Порхов                                              

Основан Порхов был в 1239 году, как защита Новгородского княжества от набегов Литвы и Ливонского Ордена. В напоминание тех давних времен, хорошо сохранилась каменная крепость построенная в 1387 году, как важный форпост Новгородской республики. В годы Великой Отечественной войны большая часть города была уничтожена, но чудом сохранились крепостные стены и церковь внутри. Так же сохранилось несколько храмов, среди них самый древний храм Новгородского типа в Псковской области Храм Рождества Пресвятой Богородицы, Спасо-Преображенская церковь, Ивановская церковь, Никольская Церковь. После немецкой оккупации город практически полностью отстраивали вновь, но планировка города ХVII в. осталась не измененной. В настоящее время Порхов - один из крупнейших и древнейших городов Псковской области.

Информация с сайта г.Порхов.

Порхов


Первое упоминание о Порховской крепости в Новгородской летописи относится к 1239 году, когда новгородский князь-наместник Александр Ярославович (Невский), укреплял водный путь по Шелони из Новгорода во Псков строительством небольших деревянных "блокпостов", одним из которых стал Порхов.
В 1346г великий литовский князь Ольгерд вторгся в новгородские пределы и взял крепости Лугу и Шелонь на щит, а Опоку и Порхов осадил. Свою первую литовскую осаду крепость выдержала, хотя "чёрный бор" (контрибуцию) в 300 рублей всё же пришлось выплатить. Поводом к войне послужило хамство одного новгородского посадника, коего сами новгородцы позднее "избиша" в Луге, дабы не распускал язык.
В 1387г. на расстоянии чуть более километра от старой крепости, на правом высоком берегу Шелони из местного плитняка светло-серого цвета (порох - белый камень) была выстроена новая каменная о четырёх башнях крепость. Все строительные работы были выполнены в один сезон.
В июле 1428г. Порхов осадили литовцы под командованием князя Витовта. Взять крепость не смогли, но за 8 дней осады сумели изрядно повредить пушками. Этот штурм примечателен тем, что был одним из первых на Руси, при котором массированно применялась артиллерия.
Повреждения, нанесённые литовцами, были значительны и потому в 1430г. "новгородцы приставили к Порхову другу стену камену", т.е. укрепили стены крепости толстыми каменными прикладками. В проездной арке Никольской башни устроили опускную решётку - герсу.
С того времени враги более не тревожили крепость, поскольку после завоевания Новгорода в 1478г и Пскова в 1510г. Москвой, Порхов оказался вдалеке от неспокойных западных границ. Он быстро потерял военное значение и благадаря чему его старинные укрепления дошли до нашего времени почти не искажённые поздними реконструкциями и перестройками.
В 1776 году Порхов стал уездным центром Псковской губернии. В 1896 - 1897 годах через него прошла ветка железной дороги Дно - Псков и развитие города получило мощный толчок.


Порхов до октябрьского переворота 1917г.




l



Карта порховского района 1934г.



Порхов во время войны

В годы Отечественной войны с 11 июля 1941 г Порхов был оккупирован немецкими войсками. Немцы оставили город 26 февраля 1944г., предварительно уничтожив около 90% городской застройки.











Порхов сегодня (68 лет после освобождения)


Почти весь Порхов сверху. Эти пятиэтажки, построенные в конце 70-х годов прошлого века, - немногие "высотные" и относительно "новые" дома в городе.



 


Центральный проспект города, естественно, имени Ленина.



СТЫД, ПОЗОР И БОЛЬ - захоронение на месте дулага 100.
Невольно возникает вопрос: "А кто победил-то в войне?" 


Первый памятник на месте концлагеря Дулаг-100 в г. Порхове. Фото: июль 1957 года.

Марина САФРОНОВА. "Псковская губерния" № 44 от 16-22 ноября 2011г. Из истории воинских захоронений в Псковской области. Часть вторая.

 


Все, что смогла страна за 65 лет.




Фабрика мучительной смерти

Поклонный крестКогда-то в этих местах был немецкий пересыльный лагерь. Порядки в «Дулаге-100» были такие, что он даже среди прочих концлагерей считался местом, где приживается только смерть. Гиблое место.*

С тех пор здесь, на окраине Порхова, многое пытались сделать. Выращивать картошку, построить памятник, с размахом отдыхать… И всякий раз получалось скверно. Картошка вырастала, но ее воровали. Памятник вроде бы построили, но не до конца. Пьяный отдых с шашлыками в этом месте вообще кажется делом безнадежным. Так отдыхать можно только перед отправкой в ад.

И вот  - новое начинание. Возле дороги установили часовню, а на берегу «Озера слез» - поклонный крест.

Глава Порховского района Виктор Степанов хотел бы, чтобы часовню установили поближе Монумент Дулаг-100к месту захоронения. Но митрополит Псковский и Великолукский  Евсевий настоял на том, чтобы часовня была рядом с дорогой. Она стоит в стороне, словно бы заранее устранившись от того, что находится в глубине.

Во время торжественного открытия часовни одному их петербургских кадетов с нашивкой на рукаве «Казачье войско» стало нехорошо, и ему пришлось сесть в тень, под высокую ель. Нехорошо здесь было многим. И не столько от жары, сколько от того, что место это – гиблое. Когда подходишь к месту захоронения близко, то в ушах начинает звенеть. Тяжелый воздух, тяжелая земля…

Хотя кто точно скажет, где здесь место захоронения? Механизаторы в свое время отказывались работать на окрестных полях, потому что постоянно натыкались на человеческие кости. Останки людей здесь всюду. В этой земле лежат не меньше 85 тысяч умерших в страшных Монумент Дулаг-100муках людей. Тем более странно, что здесь же находится артезианская скважина, откуда набирают питьевую воду. Едва ли эту воду можно назвать живой. Может быть, потому и ведут себя здесь люди кощунственно, что напились мертвой воды?

Безусловно, это одно из самых страшных мест в Псковской области. Причем страшное по нескольким причинам.

«Озеро слез»

Первоначально часовню Покрова Божией Матери и поклонный крест собирались открыть 22 июня, но потребовались дополнительные усилия, чтобы хотя бы отчасти навести вокруг порядок. Скосить траву, вырубить камыши, убрать мусор, насыпать дорогу. 

Впрочем, глава Порховского района Виктор Степанов не сомневается, что вандалы, несмотря на искусственные преграды, все равно будут пытаться проехать на автомобилях по закрытой еловой аллее к «Озеру слез». В искусственном пруду, прямо возле массовых захоронений, моют машины, поласкают белье, ловят рыбу. На берегу жарят шашлыки и назначают встречи у памятника, в просторечье именуемого «Три сапога». «Мы не можем возродить концлагерь и оградить все колючей проволокой», - говорит Виктор Степанов, но Часовнянадеется, что теперь люди начнут вести себя сдержаннее.

Конвейер

Железнодорожную остановку, находящуюся поблизости, некоторые местные жители до сих пор называют «Военный городок». Хотя никакого военного городка здесь нет уже лет семьдесят. До Великой Отечественной войны там действительно был танковый городок. А с августа 1941 по февраль 1944 фашисты устроили на его территории концлагерь. За сутки в лагере умирало более ста человек. Их сбрасывали во рвы неподалеку. Есть Василий Богдановсвидетельства, что иногда людей закапывали живьем.

Житель деревни Полоное Василий Богданов хорошо помнит те времена. «Мне уже 88 лет, а я плачу», - говорит Василий Петрович и рассказывает, как поблизости от концлагеря выполнял работу по хозяйству. К счастью для него, в лагерь для пересыльных «Дулаг-100» он не попал. Иначе шансов выжить было бы немного. За связь с партизанами его арестовали и отправили в Германию. Там шансов выжить тоже было не очень много, но Василий Петрович вернулся.

Без головы и без денег

Это был даже не лагерь, а гигантское орудие пыток и одновременно огромный эшафот. Узников было так много, что не все помещались в бараках и ночевали на крышах, в том числе и зимой. Днем узники ремонтировали дороги, разгружали вагоны или работали на полях.

Василий Петрович Богданов показывает на заросшее кустарником поле. Именно здесь когда-то находился тифозный барак. Не так давно на том же месте местные жители пробовали выращивать картошку, но бросили это дело. Похоже, здесь все валится из рук и бросается на полпути. Вначале 80-х в память о погибших решили поставить грандиозный памятник. Пытались успеть к 40-летию Победы, но не успели и к 65-летию. Закончились деньги, иссяк энтузиазм. Успели вырыть озеро, насыпать Курган Славы, установить три стелы и барельеф-триптих, обозначающий «Непобежденных», «Подполье» и «Освобождение». У Сейчас, если подойти поближе, барельеф выглядит кощунственно: все три огромные фигуры – без головы.


Неподалеку от «Озера слез» бьет родник, в котором, когда я туда подошел, плескались три маленькие девочки с мороженым в руках.

«Вам не страшно?» - «Самое страшное – сзади памятника», - отвечает одна из сестер. Она знает, о чем говорит. Со стороны железной дороги памятник производит еще более зловещее впечатление. Еще несколько лет, и он развалиться. К нему и сейчас лучше слишком близко не приближаться.

Разговоры о нехватке денег на ремонт, по-моему,  неубедительны. В Порховском районе их, наверное, действительно нет. Но в России их сколько угодно. В конце концов, миллионы рублей потрачены на так называемый Священный холм на колхозном поле под Изборском.


Григорий ИвановСреди присутствующих на открытии часовни был Григорий Иванович Иванов. Подростком он приезжал внутрь концлагеря – привозил на подводе грузы. Более того, он же, семнадцатилетним учащимся ФЗУ, в 1947 году ломом разбирал бараки концлагеря. Из разобранных  кирпичей потом строились двухэтажные жилые дома в Порхове. В них и до сих пор живут. В свою очередь, часть бараков была возведена до войны из кирпича Никандровой пустыни. Круг окончательно замкнулся в 2011 году, когда Никандрова пустынь выделила медь на покрытие купола только что открытой часовни возле бывшего концлагеря.

Однако сейчас здесь нет точного указателя. Многие из тех, кто проезжает мимо, думают, что концлагерь находился там, где установлен памятник. В действительности, концлагерь находился полукилометре слева от еловой аллеи, если идти от часовни в сторону поклонного креста.

Со строительством памятника, конечно, все значительно слоМонументжнее. Здесь одними указателями не обойтись. Для этого требуются  не только деньги, но и проектировочные документы. К останкам погибших в советские времена не всегда относились с почтением – срывали бульдозерами. Так что это место действительно гиблое. И все же в силах людей привести его в порядок. Но где эти люди?


* В разных источниках концлагерь именуется то «Дулаг-100», то «Дулаг-110». Есть основание считать, что правильное название – «Дулаг-100», а «Дулаг-110» находился на той же железнодорожной ветке под Старой Руссой. В концлагере одновременно размещалось от 25 до 30 тысяч человек.

 «В 1941 году, несмотря на сильные морозы, красноармейцы были вынуждены находиться на улице круглые сутки. Они собирались группами человек по 20, ложились на снег, прижимаясь, друг к другу и так спали ночью. Много пленных не имели шинелей и сапог, сидели на морозе, замотав ноги тряпками». Павел Михайлович Михайлов, свидетель. По материалам Порховского краеведческого музея


«Работал я в качестве водопроводчика в лагере военнопленных. Были случаи, когда красноармейцев, находившихся у окна, где получали пищу, пристреливали из пистолета за попытку получить второй кусочек хлеба. Таких случаев расстрела я наблюдал более десяти». Осипов Дмитрий Васильевич, свидетель. По материалам Порховского краеведческого музея

 Фото автора
Алексей СЕМЁНОВ (Городская среда. №28 20-26.07.2011г.)



История Чеховича

Валентин Краснопевцев
Взрыв во время киносеанса

В глазах порховичей Костя Чехович — фашистский прихвостень. А как же иначе, если он вот уже целый год изо дня в день с какою-то даже не очень русской пунктуальностью является минут за двадцать до срока на свою работу в самое большое в Порхове здание по-над рекой Шелонью. А в здании том размещается немецкая служба безопасности — СД, и действует кинотеатр для оккупантов. Чехович там шишка немалая, не то что простой монтер на городской электростанции, с чего начиналась в конце августа 1941 года «карьера» бывшего военнопленного. Он — администратор кинотеатра, руководитель театрально-зрелищных постановок при отделе пропаганды Порховского СД! К слову сказать, пунктуальность администратора пришлась немцам по душе: вот бы все русские так относились к работе!
Конечно, найдутся среди жителей Порхова и такие, кто оправдывает Чеховича: дескать, а что же еще оставалось делать неудачнику, угодившему в самом начале войны в неприятельский плен? До своих не добраться — фронт вон куда откатился! А пить-есть самому надо и еще семью кормить. Жена у него из местных, порховичка. Женился Чехович на Дусе Васильевой сразу после плена, снимая у нее на первых порах комнатенку. А теперь уже сын Олежка подрастает. Чехович, работая на оккупантов, деньги получает и продпаек домой приносит. Все равно не густо. Подрабатывает — принимает часы в починку за плату, кто что сможет, обычно натуральным продуктом. Руки у него умелые, бог не обидел.
Кое-кто, правду сказать, не может простить Чеховичу того, что оккупанты за верную службу отдали ему во владение домишко в Порхове. Нет-нет да и дрова привезут на дом, другие-то русские такой чести не удостаиваются. А прежние жильцы того домишки немцами были расстреляны. Но ведь не Чехович же их расстреливал!
Но оправдывают Костю все-такие очень немногие из порховичей. Большинство осуждает. И то сказать: чуть не у каждого отец или брат, или муж, или племянник в Красной Армии, на фронтах жизнью ежечасно рискуют. Другие — в партизанском лесу. А этот двадцатипятилетний здоровяк мало того, что на печке отсиживается, так еще и врагам прислуживает. Опять же, был бы хоть обыкновенным работягой, не так обидно, а то, вишь ты, развлекать проклятых фашистов поставлен!
Осуждать — осуждают, а много ли о нем знают-то по-настоящему? Что он, каждому встречному-поперечному все свои обстоятельства должен выкладывать?
Хватило бы, пожалуй, даже одной недлинной и не отретушированной его биографии, чтобы немцы к ответу притянули. К примеру, за то, что отец Чеховича — Александр Антонович — старый большевик, с 1917 года партийный стаж отсчитывает, в родной Одессе солидный пост занимал, покуда не эвакуировался в глубокий советский тыл вместе со своим заводом.
А сам Костя, несмотря на молодость, успел и Одесский индустриальный институт закончить, и курсы саперные в городе Полоцке. И повоевать успел, ранение получил — уже 27 июня сорок первого угораздило... Недолго, верно, повоевал, но тут уж не его вина. В армии Чехович с 1939 года, а войну встретил на литовской границе в должности командира саперной роты.
Часть, в которой Чехович служил, отступая на восток, несколько раз попадала в окружение и выходила из него с большими потерями. А в районе Шимска Косте окончательно не повезло: контузия — и плен. Не забудутся десять суток пешего марша под конвоем в Порховский лагерь военнопленных... Согласился работать на немцев, взяли электриком на местную электростанцию. Это потом уже, когда к нему присмотрелись, заметили, что в технике разбирается, поставили киномехаником...
И все это время — как по краю пропасти ходил. Спасибо Дусе, без нее трудненько пришлось бы: прописала, поженились, доверия со стороны немцев сразу прибавилось.
Эх, знали бы все те, кто по-недоброму косится на администратора немецкого кинотеатра, хотя бы только то, сколько раз приходила к Чеховичу на связь партизанская разведчица Клава! Последнее время, правда, не приходит, Костя запретил — слишком велик риск. Хватит, натерпелись оба страху, когда взяли ее в жандармерию за то, что появилась в городе без документов. Хорошо еще, что успели сговориться и выдали связницу за родную сестру жены Чеховича из деревни Радилово. Немец-следователь ограничился тогда звонкой оплеухой да руганью, а могло бы кончиться печально.
После того уже сам Чехович наведывался в деревню Радилово для тайных встреч с Алексеем Сарычевым из Седьмой ленинградской партизанской бригады. Там же, в отдаленном от Порхова Радилове, и состоялось еще в сентябре 1943-го ночное знакомство Чеховича с Сарычевым и заместителем начальника особого отдела бригады Михаилом Малаховым.
А про клюквенный контейнер не желаете ли узнать? В Радилове Костя Чехович не посторонний. Там у него теща Анна Максимовна проживает вместе со второй своей дочерью — Женей и сынишкой Колей. Так что посещения этой деревни подозрений у немцев не вызывают. Впрочем, береженого и бог бережет: отправляясь туда в первый раз, администратор доложился по начальству и испросил разрешение...
Туда, в Радилово, как на перевалочную базу, и доставляли партиями тол в кусках по 400 граммов. Всего смогли оторвать от собственного «пайка» партизаны около 40 килограммов взрывчатки, до сорока метров бикфордова шнура и десятка два капсюлей-детонаторов.
Из Радилова в Порхов тол перевозили на подводе, в корзинах, пересыпанным собранной на болоте клюквой. Возчик — подросток Вася Тимофеев, с которым Чехович, наведываясь в деревню, не однажды удил рыбу в местном озере, и понятия не имел, что именно лежало на дне корзин. Знали, кроме самого Чеховича, только жена Дуся да ее сестра Женя, сопровождавшие до города смертоносный груз. Однажды в пути, в деревне Дубровно, немцы учинили проверку содержимого корзин. Взяли по пригоршне клюквы с самого верху, попробовали — не понравилась, плеваться стали...
А куда было девать опасный груз в самом Порхове? Чехович очень простой нашел выход: продолбил ямку в углу собственного двора и устроил тайник, присыпав его навозом.
Взрывчатка понадобилась для намечаемого подрыва железнодорожного моста через Шелонь. Затея не казалась чересчур сложной до той поры, пока охранную службу несли власовцы. Эти не очень-то утруждали себя выполнением обязанностей. Но неожиданно место власовцев заняли немецкие солдаты, и задуманное, было, предприятие сорвалось. Тогда-то Чехович и предложил партизанскому командованию новый объект взрыва — кинотеатр, которым сам же заведовал. Причем устроить взрыв надлежало во время киносеанса, при заполненном оккупантами зале.
Командование план одобрило, но сразу же выявилась новая трудность. Для мощного взрыва явно не хватало запасенной взрывчатки. Недостачу пришлось срочно восполнять самому Чеховичу. В окрестностях Порхова после боев первого года войны еще можно было отыскать брошенные где попало дополнительные заряды к минометам и орудиям. Саперу ли Чеховичу не понимать в них толк! Запас удалось довести примерно до шестидесяти килограммов тола... И вот наступил этот день— 13 ноября 1943 года —день взрыва.
Суббота. В такой день обычно кино приходят смотреть особенно много солдат и офицеров тыловых частей и служб. Нижним чинам полагалось размещаться в зрительном зале, вход в который был ,со стороны Шелони; места на балконе, который простирался едва ли не до середины партера, резервировались за господами офицерами, и они попадали туда через вход в здание с противоположной стороны.
Неплохо, что немцы доверяли примелькавшемуся за год администратору. Иначе затруднительно было бы незаметно проносить каждодневно по две толовые шашки — ведь и вход в кинобудку позади балкона был возможен только через усиленно охраняемый подъезд СД.
Хорошо и то, что Чехович, поразмыслив, отказался от огневого способа взрыва, с использованием запасенного бикфордова шнура. Шнур должен был быть, естественно, длинным, и запах при его горении, распространяясь на все помещение, мог привлечь внимание и тем погубить задуманное. Чехович остановился на электрическом способе. Для этого годилась внутренняя электропроводка. А замыкателем послужат обыкновенные часы-ходики, принесенные из дому. Собственно, их принесли мастеру-умельцу в починку. Чехович отремонтировал их добросовестно, пусть же теперь сослужат последнюю свою службу.
Тол был надежно спрятан под дощатым настилом на балконе. Пришлось поломать голову над тем, как лучше расположить заряд, чтобы эффект от взрыва оказался наибольшим.
В бдительности немцам, однако, не откажешь. С некоторых пор после каждого киносеанса дежурный по штабу СД офицер проверял, нет ли чего подозрительного на сцене, в зале и на балконе. Правда, поднимать крышку люка на настиле он считал ниже своего достоинства, предоставляя это право самому администратору. Чехович поднимал крышку, а офицер ограничивался тем, что высвечивал люк карманным фонариком, обращая особенное внимание на сохранность заплетавшей углы паутины с набросанными поверх сигаретными окурками, которые офицеры-кинозрители повадились просовывать в щели рассохшегося настила. Туда же, под настил взяли обыкновение отправлять и использованные билеты...
...Проводка еще раз проверена. Замыкатель электрической цепи должен сработать при заданном положении стрелок. Чехович рассчитал так, чтобы взрыв произошел не в самом начале демонстрации фильма, а ближе к ее завершению. Тогда — он знал это по опыту — в зале дополнительно появляются маскирующиеся самовольщики: находятся среди немецких солдат и фельдфебелей и такие, что отпрашиваются якобы в кино, а сами норовят улизнуть на сторону. К концу сеанса проберутся в зрительный зал, а выйдут вместе со всеми как ни в чем не бывало. Пускай же и такое пополнение получит свое!
Все ли предусмотрено? Как будто бы ничто не забыто. Дуся у матери в Радилове. Входную дверь в своем доме он на всякий случай заминировал. Чем черт не шутит, вдруг подорвутся, когда явятся делать обыск! В бригаде о времени взрыва знают, завтра же пошлют кого-нибудь в Порхов на разведку — узнать, чисто ли сработано.
Остается взглянуть на часы и в последний раз бросить взгляд вниз, в зрительный зал. Ого, появляются зрители, покамест самые нетерпеливые. Пора уходить.
Уже выйдя из проходной будки, Чехович обратил внимание на остановившуюся у подъезда машину. Из нее вылезал некто в генеральской, как ему показалось, шинели. Еще один приятный сюрприз?..
Тик-так, тик-так, тик-так...
С нетерпением ожидают взрыва в партизанской бригаде, в особом отделе. Нервничает и всматривается в сторону Порхова бригадный комиссар Александр Федорович Майоров, хотя и знает прекрасно, что на таком расстоянии ничего увидеть невозможно.
Тик-так, тик-так, тик-так...
Ждут Костю Чеховича в деревне Радилово предупрежденные им жена с сынишкой и ее сестра Женя — их он должен будет забрать с собою в партизанский лес.
Тик-так, тик-так, тик-так...
А Чехович, администратор немецкого кинотеатра, вовсю накручивает педали заблаговременно приготовленного велосипеда. И все меньше остается времени до того момента, когда Константин Александрович Чехович перестанет быть разведчиком и диверсантом во вражеском стане и превратится в начальника штаба отряда номер два Седьмой ленинградской партизанской бригады.
...Как рассказывали потом очевидцы, взрыв произошел в восемь часов вечера. Практически была уничтожена вся правая часть здания, в которой размещался кинотеатр. Взрывом разрушило три наружные стены. Третий этаж рухнул на зрительный зал, похоронив или перекалечив всех, кто в нем находился. Повреждения получила и левая часть здания, в которой помещалось СД. Но в глубоком сводчатом подвале — тюрьме при СД — жертв среди русских заключенных не было.
Сразу после взрыва возле здания было замечено большое скопление немцев и автомашин с зажженными фарами. Раскопки на месте взрыва продолжались всю ночь и 14 ноября. Было извлечено более трехсот трупов.
Киномеханик Сергей Шелковников и с ним все вообще русские, служившие при кинотеатре, были немедленно арестованы и подвергнуты допросу. Немцы интересовались, в частности, Чеховичем. Позднее все арестованные были отправлены в концлагеря.
Было арестовано мужское население Порхова и вывезено за пределы города.
Вторая облава была устроена немцами днем позже. На базарную площадь были согнаны все женщины. Там на столбе были повешены часы-ходики, каким-то чудом уцелевшие при взрыве и извлеченные из-под развалин кинотеатра. Жительницам, которых поочередно проводили мимо столба, предлагалось опознать часы. По слухам, они были опознаны...
Дверь дома, в котором жил Чехович, была на замке, а от нее к заряду был подведен шнур. Утром 15 ноября к дому подкатила легковая автомашина. Из нее вышли офицер и трое солдат. Потом офицер уехал, а солдаты остались караулить. Лишь позднее был произведен обыск. Немцы остереглись взламывать входную дверь и проникли в дом через окно.

Из приказа № 48 по комендатуре
...4) Розыски в связи с покушением в Порховском кинотеатре.
В качестве соучастника является крайне подозрительным неизвестный, с нижеследующими приметами:
Мужчина около 30-ти лет, роста 1,80 м, стройный, белокурый. Одежда: русские офицерские сапоги, синие офицерские брюки, темно-синяя русская офицерская гимнастерка, светло-серый мех. жилет с воротником из овчины, темно-зеленая русская офицерская фуражка.
Подразделениям надлежит принять меры к розыскам соучастника. Полезные данные направлять в тайную полевую полицию в, Порхов...
12.12.43г.
Кого именно разыскивали немцы по подозрению в соучастии во взрыве кинотеатра, осталось неизвестно. А может, с их стороны это была просто своеобразная дымовая завеса? Ведь вся история со взрывом под самым носом у СД выглядела для них немалым позором!
Но этим приказом по комендатуре оккупанты не ограничились. Они отправили по деревням Порховского района полтора десятка своих лазутчиков, которым вменялся, помимо других заданий, и розыск следов Константина Чеховича. Одну такую лазутчицу удалось задержать и разоблачить партизанам Седьмой ленинградской бригады, о чем был составлен специальный рапорт в вышестоящую инстанцию.
А что же сам Чехович? Он продолжил боевую работу в бригаде вплоть до ее расформирования в марте 1944 года. Согласно отчету, за период с 28 августа 1943 года по март 1944 года 2-й отряд бригады, в который К.А. Чехович получил назначение на должность начальника штаба, спустил под откос 29 вражеских эшелонов, подорвал 2500 рельсов, вывел из строя 40 километров связи противника, уничтожил около 500 оккупантов.
После войны К.А.Чехович проживал вначале в Ленинграде, затем переехал в родную Одессу, где работал по специальности. Неоднократно посещал Порхов.






ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
Cайт визуально адаптирован под браузер
Mozilla Firefox Скачать/Download
В остальных браузерах сайт может отображаться некорректно!
(IE, Opera, Google Chrome и др.)
Рекомендуется установить программу Adblock. Скачать/Download
Основные источники
ОБД Мемориал Подвиг Народа
Друзья сайта
Песни сайта
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа