кричать в голос: НЕУЖЕЛИ ЭТО БЫЛО НЕ ОЧЕВИДНО ДО НАЧАЛА ВОЙНЫ?
б) В основном связь должна базироваться на радиосредства и делегатов на авто- и авиасредствах.
в) Не допускать существующей небрежности в организации радиосвязи, как-то: связь есть, а позывных нет.
4. Разведка ведется недостаточно, примитивно, небрежно. Штабы не ставят частям задач по разведке в бою. Получаемые разведывательные данные остаются неиспользованными, выводов должных не делают, часто не сообщают высшим штабам и, как правило, вовсе не информируют низшие штабы и соседей.
В результате войска работают вслепую – не отмечено ни одного случая, когда бы командир принимал решение, имея более-менее точные данные о противнике.
Авиация в интересах командиров стрелковых корпусов и стрелковых дивизий не работает.
5. Фронтовые и армейские резервы подвозятся к линии фронта излишне близко, частями и частями подставляются под удар (235-я стрелковая дивизия – под Остров, 46-я стрелковая дивизия – в Псков).
Необходимо резервы сосредоточивать в должном (по обстановке) удалении от фронта и вводить целыми соединениями, организованно, с марша в бой.
6. Взаимодействие на поле боя между наземными войсками, внутри их и с авиацией поставлено плохо (5.7.41 г. под Остров 5-й и 6-й танковые батальоны (вероятно ошибка, - 5-й 6-й танковые полки) и авиация действовали разрозненно по времени). Причины – отсутствие связи.
Особенно плохо обстоит прикрытие наземных войск с воздуха, вследствие чего последние несут ненужные потери.
7. Целеуказание авиацией наземным войскам не применяется.
В этом вопросе противник имеет огромное преимущество перед нами, что сказалось в боях под Остров 5.7.41 г. и под Череха 7.7.41 г.
8. Артиллерия проявляет неустойчивость, преждевременно отходит с огневых позиций, не использует всей мощности своего огня.
Недостаточно планируется и организуется сосредоточенный и заградительный огонь.
Противотанковые орудия в обороне также неустойчивы, преждевременно оставляют свои позиции, в результате чего танки противника командуют на поле боя.
В наступлении противотанковые орудия недостаточно стремятся за танками, отстают, оставляя последние без поддержки на единоборство с сильной противотанковой артиллерией противника, что вызывает большие потери танков,
9. Танки при наличии наступательного порыва (6-й танковый полк) и решимости громить врага слабо маневрируют на поле боя, склонны к действиям по дорогам, скученно, не обеспечивают себя подавлением противотанковых средств противника, плохо маскируются, в результате несут большие потери.
10. Пехота – слабейшее место войск. Наступательный дух низок. Отстает в наступлении от танков, легко дезорганизуется при воздействии артиллерийского огня, огня минометов и авиационных нападениях (5.7.41 г. танки, заняв Остров, обратили в бегство немцев. Городом овладели танки. Пехота отстала, успеха не закрепила. Танки, израсходовав боеприпасы, вынуждены были отойти с большими потерями).
Часть командного состава, особенно в звене до командира батальона, не проявляет должного мужества в бою, отмечаются случаи оставления поля боя без приказа начальника одиночками и даже подразделениями. Более того, даже в звене высшего командного состава проявляются у некоторых растерянность и упадок духа (командир 1-го механизированного корпуса генерал-майор Чернявский без всякой видимой причины после боя под Остров дал приказ 1-му механизированному корпусу отойти на Порхов – около 60 км).
11. Тыл не организован. Армейские тылы почти не развернуты. Выдвигаемые станции снабжения, отделения головных складов, меняя место, не сообщают об этом войскам (8.7.41 г. 41-й стрелковый корпус остался не ориентированным о тылах).
Боеприпасы идут с перебоями (4-8.7.41 г. пехота, минометы и артиллерия в большом количестве продолжительное время не участвовали в бою из-за отсутствия боеприпасов – 111-я стрелковая дивизия и 23-я танковая дивизия).
Питание бойцов поставлено плохо, случаются перебои в горячей пище в 2-3 дня, чай, как правило, не дается.
Заградительная служба для улавливания дезертиров и отбившихся от частей военнослужащих не знает, что делать с задержанными, задерживает только по дорогам, которые легко обтекаются стороной.
Не организован вывоз эвакуированного населения и его имущества, на местах остается много скота.
Дороги не ремонтируются, шоссе Псков, Ленинград накануне полного разрушения полотна.
Служба регулирования в районах, занимаемых войсками, отсутствует. Создаются пробки.
Уничтожение мостов, ценного имущества в районах, оставляемых войсками, организовано недостаточно (переговорная станция штаба Северо-Западного фронта, оставив пункт на северной окраине гор. Псков, бросила в землянке ленты всех телеграфных переговоров аппарата Морзе. Ленты уничтожены полковником Тишинским при проверке 8.7.41 г.).
Тылы, начиная с полкового, плохо управляются, блуждают и являются первоисточниками панических слухов и потоков (ЦАМО РФ ф. 221, оп. 5554сс, д. 4, лл. 34-39).

Таким образом, действия 5-го ТП под командованием подполковника Пасынчука Г.Н. были вполне успешными, полк захватил г. Остров и удержал бы его при поддержке пехоты и адекватном управлении частями корпуса и армии. В чем же виноват подполковник Пасынчук Г.Н.?

Подполковник Пасынчук Г.Н. попал в плен раненым, пленён 6 ТД XXXXI PzK 8 июля в боях за населенный пункт Золотухино. В протоколах допроса ничего особенного не рассказал. Сообщил, что 3-я ТД относится к 1-МК, командир которого Чернявский является евреем. Командует он очень плохо. 3-я ТД состоит из 5-го и 6-го ТП, 3-го МСП, разведбатальона и двух артполков, один из которых имеет №6. Об остальных частях дивизии он ничего не знает. Немцы особо подчеркивают, что Пасынчук - украинец.

В плену "...командир  139-й  стрелковой дивизии 37-го стрелкового корпуса 6-й армии полковник Н.Л. Логинов допускал возможность свержения советской власти, прекращение войны и заключение мира при наличии почетных условий и ясных предложений со стороны Германии по поводу будущего России. Примерно о том же заявлял командир  5-го  танкового  полка  3-й  танковой  Краснознаменной  дивизии  1-го механизированного корпуса подполковник Г.Н. Пасынчук, считавший необходимым привлечь крестьянство, и указывавший на малочисленность идейных сторонников советского  общественно-политического строя по отношению к общей массе сельского населения СССР...". 
Нуждин О.И. Политические взгляды командиров Красной армии.

Жена Пасынчук Антонина Васильевна проживала г.Ленинград, Владимирский проспект, д.19. кв.23.










Чтобы осудить, хватило полгода, чтобы решить вопрос о незаконности осуждения и реабилитировать, - двух лет мало. Прошло два года с момента подачи заявления женой, а ведомства все "бодаются", кто виноват и что делать. И традиционный государственный подход: в том, что военкомат "не знает" того, что должен знать, - он не виноват, а если гражданин (в данном случае, вдова с двумя детьми) чего-то не знает, - незнание закона не освобождает от ответственности!


Пасынчук В.Г.
Сын Пасынчук Вольдемар Григорьевич (1939 – 2005). Ресторатор, спортсмен. Мастер спорта СССР. Окончил Институт советской торговли (1964). С 1964 года работал в сфере общественного питания в Ленинграде, руководил предприятиями общепита. С 1978 года - директор ресторана "Тройка" - одного из самых известных ресторанов (в том числе и своим варьете) Ленинграда - Петербурга. С 1986 года - генеральный директор ЗАО "Тройка". Один из создателей ряда известных ресторанов и кафе, в том числе ресторана "Бригантина", "Литературного кафе". В молодости занимался классической борьбой, был чемпионом Ленинградского военного округа. Автор книги воспоминаний "Свою судьбу я сделал сам..." (1999). Был награжден "Оденом Почета" (2000).
Умер 17 мая 2005 года. Похоронен на Красненьком кладбище.

 
Категория: Командиры РККА в плену | Добавил: Admin
Просмотров: 471 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
Cайт визуально адаптирован под браузер
Mozilla Firefox Скачать/Download
В остальных браузерах сайт может отображаться некорректно!
(IE, Opera, Google Chrome и др.)
Рекомендуется установить программу Adblock. Скачать/Download
Категории раздела
Офлаг 68, бригада СС "Дружина"
Партизанские командиры
Сложные, порой противоречивые, личности партизанских командиров. Тогда советские патриоты не думали о своих правах после войны. Они шли спасать Родину от ненавистного врага, они безгранично верили своему правительству, партии и считали: все проблемы, неизбежные при ведении такой войны, после ее победоносного завершения будут мудро и справедливо решены.
Командиры РККА в плену
Основные источники
ОБД Мемориал Подвиг Народа
Друзья сайта
Песни сайта
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа